Ещё

Крестовый поход «Ученика» 

В Каннах прошла премьера фильма
На Каннском фестивале продолжается конкурсный показ, полным ходом идут паралелльные программы. В «Особом взгляде» прошла премьера российского официального участника — фильма Кирилла Серебренникова . Из Канна — .
В конкурсе обозначились первые приоритеты, но говорить о явных фаворитах пока рано. Фарсовый гиньоль «В тихом омуте» понравился французам-соотечественникам режиссера, но, похоже, оставил в недоумении международную публику. Дюмон резко меняет палитру: его фирменная мрачность освещается искрами юмора, преимущественно черного, но не только. Буржуазно-декадентская семья собирается на лето в доме в Нормандии, на берегу бухты Сен-Мишель. Контрастом им выступает семейка местных жителей, промышляющих сбором мидий и переправой дачников во время прилива. Дачники оказываются экзальтированными придурками и вырожденцами: актеры и Валерия Бруни-Тедески не жалеют сатирических красок, а  вообще отрывается по полной программе, делая из своей героини ходячую карикатуру: она то распевает арии, то ходит с синяками и перебитой челюстью, явно получая удовольствие от такого хулиганства. Что касается представителей «народа», этих звероподобных каннибалов влечет к правящему классу запах крови и вкус мяса, но также неосознаваемый сексуальный зов. Каннибальский сынок заводит роман с тинейджером буржуазных кровей, чей пол столь же зыбок, как море между приливом и отливом. А параллельно этому лирическому макабру разыгрывается настоящая клоунада: пара полицейских, которые ищут преступников, пришли прямиком из слэпстика — немой комической: жанр, которым, как выяснилось, тоже виртуозно владеет Дюмон.
Абсолютно предсказуемой оказалась социальная медодрама «Я, Дэниэл Блэйк». Пожилой мужчина с бескомпромиссным характером и трудной судьбой оказывается в связке с молодкой, обремененной двумя детьми. Вместе они пытаются обрести почву под ногами после жизненных кораблекрушений. Однако оказываются в тисках по видимости гуманной, а на деле по-кафкиански забюрократизированной системы вэлфера, одолеть которую никому не дано даже ценой собственной жизни. Актеры Дэйв Джонс и Хейли Сквайрс выступают во всем блеске британской школы, а режиссер не стесняется насытить финал откровенной публицистикой. Есть режиссеры-визионеры, а есть миссионеры: Лоуч — один из главных. Вот уже чуть не полвека он снимает лево-ангажированное кино, полное внутреннего благородства и сочувствия к париям общества. Но если в эпоху оно имело конкретный прицел, сейчас выглядит скорее данью канону: в свете новой ситуации в Европе проблема оказывается сложнее и многомернее, чем это привык представлять Кен Лоуч.
С моей точки зрения — надеюсь, не только с моей — лучшим фильмом первых дней конкурса стал режиссера Марен Аде. Это первая картина, на которой публика пресс-зала не только смеялась, но не раз аплодировала по ходу просмотра. Это первая немецкая картина за много лет (не считая номенклатурного Вима Вендерса), которая попала в каннский конкурс. И это первая картина, которая убедила меня в том, что молодое немецкое кино — не миф, придуманный критиками, а немецкая комедия— не обязательно синоним пошлости. Хотя это одновременно и драма, но без префикса «мело-». Коротко говоря, «Тони Эрдманн» — кино о том, как тает лед в отношениях между старым отцом и взрослой дочерью, заодно оттаивает ее сердце под доспехами неуязвимой и перфектной бизнес-леди. Занятно, что большая часть действия происходит в Румынии (которая явно доминирует в Канне), и хотя это не главная тема, она оказывается прочно увязана с основным сюжетом. Полагаю, в конкурсе этот фильм имеет большие перспективы, а актриса , известная преимущественно в Германии, может стать после этой роли международной звездой.
Заметным событием «Особого взгляда» стала премьера «Ученика» Кирилла Серебренникова, киноверсии его же спектакля « (М) ученик» по пьесе немецкого драматурга Мариуса фон Майенбурга. Последний специально приехал в Канн, чтобы увидеть русскую интерпретацию своего детища. И наверняка был приятно удивлен, обнаружив, что, будучи рожденным в политкорректной Европе, оно обретает еще большую актуальность в современной России, явно движущейся в сторону фундаментализма. История ученика-фанатика, рассматривающего Библию как руководство к действию, выступающего в крестовый поход против системы образования и атеистической учительницы биологии, выглядит не вполне реалистичной. Она написана для театра с его мерой условности и в кино на крупных планах часто тянет в сторону плакатности. Однако темперамент Серебренникова и его актеров (, , , и  в главной роли) побеждают и убеждают. Картина с энтузиазмом воспринята кинопрессой: статьи в Screen International и Variety трактуют ее как внятное высказывание, в то же время взывающее к дискуссиям. Но если конфликты веры (в ее христианском обличье), науки и агностицизма европейцы пока решают мирным путем, в России они вышли на гребень опасного противостояния, способного полностью дезориентировать молодые души. Так что свою главную роль — и об этом тоже пишет каннская пресса — «Ученик» призван сыграть на родине, привыкшей метаться из одной крайности в другую.
Видео дня. Как сложились жизни актеров «Гостьи из будущего»
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео