Фильмы
ТВ
Сериалы
Актеры
Тесты
Фото
Видео
Прямой эфир ТВ

«Он был мертвым при жизни»

В понедельник, 20 февраля, могло бы исполниться 50 лет , гранж-музыканту и лидеру группы Nirvana. Отмечать этот юбилей так же странно, как 60-летие Цоя, 70-летие Моррисона или 80-летие Высоцкого. Эти люди ушли молодыми, оставив своих поклонников в полной растерянности. Nirvana стала самой влиятельной группой последнего времени: услышав их, десятки тысяч людей собрали свои команды, а почтенные рок-звезды изменили восприятие музыки. Группа вывела альтернативный рок в ряд главных и коммерчески успешных стилей. К юбилею участника «клуба 27» собрала рассказы известных людей о Кобейне и его коллективе.

«Он был мертвым при жизни»
Фото: Lenta.ruLenta.ru

: «Меня просто опрокинуло, когда я узнал, что Кобейну нравилось то, что я делаю. Мне очень хотелось поговорить с ним о том, почему он решил сделать кавер на Man Who Sold The World. Это была хорошая прямолинейна версия, и она звучала как-то очень искренне. Я бы очень хотел сделать что-нибудь вместе с ним, но и просто поговорить с ним было бы тоже очень круто».

Видео дня

(Кобейн упомянул его в песне Pennyroyal Tea: «Дайте мне загробный мир Леонарда Коэна, и я тогда смогу вздыхать вечно»): «Жалею, что мне не удалось поговорить с этим молодым человеком. Я видел много людей в нашем дзен-центре, которые прошли через проблемы с наркотиками и нашли выход. Всегда есть альтернатива, и я, наверное, смог бы предложить ему что-нибудь. Или не смог бы. Иногда просто дружеский разговор может спасти человека».

, писатель, один из немногих кумиров Кобейна. Вместе они записали альбом The Priest They Called Him. Кобейн хотел снять Берроуза в клипе Heart Shaped Box, но писатель отказался. «Кобейн был очень застенчивым, вежливым. Было в нем что-то хрупкое и очаровательно-потерянное. Он курил сигареты, но не пил. О наркотиках разговора не было. Я не стал показывать ему свою коллекцию оружия. То, что я хорошо помню, — это смертельная серая тень на его щеках. В том, что Курт убил себя, не было акта его воли. Как мне показалось, он был уже мертв».

Пит Таунсенд, гитарист группы The Who: «Я оплакиваю Курта. Парня, который был сначала прекрасным, потом жалким, потерянным, затем героически глупым. Конечно, это хард-рок».

(Кобейн в своей предсмертной записке процитировал его песню: «Лучше сгореть, чем медленно погаснуть»): «Он очень, очень вдохновлял меня. Он был таким выдающимся. Удивительным. Один из лучших, но и гораздо больше. Для меня он был одним из абсолютно лучших. Грустно, что не нашлось никого, кто бы смог поговорить с ним обо всем, сказать: я понимаю, через что ты сейчас проходишь, но поверь, все не так плохо».

Снуп Догг, рэпер: «Я расскажу вам об этом человеке, легенде и мифе. Его музыка была потрясающей. Но трава у него была в 20 раз лучше».

Игги Поп: «Я пошел посмотреть на Nirvana в маленький клуб Pyramid на авеню А в Нью-Йорке. Гитару было слышно плохо, но у этого парня был вайб. Он прыгал по сцене, как марионетка или какой-нибудь эльф, сгорбившись над своей гитарой. Мне это понравилось. Когда он пел, голос звучал как скрежет, и это было как-то демонически. Под конец концерта он набросился на ударную установку и расшвырял ее части, а потом и самого себя в зал. Позже я увидел, как он шел мимо бара: невысокий, с белыми волосами, в майке The Stooges. Я почувствовал гордость».

, барабанщик группы Metallica: «В случае с Кобейном вы имели дело с настоящим человеком, а не с каким-то придуманным образом или искусственной маской».

Пи Джей Харви, певица: «Я видела его несколько раз. Как у человека, пишущего песни, у меня к нему было безмерное уважение. Он невероятный сочинитель и певец. Когда я встретила его впервые, то поняла, что он из породы особых людей. В нем был внутренний свет, и вы могли его видеть. У него была харизма, выходившая за пределы его физической оболочки».

Риверс Куомо, участник группы Weezer: «В 1990-х я был самым большим фэном Nirvana. Уверен, что несметное число людей могут сказать то же самое, но я был так страстно увлечен их музыкой, что временами чувствовал себя больным — у меня реально болело сердце».

, участник группы Green Day: «Помню, когда вышел Nevermind (второй альбом Nirvana — прим. Ленты.ру»), я подумал: наконец-то у нас появились свои The Beatles. Они были The Beatles нашей эпохи, и больше ничего подобного не случалось».

Джош Хомме, Queens Of The Stone Age: «Помню, когда я впервые услышал Bleach (первый альбом Nirvana — прим. «Ленты.ру»), я сказал друзьям: мы должны сочинять другие песни. Слушая Negative Creep, School или Love Buzz, я думал, что в группе поют три разных человека. Эта музыка действительно изменила мое сознание. Я встречал Курта и видел, как его тяготила растущая популярность. Для него это была слишком сложная ситуация. Но его песни становились все лучше и лучше. Даже сейчас, когда вдруг где-то начинает играть песню Nirvana, мне всегда становится хорошо: "Спасибо! Три минуты я могу ни о чем не беспокоиться"».

Questlove, участник рэп-группы The Roots: «Послушай, 5 апреля 1994 года (день смерти Кобейна — прим. «Ленты.ру») изменился весь наш мир».

Билли Корган, лидер The Smashing Pumpkins: «Когда Курт Кобейн покончил с собой, наше поколение лишилось ключевой фигуры. Кто еще из нашего поколения значил для других больше, чем для самого себя? Не могу больше назвать никого. Я много думал об этом и так никого и не нашел».