«Джаз — свободное искусство, и у него не должно быть никаких ограничений» 

«Джаз — свободное искусство, и у него не должно быть никаких ограничений»
Фото: Коммерсант
о «Триумфе джаза» и Российском авторском обществе
Фестиваль музыка
Композитор и саксофонист Игорь Бутман готовит 17-й фестиваль «Триумф джаза» в условиях повышенной нагрузки — недавно он занял пост главы авторского совета Российского авторского общества (РАО), которое весь прошлый год сотрясали скандалы. БОРИС БАРАБАНОВ встретился с ИГОРЕМ БУТМАНОМ, чтобы выяснить, зачем ему эти хлопоты, если на его плечах и без того множество забот.
— В этом году «Триумф джаза» проходит позже, чем обычно, даты проведения сдвинуты на конец марта — 28-29 марта. Это связано с расписанием какого-то особенного участника?
— Даты в феврале в удобном для нас Светлановском зале Московского международного дома музыки зарезервировали под другие мероприятия. Может быть, это даже к лучшему. После Нового года больше времени на рекламу, у людей больше времени заработать деньги на билеты. В этот же период в Ярославле под руководством трубача Александра Сипягина проходит фестиваль «Джаз над Волгой», многие наши артисты поедут туда. По традиции они сыграют и в Санкт-Петербурге. А 27 марта мы проведем в Москве концерт детского «Триумфа джаза».
— Есть в программе фестиваля «Триумф джаза» кто-то, кого вы хотели бы отметить отдельно?
— Саксофонист  — один из моих любимых музыкантов. У него недавно на фирме ECM вышел очень интересный альбом, несколько загадочный такой, потусторонний. Также приедет контрабасист Крисчен Макбрайд, который выступал у меня на юбилее и вот теперь приедет с новым проектом New Jawn. Еще один наш гость —  — не только играл с Майлзом Дэвисом, но и работал в качестве музыкального продюсера на крупных телешоу, писал музыку для больших кинопроектов. Мы с Джоном подружились на проекте, который называется «Всемирный день джаза», он главный аранжировщик и музыкальный продюсер всего этого ежегодного действа. Если ты видел концерт, который был 30 апреля 2016 года в Белом доме — со , Пэтом Метини, Эсперансой Сполдинг, — то им как раз занимался Джон Бисли. От этого концерта меня отцепили в последний момент.
— А вы должны были в нем участвовать?
— Да. Видимо, кто-то вспомнил мое письмо о том, что джазовые музыканты должны иметь право играть в Крыму. Существует ведь директива Обамы о том, что американские граждане не имеют права работать на территории Крыма. А я написал ему, что джаз — свободное искусство и у него не должно быть никаких ограничений. Но вот сейчас я уже получил приглашение на следующий «День джаза», он пройдет 30 апреля в Гаване.
— От кого вам поступило предложение возглавить новый авторский совет РАО?
— Со мной говорили об этом несколько раз — и нынешний генеральный директор , и композитор . 31 августа 2016 года я побывал на внеочередной конференции РАО, которая стала переломной для этой организации. Меня спросили, какие у меня отношения с РАО. Я сказал: «Великолепные. Я член РАО с 1994 года, денег никогда от этого авторского общества не получал, но и претензий особых не имею». На конференции я четко сформулировал свою позицию: «Наш генеральный директор находится за решеткой, его обвиняют в воровстве. (С июня 2016 года бывший гендиректор РАО  находится в , его обвиняют в мошенничестве в особо крупном размере. — „Ъ“). Могут ли в этой ситуации быть сомнения в необходимости реформ? Есть Максим Дмитриев, профессионал, он готов этим заниматься».
— Вокруг РАО сейчас много скандалов, а вы человек мирный, ни в чем не замешаны, практически излучаете добро и свет. Зачем вам эта головная боль?
— Ну, может быть, как раз в силу этих моих качеств у меня и получится что-то сделать. Я доверяю Максиму Дмитриеву, но, конечно, над ним тоже должен быть контроль со стороны авторов. Сейчас он проводит аудит, и по его результатам будут приняты какие-либо решения. Он должен представить отчет и свои предложения. Я надеюсь, мы увидим их до конференции РАО, которая должна пройти в апреле.
— По закону РАО может оставлять некий процент собранных средств на собственные нужды, например на содержание такого здания, как головной офис РАО на Большой Бронной в Москве. Сейчас это в среднем 30%, а, согласно последней информации, в странах ОКУПы — общества по коллективному управлению правами — смогут оставлять себе даже 50%. Вы считаете, это справедливо?
— Если правильно собирать деньги и справедливо их распределять, то никаких проблем с содержанием офисов не должно быть. Но в РАО, как известно, деньги шли не на содержание офиса, а на замок в Шотландии (согласно информации, которая попала в прессу в 2015 году, Сергей Федотов владел замком в Шотландии. — «Ъ»). Если бы мы знали, что этим замком может пользоваться каждый член РАО, многие были бы не против. Представляете, замок — дом творчества членов РАО в Шотландии!
— В конце прошлого года заговорили об участии государства в деятельности ОКУПов, в контроле над ними. Были даже поручения со стороны правительства, а министерства готовили свои предложения. А теперь эти разговоры опять заглохли.
— С государством сложнее иметь дело, чем с общественной организацией, там все-таки чуть больше бюрократии. Предложения об участии государства возникли в разгар борьбы разных групп авторов за огромное количество денег, которое собирает РАО. Я в эти интриги не вдаюсь. Композитор (глава старого авторского совета РАО. — «Ъ») как был моим товарищем, так и остался. Несмотря на то что мы принадлежали как бы к противостоящим лагерям, когда мы встретились, мы даже не говорили об этом. Обнялись, и все.
Видео дня. Как сейчас живут самые яркие звезды КВН
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео