Федор Чистяков по-новому перепел хиты Ленинградского рок-клуба 

Федор Чистяков по-новому перепел хиты Ленинградского рок-клуба
Фото: Российская Газета
Звезды Ленинградского рок-клуба конца 80-х группа «Ноль» и ее лидер сочинили немало песен, которые поет под гитару уже не одно поколение: «Человек и кошка», «Северное буги», «Песня о настоящем индейце», «Ехали по улице трамваи»… Теперь Чистяков решил записать их заново, на альбоме «0 + 30», а заодно, очевидно, и переосмыслить свою судьбу, в которой было много ухабов, смятений, необъяснимых со стороны поступков и несчастий. Из-за чего артист даже уходил со сцены и долго отказывался петь песни тех лет. Исполнял вместо них даже детские песни или Across The Universe группы «Битлз»… Затем опять уходил в тень и собственные сомнения. Но теперь вернулся уже основательно.
В середине года у Федора Чистякова вышел альбом «Без дураков», потом он выступил на нескольких престижных летних рок-фестивалях, проехал с концертами по странам бывшего Советского Союза. А теперь решил по-новому записать и издать свои песни 80-х — начала 90-х годов. Причем на диске «Ноль + 30» появится и одна песня, которую группа никогда не включала в альбомы.
О том, какие выводы он сделал из происходивших с ним событий и почему ныне уже изменился, Федор Чистяков рассказал обозревателю «РГ».
После возвращения в музыку вы долгое время отказывались петь песни группы «Ноль». Почему решили вспомнить их теперь: чтобы найти в прошлом не только удачи и ошибки, но новое вдохновение?
Федор Чистяков: Песню «Трамваи» я всегда пел, но в целом вы правы: большинство этих песен долгое время не исполнялось. И дело не в том, что я считаю это творчество ошибочным. Просто я всегда полагал, что они очень личные. И это была не та часть моей жизни, в которой мне хотелось бы остаться. Наоборот, я хотел от нее оторваться…
Но теперь прошло уже достаточно много времени. Многое стерлось из памяти. И я уже перестал относиться к этим песням как к чему-то важному и личному. К тому же в этом году исполнилось 30 лет с выхода первого альбома, который я записал. И теперь я хочу отметить это событие, 20 ноября в московском клубе Yotaspace.
Вы коренной ленинградец и своей славой во многому обязаны Ленинградскому рок-клубу 80-х. Пару лет назад несколько знаменитых музыкантов пробовали его возродить. Почему вы не принимали участие в этой, увы, ничем не завершившейся попытке: опять не хотелось ворошить свое не всегда счастливое прошлое?
Федор Чистяков: Да, мы поддерживали друг друга в те годы, но нынче для этого уже не нужен рок-клуб. Теперь мы хорошо знаем, у кого можно взять инструмент и кому его можно давать. А когда есть необходимость, то сами арендуем репетиционную студию. О технических вопросах заботятся профессионалы, а музыканты могут сосредоточиться исключительно на творчестве. И уже не нужно тратить время, силы и средства на заботу об этом имуществе.
У вас в карьере были очень необычные альбомы: вы записывали то детские песни, то делали кавера на западные хиты, например, исполняли «Битлз» под баян… Что в итоге больше повлияло на то, какой вы нынешний?
Федор Чистяков: Каждая новая работа чему-то учит. Опыт накапливается, растет понимание процесса. Наверное, всё это накопленное и лучшее воплотилось в моем новом альбоме «Без дураков».
Мы поддерживали друг друга в 80-е, но нынче для этого уже не нужен рок-клуб
Прежде вы придерживались в музыке безыскусности и простоты гармоний. А еще было у вас много некоей отчаянности, может, даже подростковой, подъездной, бродяжьей. Нынешний диск «Без дураков» — совсем иной: навороченный, многословный, разноплановый, и не все песни сразу «ложатся на ухо» так, что им моментально хочется подпевать, как раньше… Вы не боялись рисковать и потерять свою верную аудиторию?
Федор Чистяков: На самом деле всё наоборот. Кроме названных вами песен, которые знает большинство, творчество в «Ноле» было порой весьма «навороченным». Например, 12-минутная арт-роковая «Как оно есть» или «Мажорище», появившаяся уже в первой концертной программе. Это были непростые вещи. А диск «Без дураков» сознательно делался настолько простым, насколько возможно.
Композиции на альбоме в итоге собраны очень разные. «Песня одноглазого пирата» вполне может звучать в ресторанах, ну а с "" уже реально ехать на джазовый фестиваль, наслаждаясь его синкопами, ритмическими сбивками и фрагментарно — звучанием диксилендов «эпохи большого джаза». Вы намеренно записывали альбом, где окажется столько бузотерства, беспечного веселья, иронии и невозможно предсказать, какой будет следующая песня?
Федор Чистяков: Простите, но я знаю по толковому словарю русского языка, что слово «бузотер» означает «скандальный, вызывающий ссору». Не надо применять ко мне такой эпитет. А «Без дураков» и в самом деле очень разнообразный альбом. Даже не могу сказать, какая песня на нем моя любимая. Я и не пытаюсь это делать. Они все были любимы в свое время. Когда работаю над альбомом, то очень много раз его прослушиваю. А когда он уже сделан, то у меня пропадает к нему интерес…
Мне-то больше всего понравились «Уборщица из », «Хруст» и «Эхо Москвы». В двух последних ощущается продолжение традиций резвого, пересмешливого акустического гитарного рок-н-ролла и ритм-энд-блюза и «Зоопарка»… Есть и цитаты, в частности из «Аквариума». Согласны или же рассердитесь и на такое определение?!
Федор Чистяков: Я рад, что вам понравились эти песни. Я вообще рад, что вам всё это доставляет удовольствие и радость. Влияние Майка Науменко и  несомненно. Я считаю только, что они оказали влияние не просто на некоторых рок-музыкантов, а на весь русский рок в целом. Поэтому не вижу ничего удивительного в том, что и у меня это можно заметить.
Видео дня. Что стало с актерами из «Приключений Электроника»
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео