Ещё

Марк Франкетти: Мы снимали не о балете и искусстве, а о театре и жизни 

Марк Франкетти: Мы снимали не о балете и искусстве, а о театре и жизни
Фото: Российская Газета
В принципе, название неигрового фильма, который с 4 февраля появится в наших кинотеатрах в ограниченном прокате, можно было бы написать и так: «Большой». Вавилон". Тогда сразу же стало бы ясно, что главный герой этой картины — Большой театр, и, соответственно, Его Величество Балет — про оперу в фильме не говорится.
Когда смотришь фильм Ника Рида «Большой Вавилон», то кажется порой удивительным, как ведущие солисты и руководство Большого театра пошли на такое сотрудничество. Но то, что они сделали это — только добавило им положительных очков. Потому что одно дело, когда вокруг Большого ходят слухи, другое — когда люди из закрытого театрального мира рассказывают сами о себе и том, что их окружает. Недаром генеральный директор Первого канала принял решение почти сразу же после проката поставить фильм в эфир, в прайм-тайм. Это произойдет уже весной, скорее всего в марте, но пока точной информации о показе нет. Между тем, фильм заслуживает, чтобы его посмотрели на большом экране.
"Вы человек жесткий или компромиссный?" — спрашивают нового гендиректора Большого сразу после назначения. «В зависимости от ситуации», — прямо отвечает он. И далее гендиректор в новой картине достаточно прямолинейно выражает свои мысли. Рассказывает, на каких условиях принял предложение о работе. Между прочим, вопреки желанию своей семьи. Говорит о том, насколько талант может пробить себе дорогу, или все-таки все решают связи. В том числе и на политическом уровне. Глава исполкома Попечительского совета Большого театра, член совета «Фонда Большого театра» рассказывает, в фильме, в частности, и о том, пытались ли влиять на творческую политику театра через него. Устраивать своих протеже, например.
В картине есть кадры с репетиций, с собраний труппы, с заседаний Попечительского совета. Документалисты получили в своей работе карт-бланш, и, нужно сказать, весьма умело этим воспользовались.
История показана в этой ленте, как трагедия художника и администратора. Могут ли в человеке ужиться «два в одном»? Больше всего запоминаются слова Сергея о том, что он перетанцевал множество ведущих партий в театре и при этом никогда не чувствовал зависти и недоброжелательности со стороны коллектива. Но когда он стал художественным руководителем, то ситуация изменилась. Вчерашние коллеги стали относиться к нему совсем по-другому.
Открыто показан напряженный внутренний диалог Владимира Урина и Сергея Филина. История отношений показана в развитии. Режиссер фильма не расписывает ничего подробно, многое произносится и показывается на полутонах. В картине «Большой Вавилон» много недосказанностей. Есть и откровенные банальности типа фраз «Век артиста балета короток». Но самое большое ее достоинство — попытка представить театр без грязи, без фальши, без лукавства. В фильме, как демон Большого, показаны осужденный за нападение на Сергея Филина Павел Дмитриченко. Буквально в нескольких штрихах проступает вся биография экс-премьера Большого театра . А зрителю дается возможность делая при этом уже свои выводы.
Обозреватель «РГ» позвонила продюсеру и сорежиссеру фильма (он же — московский корреспондент лондонской газеты Sunday Times), который сейчас уже занят съемками нового фильма про мафию в мире. Марк Франкетти ответил на вопросы о фильме «Большой Вавилон»:
Марк, как вы добились того, чтобы Большой театр пошел на такое сотрудничество. Сейчас снимает фильм, где фигурирует Большой театр. И, насколько я знаю, у него были сложности в переговорах с руководством театра.
Марк Франкетти: Я знаю, что съемочной группе Валерия Тодоровского было сложно, но доступ они, в конце концов, получили. Не то, чтобы мы как-то круче. Просто съемки художественного кино сложнее, чем документального. Потому что снимать художественный фильм на исторической сцене — означает просто ее заблокировать. Мы получили доступ, потому что сразу смогли найти общий язык и очень хороший контакт с руководством театра. Для них оказалось важным то, что мы сразу же сказали: это — не фильм для телевидения, а большое кино, которое будет сниматься в течение сезона. И что это не только новостной сюжет, а серьезный фильм. Единственным условием руководства было, чтобы мы снимали справедливо и без предвзятой позиции. Критики они не боялись.
Но вот они посмотрели фильм — он получился в достаточной степени острый. Не было у них желания цензурировать или запретить его?
Марк Франкетти: Не было. Они с самого начала знали, что мы снимаем фильм не о балете и искусстве, но о театре и жизни. Ни разу не звучала просьба показать фильм, до того, как он был готов. Мы сами решили показать Владимиру Урину картину, поскольку все было на доверии и нам это казалось правильным. Реакция была, что да, иногда фильм сложно смотреть; да — он местами жесткий; да — это болезненно… Но — что это справедливо, и мы не отнеслись предвзято. Руководство посчитало, что мы сумели показать удивительную любовь, которая есть у артистов к театру. Конечно, по понятным причинам, они хотели бы, чтобы в фильме меньше была показана история нападения на Сергея Филина. Но, когда мы начали работу над фильмом, мы тоже думали, что будем об этом меньше говорить. Однако потом стало понятно, что и для каналов HBO, и для BBC, и для немецкого телевидения, с которыми мы сотрудничали — это важно. Поскольку история сама по себе такая драматическая, они хотели чуть больше знать об этом скандале. Но, как мы первоначально сказали, фильм — не об этом. Для нас это только одна линия и некое начало. Потому что мы хотели открыть маленькое окно в этот довольно закрытый мир.
Насколько я знаю, вы отсняли очень много материала, но в фильм в итоге вошла малая часть. По какому принципу вы отбирали? Что осталось за кадром?
Марк Франкетти: Ничего острого и сенсационного за кадром не осталось. Осталось много персонажей. Например, мы снимали потрясающего . Но решили, поскольку он был ключевой фигурой в прошлом, а мы рассказываем о том, что в театре сейчас, то не включили эти материалы в фильм. Но это всегда так. Мы отсняли 140 часов материала, а из этого нужно было сделать 85 минут. Но есть кинематографисты, у которых и 200 и 300 часов материала. Это нормально.
А почему именно эти балерины остались в кадре, а не другие.
Марк Франкетти: Выбор для нас очень прост: человек интересен и умеет рассказать. Ему есть чем поделиться. Есть в его судьбе интересная линия или нет. Я считаю, что нам очень помогло то, что мы не балетные люди и не эксперты в этой области. Мы не брали во внимание, крутая ли это балерина, солистка она или прима, известная ли она. Настя Меськова очень хорошо, открыто и искренне говорит.  — тоже. Ее линия — когда она вернулась в театр после серьезнейшей травмы.
Фильмы Марка Франкетти
Террор в Москве — 2003 (продюсер)
Луговой, первый подозреваемый — 2007
Шоу Берлускони — 2010
Кровожадная Каморра — 2011
Приговоренные — 2013 (продюсер, автор сценария)
Видео дня. Как Семен Фердман превратился в Семена Фараду
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео