Берлинский фестиваль полюбил счастливые финалы 

Берлинский фестиваль полюбил счастливые финалы
Фото: Российская Газета
«Мне хотелось рассказать о проблемах в среде новой буржуазии», — признался австрийский сатирик на пресс-конференции. В своем дебютном фильме он стремился «отразить время, в которое мы живем».
Главный герой, музыкальный критик престижной венской газеты, сыгранный самим режиссером, живет хорошо, пока не попадает в железные тиски капитализма. Став жертвой редакционных сокращений, вошедший в лета Георг уже не имеет шансов на новое рабочее место, и все в его жизни, казалось бы, катится под откос. В том числе и отношения с женой (Пиа Хирцэггер), уже уставшей ждать поздних детей и подбивающей мужа на искусственное оплодотворение.
Фильм рассказывает о перипетиях судьбы бывшего журналиста с чисто австрийским юмором. Даже расставание с любимой женщиной, постоянно сидящей перед стаканом вина, но не забывающей и о спорте, кажется не таким трагичным на фоне комичных ситуаций, которые сам себе создает Георг.
То он в апатии нарезает круги по парку в детском паровозике, то покупает ножик, чтобы повредить брезентовую крышу кабриолета своего бывшего шефа, то сбивает камеры видеонаблюдения и уродует фасад его дома. Не говоря уже об идее пустить классическую музыку на «американских горках», чтобы привлечь туристов на аттракцион новообретенного друга Эриха, асоциального лузера, перебивающегося случайными заработками.
Да и название аттракциона «Дикая мышь» само по себе — смешная метафора, которую можно применить к главному герою фильма. Смех присутствует в каждом кадре картины. Недаром директор фестиваля обещал, что для фильмов нынешнего Берлинале «при всем их трагизме характерен оптимизм и хеппи-энд», а режиссеры стараются «смотреть на самые безвыходные ситуации с толикой юмора». Вот и  признался, что «шутка в фильме может быть эффективнее, когда речь идет о трагедии».
Даже актеров режиссер выбирал по чувству юмора. Так, одну из ролей сыграл Денис Москитто, который во время кастинга сказал фразу, вошедшую в сценарий: «Я ел израильский сыр, потому что он производится экологично, но теперь отказался от него из-за неясной политической ситуации». Вообще, фильм Хадера укоренен в европейской повседневности и настроен ультрареалистично. Фоном постоянно идут информационные выпуски радио: «Мы слушаем катастрофические новости безучастно — их так много, что нам уже нет дела», — объясняет Хадер.
Характерное для картин фестиваля волшебное превращение злых героев в добрых происходит и в «Дикой мыши». Даже пострадавший от мести героя редактор не заявляет на Георга в полицию, не требует от него возмещения ущерба и в конце концов предлагает мир. Что окончательно срывает крышу у несчастного критика.
Так или иначе, страдать от потери работы и жены в сытой Вене под звуки классической музыки приятнее, чем в бедном пригороде Киншасы, который стал кулисами другого фильма — «Фелисите» (режиссер Ален Гомис), показанного в один день с «Дикой мышью». И неважно, выбрасывает ли голый Георг бутылку виски со снотворным, которую заготовил для самоубийства, в альпийский снег, или темнокожая женщина обретает семейное счастье под жарким африканским солнцем, — фильмы со счастливым концом хороши на всех континентах.
Видео дня. Как советский милиционер победил Фантомаса
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео