Войти в почту

Братья Торсуевы рассказали о своих ролях Электроника и Сыроежкина

— один из самых популярных в СССР фильмов для детей. Главными героями ленты были мальчик Сергей Сыроежкин и его копия — биоробот Электроник. Их сыграли братья-близнецы Владимир и Юрий Торсуевы.

Братья Торсуевы рассказали о ролях Электроника и Сыроежкина
© Кадр из фильма "Приключения Электроника"

В беседе с RT они рассказали, как стали артистами, как прошло их московское детство и где находится такая же школа, как в легендарном кино.

— Как вы стали Электроником и Сыроежкиным?

Юрий: У нас в семье никто никогда не имел никакого отношения к театру или к кино. В 1978 году близнецов для фильма искали по всему Советскому Союзу: сначала в Одессе, потому что съёмки были на местной киностудии, потом в Ленинграде и Москве.

RT на русском

Владимир: 45 лет назад из киностудии позвонили в школу, где мы учились, спросили, есть ли мальчики-близнецы, и пригласили нас на пробы. Слова тогда не было. Мы были 386-й парой, которую пригласили на просмотр. С нами в тот день, и это стало для меня тогда шоком, было ещё восемь пар близнецов.

Юрий: На собеседовании мы сыграли какую-то сценку из постановки нашего школьного театра, спели песню под гитару. Потом были фото- и кинопробы, где уже снимался небольшой фрагмент из фильма. Мы, насколько я помню, относились к происходящему достаточно спокойно. Утвердят — будет здорово, нет — ничего страшного. Никакой там трагедии не происходило. Нам было по 12 лет.

— Кто из вас кем был в фильме «Приключения Электроника»?

Владимир: Я играл Электроника, а Юрий — Сыроежкина. Мы не менялись ролями. Ещё до проб предложили прочесть сценарий и решить, кто кого будет играть.

Сначала мы выбрали роли наоборот. Но режиссёр предложил нам поменяться ролями, и это, как оказалось, было правильным решением.

— Сколько вы получили за съёмки?

Юрий: У нас была ставка 120 рублей в месяц минус налоги. На руки выходило 107 рублей — не очень большие, но ощутимые деньги, считай, зарплата инженера. Съёмки шли восемь месяцев. В итоге вышла неплохая сумма на двоих, но на этом наши доходы с ленты и закончились. В дальнейшем с прокатов мы уже ничего никогда не получали, потому что фильм снимался по заказу Гостелерадио, то есть это была собственность государства.

— Где снимался фильм?

Владимир: В Литве и на Украине. Все натурные съёмки были в Одессе, Вильнюсе и Тракае. Остальное снимали в павильонах Одесской киностудии.

— Ваша школа была похожа на ту, которую показывали в фильме «Приключения Электроника»?

Владимир: Нет, конечно. У нас была самая обыкновенная московская средняя школа №23 с полиграфическим уклоном. Была, кстати, ещё и 23-я спецшкола с углублённым изучением языков, недалеко от нас, на «Парке культуры».

Школа была по советским меркам маленькая — 600 учеников. Классы были только «А» и «Б», а в старшей школе и вовсе оставалось по одному девятому и десятому классу. Воспоминания о школе у меня самые лучшие. У нас был великолепный педагогический состав, хорошо учили, поэтому все выпускники поступали в институты.

Юрий: Наша школа была самой обыкновенной, каких в стране было много. Все те замечательные залы и классы в фильме — это был павильон Одесской киностудии. Мы бы тоже хотели учиться в такой школе. Впрочем, мечта многих детей того времени сбылась сейчас: директор гимназии в Чебоксарах построила школу прямо как в «Приключениях Электроника»! Мы с братом там побывали, очень похоже получилось: и по настроению, и по интерьерам.

«Нас никуда не звали»

— Ваш отец был секретарём ЦК ВЛКСМ. Можно назвать вас с братом золотой молодёжью?

Юрий: На момент съёмок отец уже не работал в ЦК ВЛКСМ. С 1972 года он занимался книгоиздательством. Из всех привилегий, что я могу вспомнить, у папы была только персональная машина и дача.

RT на русском

Вообще, понятия в наше время как такового не было. В Хамовниках были дома и ЦК ВЛКСМ, и Совета министров, и различных профсоюзов. Сверстники в школе все были непростые, но никто этим не кичился.

Владимир: Наш отец всегда говорил: «Мне нужна чистая рубашка и чистая совесть», и мы с детства старались этим словам соответствовать, быть, а не казаться. Мы с братом были обыкновенными советскими школьниками. В институты по блату не поступали. И в кино снялись не по блату, а волей случая.

Папа много работал, постоянно был в командировках. Мне тогда казалось, что для отца семья не была на первом месте. Может, и была в душе, но отец всегда говорил о других людях и хотел счастья для всего человечества. А я по-мальчишески хотел, чтобы он дал это счастье мне, и даже ревновал отца к человечеству. Хотя воспитанием и развитием нашим, конечно, занимались плотно. В три года посадили на велосипед, в четыре поставили на коньки, в шесть отдали в музыкальную школу.

Что касается тех персонажей, которых сейчас называют золотой молодёжью, то они всегда у меня вызывали неприязнь. Если у тебя папа-дипломат, который тратит на тебя деньги, а ты уже в молодости позволяешь себе их пропивать, проедать, покупать дорогие вещи, то ты от этого не становишься золотым. Опыт показывает, что такие люди плохо умели распорядиться своей жизнью и возможностями.

— Как ваш отец относился к развалу СССР?

Владимир: Не просто плохо, а очень плохо. В 1991 году, ещё до всех этих событий, он уехал в командировку в Германию. Там у него случился инфаркт, он несколько недель был в реанимации, потом в коме. Получилось, что уехал из одной страны, а вернулся в другую, и с подорванным здоровьем. На тот момент папа был генеральным директором НПО «Книжная палата». Когда хотели развалить Минкультуры и ликвидировать библиотеки, папа добился встречи с ещё не ушедшим в отставку Горбачёвым и договорился, что библиотеки будут сохранены.

Папа так и не принял того, что произошло. А у мамы до сих пор хранится паспорт гражданина СССР.

Юрий: Отец реагировал на развал Советского Союза как на предательство, это стало большим ударом. Для него коммунизм не был утопией, он принимал активное участие в его строительстве, и если бы все были такими, как он, то мы бы, наверное, уже давно при коммунизме жили. В то же время папа — учёный, кандидат философских наук — знал не только моральный кодекс строителя коммунизма, но также изучал различные религиозные течения, читал Библию, Коран, Талмуд.

Но папа был мудрым и коммуникабельным человеком, хорошим организатором и всё же смог перестроиться на новые рельсы. Он нашёл зарубежных партнёров, они создали совместное предприятие, и оно продолжило функционировать.

— Какие книги стали для вас определяющими в жизни?

Юрий: Книги в доме были всегда. У папы была возможность покупать даже дефицитные издания. Мы читали много и запоем: , Фенимора Купера, Джека Лондона. У нас была шикарная библиотека фантастики, её я любил особенно. Причём сегодня многое из той фантастики стало реальностью. Взять те же «Приключения Электроника»: переговорное устройство, которое было у персонажа, сейчас обычная вещь. Кто бы мог подумать!

RT на русском

— Как сложилась ваша жизнь после звёздной роли?

Юрий: Сказать, что мы стали актёрами, — это, наверное, слишком громко. Да, фильм «Приключения Электроника» получился удачным, он всем очень понравился. Мы думали, что на нас сейчас посыплются предложения от режиссёров. Но прошёл год, два, три — никто нас никуда не звал. Тогда пришло понимание, что актёр — это профессия, где никто никаких гарантий дать не может. Можно получить актёрское образование, но на всю жизнь остаться статистом в провинциальном театре. И отсутствие предложений подтвердило наши сомнения. Мы обсуждали эту ситуацию с мамой и папой и решили получить профессию, которая будет нас кормить вне зависимости от внешних факторов.

Владимир: Диплома об актёрском образовании у меня нет. После окончания школы мы сначала поступили в полиграфический институт, поучились немного и поняли, что нам это не интересно. Пошли в армию — отдали долг Родине, хотя в душе убеждён, что с Родиной расплатиться невозможно. После армии мы с братом поступили в на разные факультеты. Уже в те времена я понимал, что блага и возможности, которые были у папы, потому что он был у власти, и моё поступление в МГУ, и членство в — это всё здоровый, правильный карьеризм.

«Багров — не Робин Гуд»

— Что для вас фильмы и ?

Юрий: Это кино стало культовым в России благодаря работе режиссёра и актёров, благодаря классной музыке. Но даже сам Балабанов был тогда удивлён, что его герой вдруг стал народным героем. Если разобраться, то он достаточно тёмная личность. Симпатичный парень, весьма импозантный, но он спит с чужими жёнами, убивает почём зря. Просто тогда таких, как Данила, были тысячи. Тех, кто пришёл с войны и не мог приложить свои знания и умения в новой действительности. Багров совсем не Робин Гуд, он наёмный убийца.

А персонаж, которого Сухоруков сыграл, вообще мерзкая падаль. Притом что там очень классная актёрская работа. В этом, наверное, мастерство актёра и заключается, чтобы зритель тебе поверил, правда же?

Владимир: Это великолепная режиссёрская работа, шикарная актёрская работа, но главный герой — мразь, подонок и мокрушник. Там нет никакой философии и правды, он всё делает только ради денег.

RT на русском

— Вы сами снялись в фильме «Брат 3». Что вы можете рассказать об этой работе?

Юрий: Хорошо, что кино к нам возвращается и мы возвращаемся к кино. У нас с братом уже более 30 разных ролей в фильмах: от генерала до учителя, от человека из криминального мира до бравого милиционера. «Брат 3» не имеет никакого отношения к балабановским работам. Думаю, что его ждёт много скандалов, обсуждений и кинопремий.

Владимир: Но скандалы и хайп — это тоже промоушен. в одном интервью сказал: если актёр говорит, что устал от журналистов, внимания, улыбок, автографов, он лукавит. А если не лукавит, то надо менять профессию. Меня иногда спрашивают: «Извините, а можно с вами сфотографироваться?» Я всегда отвечаю: «Не можно, а нужно. И за что вы извиняетесь?»

Кто бы что ни говорил, аплодисменты — это гигантская энергия, которую получаешь от зрителя, никакими деньгами измерить невозможно. По большому счёту, если ты творческий человек, то чего ради творчество? Для того чтобы отдавать то, что дал тебе Господь Бог. Чтобы делиться с людьми этим даром.