«Страдания Человека-паука». Режиссер — о главной беде современного кино 

«Страдания Человека-паука». Режиссер — о главной беде современного кино
Фото: АиФ – Юг
«Режиссер — это полководец, ведущий в бой всю съемочную битву», — уверен краснодарец , на счету которого и анимационные, и игровые, и документальные фильмы.
Проблема сценария
«АиФ-Юг», : Валерий, вы учились на филолога, а сейчас снимаете фильмы. Как так вышло?
Валерий Мельников: Да, я окончил филфак. Шел туда учиться с мечтой стать писателем. Но в университете из нас готовили будущих учителей русского и литературы, а не Пушкиных и Достоевских. К тому же, как оказалось, мне значительно проще рассказать историю в визуальных образах. Какое-то время я работал журналистом, но при этом всегда завидовал фотокорреспондентам — они делают пару фоток и получается материал, который стоит целой статьи. Купил цифровой фотоаппарат и в качестве первого опыта решил снять фотоиллюстрацию к казачьей сказке. Налепил пластилиновых казаков, сделал пару снимков, стал двигать героев -и тут внезапно пришла идея о мультике. В итоге снимал всю ночь, не выспался, но получившиеся полминуты кривой анимации показались мне самым прекрасным творением в жизни. Хотелось снимать, снимать и снимать. И тогда я поехал в Москву поступать на кинорежиссерский.
— Многие известные режиссеры говорят, что найти достойный сценарий — самое сложное, поэтому плодятся ремейки, пересъемки и экранизации комиксов. Это проблема только Голливуда?
— Найти хороший сценарий — самое сложное в фильмопроизводстве. Ведь что такое кино? Это еще один способ рассказать историю. И, конечно, история эта должна быть интересной. Лондон, Горький, Толстой, Чехов — все они прожили сложную, бурную жизнь. Путешествовали, страдали, воевали… У них был богатый жизненный опыт. А о чем может рассказать большинство современных сценаристов? О своих походах в ближайший торговый центр? Великие рассказчики всегда боролись за что-то, страдали за какую-то великую идею. А сейчас мы слишком ленивы и сыты, чтоб сопереживать и умирать за идеалы.
Страдания Человека-паука или роботов-трансформеров слишком надуманные, даже сами авторы в них не верят. Беда современного кино — вымышленные герои, лубочные конфликты. Для больших студий поиск сценариев осложняется тем, что надо заботиться о продаже своего кино. Как привлечь наибольшее количество зрителей? Чтоб и гламур был, и саспенс, чтоб критики-интеллектуалы не заклевали и чтоб молодежь с района не заскучала? В итоге получается кастрированное кино. Его пытаются приправить матом, жестокостью и пьянством. Но от этого только хуже.
Считается, что герой фильма должен быть похож на зрителя. Это рождает сопереживание. Но беда в том, что на нас сегодняшних даже нам самим скучно смотреть.
Шанс для провинции
— Кто, на ваш взгляд, режиссер — автор, создатель нового мира, организатор, знаток кинематографических технологий?
— Режиссер — не только некий эстет, поглощенный самовыражением на экране. Он, в первую очередь, еще и полководец, ведущий за собой в нелегкую битву всю съемочную группу. Нужно быть организатором, психологом, разбираться в технике, в строительстве декораций, в музыке, в пиротехнике и т. д. В идеале режиссер должен уметь снимать лучше оператора, разбираться в звуке лучше звукорежиссера, играть лучше актера, монтировать как сам Господь Бог, строить декорации как инженер и таскать реквизит как заправский грузчик. Он обязан это уметь или хотя бы убедить съемочную группу, что все это умеет — только так можно контролировать съемочный процесс и добиться от всех максимума.
— Сейчас в разговорах о кино часто используют экономические термины: инвестиции, отбить, прибыль, доход. Разве о нем можно говорить в таких словах, ведь это все-таки искусство, тем более «важнейшее для нас»?
— Вы просто подумайте — люди вкладывают в проект сотни миллионов долларов. Конечно, они обеспокоены тем, чтобы их вернуть. И их можно понять. Писателю, чтоб написать бестселлер, достаточно пера и бумаги, художнику — холста и краски. Производство же кино — затратная вещь. Минимум полтора года должна трудиться команда профессионалов с самой современной техникой. При этом вы еще зависите от погоды, от слаженности и квалификации съемочной группы и еще от тысячи случайностей… Наконец, вы снимаете шедевр, но он выходит в прокат в один день с новыми «Звездными войнами» — и все зрители уходят смотреть на джедаев. Поэтому кинопроизводство — это бизнес рискованный и очень нервный.
— А вы не мечтаете сорвать куш, как, например, авторы «Ведьм из Блэр» или «Паранормального явления», которые, сняв фильм за десятки тысяч долларов, заработали на прокате сотни миллионов?
— Мечтаю, конечно, и даже работаю сейчас в этом направлении. Правда, очень не хватает пока этих самых жалких десятков тысяч долларов (улыбается).
— Можно ли, на ваш взгляд, снимать конкурентоспособные фильмы в провинции?
— Сейчас очень удачное время для «провинциального» кино. В стране экономический кризис, кинопроизводство в столице сокращается — нет денег. А потребность в кинопродукции осталась. Вот тут и появляется шанс у провинциалов, ведь производство здесь обходится в несколько раз дешевле. Кроме того, мы привыкли работать в обстановки острого дефицита, искать бюджетные решения. К тому же, на Кубани идеальное место для натурных съемок — красивая, разнообразная природа. Горы, море, песок, болота, пальмы в Сочи — в общем любой тип ландшафта, какой только можно придумать. Конечно, есть и сложности: не хватает профессионалов. Мало актеров, звукорежиссеров и гримеров буквально единицы, осветителей вообще нет. Поэтому приходится организовывать съемочную группу «с нуля», обучать людей.
История в пластилине
— Вы снимали анимационные фильмы об истории Краснодара, кино о событиях Великой Отечественной на Кубани. Такой интерес к истории — дань моде?
— На мой взгляд, нет ничего более поучительного, чем история. Кстати, одна из моих старых работ — «Взятие Березани» из цикла «Екатеринодарские байки» — посвящена запорожским казакам, которые под российскими знаменами сражались с турками за Крым. Сейчас эта тема внезапно снова стала очень актуальной.
— Игровые, документальные, анимационные фильмы… Вы снимаете во многих жанрах, а к чему все-таки больше лежит душа?
— Да, я работаю в разных техниках — пластилиновая («Екатеринодарские байки») и рисованная мультипликация («Советский солдат»), в жанре документального («Краснодар 1942 — 1943 гг.», «Кубанские казаки и половецкие бабы») и художественное кино («Заказ», «Эстафета»). И рекламные ролики снимаю, куда ж без них. Может, надо бы сосредоточиться на чем-то одном и совершенствоваться — стать или мультипликатором, или документалистом, или уйти в игровое кино. Но так хочется попробовать себя во всем. Ведь каждый жанр, каждая техника дает какие-то новые возможности.
Например, мультипликация — очень кропотливый труд, на нее всегда столько времени и сил уходит, что каждый раз зарекаюсь с ней связываться. Но зато какое это удовольствие — ведь только в мультипликации ты становишься всемогущим творцом. Тебе подвластно все: погода, ландшафт, любые герои и обстоятельства. Ты ограничен лишь собственным воображением. Ну и ленью, конечно. Придумать — это одно, а рисовать все это намного сложнее. Зато у тебя на глазах неживые объекты начинают двигаться, обретают жизнь — это непередаваемое ощущение.
— И последний вопрос: что вы сейчас снимаете?
— Сейчас работаю сразу над тремя проектами. Доснимаем короткометражный фильм по фронтовому рассказу «Эстафета». Место действия — горы в районе станицы Крепостной. Снимали там весной, но не успели — потеплело и зазеленели деревья. Пришлось ждать осени, когда листья снова опадут, чтобы снять несколько сцен. В этом фильме сыграли актеры Молодежного театра , , . Трейлер уже можно посмотреть в ютубе. Довольно зрелищное кино — там много стрельбы, взрывов.
Второй проект тоже патриотический — документальный фильм о работе кубанских поисковиков, самоотверженных людей, которые тратят кучу времени и сил на раскопки и поиск останков наших солдат, погибших во время Великой Отечественной войны. Недавно мы ездили с ними в экспедицию: они пытались извлечь из болота остатки истребителя Як. Целый день копались в болоте, строили плотину, таскали ведрами ледяную воду… И все только для того, чтобы добраться до двигателя самолета и прочитать серийный номер — по нему можно восстановить личность пилота, узнать его судьбу и передать останки родственникам.
Третий проект пока на стадии раскадровки и кастинга — это мистический триллер, действие которого проходит на кубанских просторах.
Видео дня. 10 актеров, сломавших карьеру одной ролью
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео