Призы и раритеты 

В Ялте прошел кинофестиваль «Евразийский мост»
В Ялте прошел первый кинофестиваль «Евразийский мост». Его идею придумал , в 2014 году на презентации своего «Солнечного удара» предложивший учредить киносмотр, который проводился бы «для возрождения и популяризации крымского кинематографа в евразийском пространстве и дал бы импульс к укреплению международных культурных связей». Насколько получившийся в итоге фестиваль отвечает поставленным задачам сказать затруднительно, считает , но как бы там ни было, новорожденный «Евразийский мост» являет собой мероприятие примечательное и причудливое.
Еще не приходилось встречать игровой конкурс, где на равных соревновались бы итальянская комедия положений («Венецианские львы» ), казахский криминальный боевик («Тараз» Нуртаса Адамбая), южнокорейская мелодрама («Худшая из женщин» Ким Джон Квана) — и одновременно сенсация последней каннской программы, головокружительный и невообразимый «Тони Эрдманн» Марэн Аде. В отличие от каннского жюри, фильм проигнорировавшего, судьи «Евразийского моста» во главе с индийским режиссером Талакаду Сринивасаяхом Нагабхараной («Майсур Малиг», «Нагамандала», «Калавари Хуваджи») присудили «Тони Эрдманну» приз за лучшую режиссуру. Но, пожалуй, главной наградой для этой умопомрачительной картины стал счастливый, безудержный и достигший в какой-то момент высот подлинного катарсиса смех члена жюри на сцене «голой вечеринки» (тем, кому уже посчастливилось посмотреть фильм, ничего про нее объяснять не нужно).
Гран-при «Евразийского моста», «Золотая жемчужина», достался тем не менее ленте совсем другого рода — драматическому эпосу о сложных периодах казахской истории XX века «Дорога к матери», поставленному самым коммерчески успешным режиссером Казахстана, лауреатом национальной премии «Народный любимец года» Аканом Сатаевым («Рэкетир», «Заблудившийся», «Ликвидатор»). Исполнительница главной роли в «Дороге» Алтынай Ногербек была названа лучшей актрисой, а лучшим среди мужчин оказался Нери Маркоре, сыгравший в «Венецианских львах» аристократа, чью безбедную и веселую жизнь подвел под монастырь мировой финансовый кризис. Спецприз жюри отошел «Прикосновению ветра» и , совсем недавно отмеченный «за творческий поиск» на выборгском «Окне в Европу». А в документальном конкурсе лучшим оказался корейско-китайский фильм «Двадцать две» Кэ Го, рассказывающий о женщинах, выживших после того, как во время войны их отправили в бордели для японских солдат (эту картину можно было посмотреть летом на ММКФ).
Вне конкурса не обошлось без по-настоящему значительных событий. И речь не только о первом публичном показе на закрытии фестиваля грядущего блокбастера «Ледокол» . На всяком «настоящем» отечественном фестивале непременно имеет место программа, на которую никто не ходит, а большинство гостей и участников даже и не подозревают о ее существовании, но именно там зачастую оказывается сосредоточен истинный смысл всего предприятия. Не стал в этом плане исключением и «Евразийский мост».
В зале ялтинского кинотеатра , для которого даже определение «заполненный на четверть» показалось бы мегаломанским преувеличением, историк кино и неутомимый энтузиаст-реставратор Николай Майоров (посетителям ММКФ-2012 памятна подготовленная с его самым непосредственным участием программа «Третье измерение», где были представлены перлы вроде «Налима» Алексея Золотницкого по рассказам Чехова) прочитал лекцию «Стереокино в России с 1911 по наши дни», предварившую подборку фильмов, снятых в разное время в Крыму и восстановленных на голом энтузиазме, чуть ли не из собственного кармана. В нее вошли: первый советский стереоскопический фильм «Концерт» (1940) — оптимистически декламирует в черноморских брызгах поэму «Хорошо!», Вера Дулова перебирает струны своей легендарной арфы, дрессированные волнистые попугайчики (к слову, самые, пожалуй, частые герои отечественных стереофильмов 40–60-х) рассаживаются на жердочке в неизбывной последовательности, а венчающий фильм молодежный карнавал кажется прямым и очевидным предшественником оккультных мистерий американского авангардиста , его «Торжественного открытия храма наслаждений» и «Пробуждения моего демонического брата»; «День чудесных впечатлений» (1950) об одном дне из жизни «Артека» (на экране среди прочих появляется бессменный соратник Роу  в роли пришедшего в гости к пионерам Звездочета из пушкинского «Золотого петушка»), по нынешним временам способный, пожалуй, смутить ревнителей нравственности обилием детской обнаженной натуры в сценах купания и солнечных ванн. Наконец, «Разноцветные камешки» (1960) — режиссерский дебют («Премия», «Влюблен по собственному желанию», «Рейс 222»), пронзительная курортная драма по одноименному рассказу с участием , и .
Пожалуй, в любом другом месте программа вызвала бы более чем оправданную сенсацию — Майоров рассказывал, что когда восстановленный «Концерт» показали западным киноархивистам, а потом озвучили год его производства, кто-то из спецов в прямом смысле слова упал в обморок. В Ялте же приходилось утешать себя тем, что фантастическими кинораритетами «деликатесной группы» можно наслаждаться едва ли не в индивидуальном порядке. И надеяться на следующий «Евразийский мост», ибо в целлулоидных пещерах Госфильмофонда сокрыто еще немало стереоскопических алмазов, в том числе и самым непосредственным образом связанных с Крымом.
Видео дня. Как угасла звезда Нины Ивановой
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео