Ещё
Стриптизерши
Стриптизерши
Триллер
Купить билет
Щегол
Щегол
Драма
Купить билет
Аладдин
Аладдин
Приключение, Комедия, Семейный
Купить билет
Битва
Битва
Драма
Купить билет
Королевские каникулы
Королевские каникулы
Мультфильм, Комедия, Семейный
Купить билет
Одесса
Одесса
Ромком
Купить билет
Пункт назначения: Смайл
Пункт назначения: Смайл
Триллер, Ужасы, Драма
Купить билет
Однажды в... Голливуде
Однажды в... Голливуде
Трагикомедия
Купить билет
Король Лев
Король Лев
Приключение, Мюзикл, Семейный
Купить билет
Я иду искать
Я иду искать
Детектив, Триллер, Ужасы
Купить билет
Дорогой папа
Дорогой папа
Комедия, Мелодрама
Купить билет
Форсаж: Хоббс и Шоу
Форсаж: Хоббс и Шоу
Боевик, Приключение
Купить билет
Щенячий патруль: Суперпатруль 2
Щенячий патруль: Суперпатруль 2
Мультфильм
Купить билет
Рэмбо: Последняя кровь
Рэмбо: Последняя кровь
Боевик, Приключение, Триллер
Купить билет
Побег из джунглей
Побег из джунглей
Мультфильм, Приключение, Фэнтези
Купить билет
Yesterday
Yesterday
Фэнтези, Комедия, Музыкальный
Купить билет
Работа без авторства
Работа без авторства
Исторический, Триллер, Драма
Купить билет
Angry Birds 2 в кино
Angry Birds 2 в кино
Мультфильм, Приключение, Комедия
Купить билет
Промар
Промар
Мультфильм, Приключение, Фантастика
Купить билет
Маленькие секреты большой компании
Маленькие секреты большой компании
Трагикомедия
Купить билет

Безграмртный, тупой и успешный голивудский продюсер 

В «Золотом веке» кинопроизводство находилось в руках людей, казалось, делавших всё возможное для того, чтобы их ненавидели.
Пройдут годы, и голливудский продюсер изменится. Он очеловечится. Он станет интеллигентен. Но в годы становления кинобизнеса продюсер был клыкастым, прожорливым и далёким от сентиментальности хищником. Он был шизофренически сосредоточен на прибыли. Режиссёр для него был всего лишь нанятым профи, а сценарист, по известному выражению , был вообще «полным нулём с пишущей машинкой». И чтобы ни болтали иные «моголы», пытаясь создать себе репутацию, кино и искусство в период их царствования были разделены пропастью.
Качество фильма продюсеру помогала оценивать задница. Как говорил Гарри Кон, если я начинаю ёрзать на стуле, значит, фильм плохой, а если нет — то хороший. Принцип, на первый взгляд, гениальный — фильм не должен быть скучным. Но беда заключалась в том, что это была задница алчного, невежественно, сумасбродного существа.
Вот ровно поэтому голливудское кино тридцатых годов убого: постановка почти всегда примитивна, персонажи лишены полутеней, а актёры ужасающе переигрывают. Оно сотворено под руководством вульгарных людей, в условиях диктатуры безвкусицы. И его благородный посыл, на который постоянно указывают, связан с консерватизмом элиты, цензурой и политикой Рузвельта. Сценарист Бен Хект не случайно назвал кино той эпохи «потоком мусора, который подорвал умы американцев и задержал их превращение в культурный народ».
Шедевры или просто классные фильмы, вырывающиеся из мусорного потока, были созданы талантом и волей непокорившихся одиночек, которых продюсеры пытались, но не смогли согнуть, сделать винтиками своей машины гешефта.
Ситуация стала меняться тогда, когда горстка выдающихся режиссёров соединила киноиндустрию с искусством, и новый продюсер, уже рождённый в мире кино, а не оторвавшийся от велосипедного бизнеса, что-то всерьёз прочухал. Он врубился в то, что эстетическое совершенство — это то, что следует поощрять.
А в тридцатые в студийных верхах сидел хам на хаме. В эти годы получил развитие особый вид творчества — приколы в адрес продюсеров. Их припечатывали грубо, как режиссёр Маршалл Нейлан, однажды выдавший:
«Подъехало пустое такси, и из него вылез Луис Майер». Над ними смеялись тонко, как режиссёр , говоривший, что при переходе к звуку многие великие звёзды погасли и многие великие постановщики были выбиты из седла, а вот продюсеры не потеряли ни одного человека.
«Все перешли! — восхищённо говорил он. — Вот что такое великий талант».
Редкий продюсер напоминал пуританина, как тот же Луис Майер, который не допускал мысли лечь с женщиной с постель, не освящённую узами брака. Как правило, продюсеры были клонами Дэррила Занука, который устроил в своём офисе сексодром, стращая девушек, не желающих его ублажать, увольнением и крахом карьеры.
Особой темой было продюсерское невежество. Режиссёр рассказывал, как в начале карьеры услышал от продюсера дельный совет — сменить фамилию на «Сезанн». Он её где-то слышал. Когда Казан ответил, что есть такой французский художник, , продюсер воскликнул:
«Да вы сделайте один хороший фильм, и про этого второго парня никто не вспомнит».
Братья Уорнеры признавались, что не читают книг. Кон не мог правильно написать название своей студии — писал «Коломбия» вместо «Коламбия». Фокс боялся сболтнуть лишнего, чтобы не выдать свою дремучесть.
В годы Великой депрессии производс