Ещё

Русские фильмы посоревнуются за награды «азиатского „Оскара“ 

Русские фильмы посоревнуются за награды «азиатского „Оскара“
Фото: Российская Газета
26 ноября в Брисбене объявят победителей «азиатского „Оскара“ — премии Asia Pacific Screen Awards (APSA).
Вручение этой награды состоится в 9-й раз. В этом году в конкурс попали 39 фильмов из 22 стран мира. Впервые российское кино представлено так широко — сразу в пяти номинациях (а их 50 в 10 категориях). Это фильм „Чайки“ (он — сразу в двух номинациях „Лучшая женская роль“ (Евгения Манджиева) и „Специальный приз ЮНЕСКО“); мультфильм Алексея Цицилина ("Лучший анимационный фильм"). А также — картины «Находка» ( номинируется на «Лучшую мужскую роль»), и «Под электрическими облаками» Алексея Германа-младшего ("Лучшая режиссура").
Накануне объявления лауреатов, арт-директор «азиатского „Оскара“ Максин Уильямсон рассказала „РГ“ об Академии, награде, и о российских картинах, претендующих на награду в этом году.
Максин, как долго существует ваша Академия и в чем основная цель ее работы?
Максин Уильямсон: Мы создали академию для стран Азиатско-Тихоокеанского региона — APSA, потому что не существовало ничего подобного. Для нас было важно, чтобы у профессионалов киноиндустрии региона было свое сообщество, внутри которого они могли бы сотрудничать; чтобы у них была мультикультурная платформа для обсуждения историй и идей для совместной работы. Сегодня в Академии 820 участников — все они в свое время были номинантами. Жюри — международное. И наша главная цель — создание условий для диалога в межкультурной среде, так как мы считаем, что это и есть главная битва XXI века — за уважение к культуре, за возможность обсуждать эти вопросы на высочайшем уровне. Еще одна цель Академии — дать ее участникам возможность получить деньги на развитие сценариев. Мы хотим, чтобы голоса представителей региона были услышаны, ведь в тихоокеанских и азиатских странах есть профессиональные отрасли и отдельные авторы, которые игнорируются, и важно, чтобы они получили возможность выразить свои истории и стать частью свободного кинематографа. У нас есть еще и сценарная лаборатория — Screen Lab: мы ищем начинающие таланты, с которыми могла бы сотрудничать Академия. В частности, обучать их написанию сценариев, актерскому мастерству и продюсированию.
У нас также есть награда APSA Academy NETPAC Development Prize. Это — финансовая премия для режиссеров-дебютантов, чтобы они могли начать работу над следующими проектами. Что касается меня лично, мне просто нравится поддерживать кинематографистов, будь-то финансово, или любым другим доступным мне способом.
Почему инициатива такой премии зародилась именно в Австралии, ведь в этом регионе есть и Япония, и Южная Корея, и Китай, и другие страны?
Максин Уильямсон: Потому что Австралия — крупнейший материк в регионе. Кроме того, у нас своя сильная традиция в киноязыке, и прекрасные кинематографисты, имена которых известны во всем мире. Мы, австралийцы, обладаем большим кинематографическим наследием. Если подумать о том, что отрасль существовала в регионе на протяжении десятилетий, то поразительно, что до 2007 года ничего подобного не было создано.
Полагаю, Австралия — хорошее место для такой международной культурной платформы. Мы в этом смысле похожи на Швейцарию — у нас было не так много войн и конфликтов, нам не с кем особо соревноваться. У нас много пространства, земли. Мы можем дипломатично относиться к культурным различиям. Это дает нам определенную дистанцию, и, думаю, она необходима.
В номинациях участвуют разные страны — Пакистан, Турция, Иран, Китай, Иордания, Ливан, Израиль, Египет и другие. Они представляют собой разные культурные общества, и демонстрируют различный уровень производства — есть небольшие компании-производители и, в то же время, крупные студии Болливуда, китайские мэйджоры и так далее. Как вы убеждаете продюсеров презентовать фильм именно у вас?
Максин Уильямсон: Мы девять лет выстраивали отношения со многими странами. Мы посвятили первый год работы исследованию и поиску. У нас есть команда людей, которые 12 месяцев в году работают над тем, чтобы оставаться в курсе происходящего в 70 странах и районах, входящих в нашу сферу компетенции в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Но мы также очень рассчитываем на отношения, которые у нас выстроены с организациями внутри региона. Это — кинематографические и продюсерские ассоциации, институты, киностудии. Мы, когда ищем контент, стараемся охватить все, потому что не хотим упустить то прекрасное, о котором еще никто не знает. Сейчас мы находимся уже на той стадии, когда многие кинематографисты считают, что быть номинированным на „Азиатский „Оскар“ престижно, и они сами приходят к нам.
Российские кинематографисты также в определенном смысле исторически принадлежат к Тихоокеанскому и Азиатскому регионам.
Максин Уильямсон: Российские кинематографисты номинировались на нашу премию каждый год, с того момента, как мы начали работу. И, если бы я могла это подсчитать, то сейчас, скорее всего, Россия оказалась бы лидером по номинациям. Более того, возможно, и лидером по победам за последние восемь лет. Россия дважды побеждала в номинации „Лучший фильм“, ее представители не один раз становились лауреатами в номинациях „Лучшая актриса“, „Лучший анимационный фильм“… Присутствие для нас российских кинематографистов очень значимо.
В этом году у вас новая награда — „Специальный приз ““. В чем важность этой категории, почему она появилась?
Максин Уильямсон: Нам повезло — мы оказались в числе тех немногих организаций в мире, которые официально поддерживаются ЮНЕСКО. Лет 10 лет назад, во время подписания Декларации о мире, мы представили идею Академии в штаб-квартире ЮНЕСКО в Париже. Там есть специальный комитет по Азиатско-Тихоокеанскому региону. Именно тогда эта идея была официально одобрена. С 2007 года международное жюри присуждало премию ЮНЕСКО тому режиссеру или фильму, который продвигает идею культурного многообразия с помощью кино. В прошлом году у нас впервые появилась возможность продемонстрировать победивший фильм (»Воспоминания на камне" ("Memories on stone"), снятый Шавкатом Амином Корки) на ежегодной конвенции ЮНЕСКО. И мы планируем устраивать показ французской элите фильма-лауреата, получившего «Спецприз „ЮНЕСКО“ каждый год. Выбрать трудно — в этом году у нас соревнуются сильные фильмы. Российский фильм „Чайки“, в частности. Он не просто красиво снят, но представляет собой очень личный и искренний взгляд на калмыцкие традиции. Меня тронуло именно это.
Калмыкия — это единственный буддистский регион в Европейской части России.
Максин Уильямсон: Для меня это был новый опыт. Я испытала удивление: и как я об этом не знала раньше? Теперь, до конца моей жизни у меня есть знание о калмыцкой культуре. Если бы не фильм, я бы осталась в неведении.
(Благодарность за помощь в подготовке интервью  — члену Совета экспертов премии Asia Pacific Screen Awards).
Видео дня. Как Анатолий Васильев простил неверную жену
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео