Ещё
Аладдин
Приключение, Комедия, Семейный
Купить билет
Покемон. Детектив Пикачу
Мультфильм, Приключение, Фэнтези
Купить билет
Джон Уик 3
Боевик, Триллер
Купить билет
Мстители: Финал
Боевик, Приключение, Фантастика
Купить билет
Дом, который построил Джек
Триллер, Ужасы, Драма
Купить билет
Отпетые мошенницы
Комедия
Купить билет
Зелёная книга
Биография, Комедия
Купить билет
Большое путешествие
Мультфильм, Приключение, Комедия
Купить билет
Гори, гори ясно
Фантастика, Ужасы, Драма
Купить билет
В метре друг от друга
Мелодрама
Купить билет
Миллиард
Боевик, Приключение, Комедия
Купить билет
Игрища престолов
Комедия
Купить билет
Ядовитая роза
Детектив, Триллер
Купить билет
Маугли дикой планеты
Мультфильм, Приключение, Комедия
Купить билет
Миа и белый лев
Приключение, Семейный
Купить билет
Пылающий
Детектив, Драма
Купить билет
Братство
Триллер, Военный
Купить билет
Щенячий патруль и Нелла, отважная принцесса
Мультфильм, Приключение
Купить билет
Отель Мумбаи: Противостояние
Исторический, Триллер, Драма
Купить билет
Красивый, плохой, злой
Биография, Драма, Криминальный
Купить билет

«Мне в радость смотреть, как расцветает Пенелопа» 

Фото: Lenta.ru
В российском прокате идут «Лабиринты прошлого» — новый фильм двукратного оскаровского лауреата Асгара Фархади, хитроумный триллер о том, как исчезновение ребенка во время свадьбы в испанской глубинке обнажает скелеты в шкафу большой местной семьи. Сыгравший в «Лабиринтах» главную роль Хавьер Бардем рассказал «Ленте.ру» о том, как иранский режиссер заманил его в этот проект, и поделился впечатлениями от очередного опыта совместной работы со своей супругой в реальной жизни Пенелопой Крус — в картине Фархади пара изображает бывших любовников, которые встречаются на злосчастном торжестве впервые за десятилетие и которым есть, что скрывать от окружающих.

«Лента.ру»: Как вы оказались в этом проекте?

Хавьер Бардем: Если я все правильно помню, то это было в Лос-Анджелесе в 2013-м или 2014 году. Режиссер «Лабиринтов» Асгар Фархади приехал в Америку к прокату своего фильма, я тоже был в городе по работе, и мы встретились. Я на эту встречу явился, прямо скажем, на нервах: мне очень не терпелось познакомиться с Асгаром и как с режиссером, и особенно как с человеком. Как и его фильмы до этого, он меня заворожил, конечно. Общались на английском — ну, как могли. И само собой, затронули тему совместной работы. Через несколько месяцев Фархади прислал мне заявку будущего сценария, и с тех пор мы были на связи.

Какими были ваши впечатления от этой заявки?

Асгар работает с идеями, концепциями, историями. У него было написано двадцать-тридцать страниц, к которым он приложил очень подробный синопсис. Почти готовый сценарий — только без диалогов. Мне очень понравились сюжет, атмосфера и особенно отношения между персонажами. Как и предыдущие фильмы Фархади, «Лабиринты прошлого» строятся вокруг отношений между людьми, вокруг особенностей коммуникации между ними. Еще это фильм о прошлом, о том, как оно всплывает на поверхность и может повлиять на наши жизни в настоящем. И да, он невероятно точно изображает испанский образ жизни, мышления, общения. Учитывая, что Фархади — иранец, я был потрясен.

Как вы с Фархади разрабатывали характер вашего персонажа?

Когда он закончил писать сценарий, мы начали обсуждать персонажа и репетировать. И я очень ждал возможности снова оказаться с Асгаром в одной комнате и выслушать его. Ведь его гений проявляется именно в том, как он управляет актерами и выстраивает свой фильм. Для артиста работать с ним — просто восторг: он любит актерскую игру, понимает ее, знает, из чего она складывается. Фархади уважает своих артистов и всегда к ним прислушивается. А во время репетиций я и вовсе обнаружил, что у него дар придавать актерской игре красок и многогранности. Еще «Лабиринты» были для меня возможностью поработать с людьми, которыми я восхищаюсь или с которыми я уже работал раньше: с Эдуардом Фернандесом, Пенелопой Крус, конечно же, и Рикардо Дарином. С ним мы прежде не встречались на площадке — но я был убежден уже давно, что он один из лучших актеров на планете. Собраться всем вместе за одним столом, выслушать то, как Асгар обрисует наших персонажей, как попросит сосредоточиться на очень точных деталях, которыми он передал сущность героев, — это был фантастический опыт. Мы провели две или три недели, репетируя. Уверен, что Фархади предпочел бы посвятить этому еще больше времени, но, к сожалению, у многих актеров были обязательства по другим проектам.

Расскажите о вашем герое, Пако.

Пако живет в деревне, хотя периодически и бывает в городе. Он тяжело работал, чтобы добиться своего нынешнего положения. Родился в том же доме, где живет семья главной героини, которую играет Пенелопа, — но у прислуги. Постепенно начал обзаводиться собственной землей, ухаживать за ней, завел виноградники. В завязке фильма он, в принципе, чувствует себя реализовавшимся и в личной, и в профессиональной жизни. Но затем случается нечто непредвиденное, и Пако оказывается под сильным грузом: психологическим, эмоциональным, физиологическим — и этическим, в довершение всего. Его жизнь поэтому неизбежно меняется. Его прошлое всплывает и вступает в конфликт с настоящим. Это персонаж, который складывается из нюансов — и в том, как он прописан, и надеюсь, в том, как сыгран.

Вы узнали себя в нем?

Мне просто очень понравился этот персонаж. Как однажды сказала великая актриса Виктория Абриль, мы, артисты, должны защищать своих героев, а не судить их, иначе мы будем не в состоянии делать свою работу. Но в то же время, иногда встречаются и персонажи, которые вызывают у тебя дискомфорт. Но это не тот случай, конечно. Мне Пако чем-то напомнил Рамона Сампедро в «Море внутри» и Рейнальдо Аренаса в «Пока не наступит ночь», героев, память о которых мне особенно дорога. В Пако есть тот же свет, даже сияние, простота, в которой содержится определенная мудрость. Он очень приземленный человек, очень здравомыслящий.

Как вы взаимодействовали с другими актерами? С Пенелопой Крус, с Рикардо Дарином, например.

Мы с Пенелопой только что закончили работать над «Эскобаром», где у нас обоих очень сильные персонажи, состоящие в токсичных отношениях. У нас было много совместных сцен, и это был очень интенсивный, сложный опыт. В этот раз получилось попроще. Пенелопа как актриса прогрессирует с каждой ролью — и мне только в радость следить за ее работой, за тем, как она расцветает. Нам легко сниматься вместе, ведь мы хорошо друг друга знаем — это только подспорье на площадке. На «Лабиринтах» наконец удалось поработать с Рикардо Дарином. У нас не так много общих сцен, но все они преисполнены напряжения. А еще на меня произвел большое впечатление Рамон Бареа. Просто невероятный человек и актер. У него такой обширный профессиональный опыт, но он все время жаждет пробовать что-то новое. По-моему, это здорово, подает тебе отличный пример.

Какая сцена в фильме у вас самая любимая? А какая — самая сложная?

Я думаю, «Лабиринты прошлого» в принципе сложный по своему устройству фильм. Но в той или иной степени это можно сказать про любое кино! В «Лабиринтах» сама история предполагает очень сильное напряжение эмоций. Так что ни одной легкой, простой сцены не было. Кстати, Фархади работает так: предлагает свое видение каждой сцены, смотрит, как мы его воплощаем, а затем легко меняет какие-то детали, если хочет попробовать другое прочтение или акцентировать что-то еще. То есть он вообще не диктатор и ни разу за все съемки не произнес: «Должно быть так и никак иначе». Напротив, Асгар любит жизнь — и поэтому добивается жизненности в каждом эпизоде. Оглядываясь назад, я бы сказал, что самыми сложными были групповые сцены — те, в которых одновременно участвует много актеров, а ведь у каждого из нас свой подход. Например, одну и ту же эмоцию — допустим, страх — все играют по-разному. Задача режиссера — добиться при этом гармонии, но все-таки и от актеров требуется максимальная концентрация. А это не так уж легко, когда кроме самого себя, тебе нужно обращать внимание еще на десять человек одновременно.
«Лабиринты прошлого» идут в российском прокате. Купить билеты на «Афише»
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео