Ещё
Новые «Звездные войны» признали худшим фильмом
Новые «Звездные войны» признали худшим фильмом
Фильмы
Шепелева со скандалом уволили с шоу «На самом деле»
Шепелева со скандалом уволили с шоу «На самом деле»
ТВ
Как выглядела в молодости Татьяна Орлова
Как выглядела в молодости Татьяна Орлова
Актеры
Киноштампы, которые не работают в реальной жизни
Киноштампы, которые не работают в реальной жизни
Фильмы

ММКФ показало кино на грани нервного срыва 

ММКФ показало кино на грани нервного срыва
Фото: Российская Газета
Подчиняясь хиреющим струям истощенного мирового кино, Московский фестиваль коллекционирует психологические вывихи века — то ли экзотические случаи, то ли крайне смутные, практически необъяснимые метафоры.
Сербско-хорватский конкурсный фильм «Дневник машиниста» — странный опыт «черной комедии», построенной на привычном страхе водителя тепловоза убить человека. Режиссера Милоша Радовича заинтересовала статистика, согласно которой люди этой профессии обречены лишить жизни в среднем от 15 до 20 человек. Автомобилиста, которого не остановит закрывшийся шлагбаум. Горемыку, решившего лечь на рельсы. Именно так встретятся два главных героя — 60-летний Илия, на счету которого рекордное число невольных смертей, и обиженный на судьбу одинокий мальчонка Сима. Потрясенный силой детского горя, Илия возьмет Симу в семью, и тот, вопреки воле приемного отца, захочет стать машинистом. И только одно пугает выросшего Симу: профессиональная неизбежность стать убийцей. И будет он уже полгода водить тепловозы, обреченно ожидая первого в его практике несчастного случая. Лишится сна, закрутит до предела нервы, глаза напряженно всматриваются в бегущие навстречу шпалы: когда же наконец покажется жертва. И тогда Илия решит приблизить неизбежное…
Картина Радовича погружает нас в этот и впрямь особый мир, когда люди практически живут на дороге. Обитают в списанных вагонах, где соорудят нехитрый уют. И даже первый в жизни секс у Симы случится в кабине, среди штурвалов и спидометров. Соревнуются в подсчете попавших под колеса жертв. Илия — убийца соседского сына, но это не мешает добрым отношениям: такова доля машиниста. Актер Лазар Ристовски играет Илию как профессора своего дела, умного наставника, сурового пастыря, не терпящего вольности нравов — так воспитан. Вполне достоверен дебютант Петар Корач в роли Симы на грани нервного срыва. Но это все-таки странный фильм: поразив мрачной статистикой профессии, он переводит фобии героев в ранг почти анекдота, в сущности, не зная, как их трактовать, что с ними делать, и какой во всем этом предприятии художественный смысл.
По прихоти афиши два сеанса подряд фестиваль крутил фильмы об инвалидах-колясочниках. Первого, в фильме «Ивановы», сыграл , и этот колясочник оказался притворным. Второго, в фильме «Двое», — , и его инвалид настоящий, с парализованными ногами и погасшей волей. Обе картины — о попытке вернуться к жизни. Обе попытки оказались запоздалыми. Такой настрой времени.
"Мы — Ивановы, на нас все держится!" — утверждает герой Меньшова , повторяя фразу героя «Мы — Журбины» из фильма 50-х «Большая семья». По отношению друг к другу эти Ивановы и Журбины теперь иностранцы: вместе с иным государственным устройством пришла другая мораль. Иван Иванович после инсульта парализован, близкие таскают его на закорках, но это он только прикалывается. Или, возможно, проверяет силу семейных связей: я вас воспитал — теперь ухаживайте за мной. За Журбиными стояла горделивая традиция трудовой династии, а что стоит за Ивановым — неведомо, да и фильм не об этом. Он о разрыве родственных уз под напором карьерной суеты: и сын-бухгалтер погряз в сметах, и дочь в пору последних надежд занята собой. А старика отца пытаются отфутболить куда угодно, хоть в дом призрения, поданный в картине как комфортабельная обитель живых мертвяков. И отец учиняет им испытание столь рискованное, что в срочное излечение обоих уже веришь с трудом. В фильме запоминается яростная игра Владимира Меньшова, режиссура носит все признаки добротного телекино, но в финале переходит к тем же неясным, почти сюрреалистическим метафорам, и зритель, уже готовый к назидательному хэппи-энду, уходит озадаченным. Впрочем, даже и спутанность сознания, робеющего перед загадками реальности, — тоже знак времени…
В комедийной мелодраме «Двое» Владимир Вдовиченков и  наедине друг с другом разыгрывают процесс трудного сближения человека, который чувствует себя за бортом жизни, — знаменитого, но парализованного ученого, погруженного в исследования, — с воплощенным генератором энергии, обильно раскрашенной девушкой, которую он принимает за проститутку. Здесь тоже все признаки хорошего телекино: действие замкнуто в наглухо зашторенной автоматизированной квартире, и все зависит от действительно первоклассной работы актеров. И если чувствуются в фильме признаки все той же спутанности сознания, то исключительно в сценарии, где героям то и дело диктуются не свойственные им поступки. Так, например, ключевой момент действия связан с прозрением интеллектуального титана, который вульгарно прослушивает разговор своей новой подруги по скайпу — мотив, конечно, актуальный, но из этически другой оперы.
Видео дня. Куда пропала Настенька из «Морозко»
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео