Кино: Шварценеггер «сыграл» кровную месть осетинского архитектора 

Кино: Шварценеггер «сыграл» кровную месть осетинского архитектора
Фото: Ридус
«Последствия» (Aftermath)
США, реж. Эллиотт Лестер, в ролях: , Скут МакНэйри, Мэгги Грэйс, , , .
Страница фильма
Начальник уговаривает того пораньше уйти со стройки: из Самары через Нью-Йорк к нему летят жена и беременная дочь. Дома Роман закрепляет приветственную гирлянду, покачивает заранее купленную люльку, принаряжается — и отправляется в аэропорт, где на табло висит информация о задержке рейса, а его самого почему-то просят пройти в отдельную комнатку.
Между тем Джейкоб проводит отличный вечер с любимой женой, вспоминает своего плюшевого мишку, а придя на работу (он служит авиадиспетчером), застаёт на рабочем месте привычный бардак: напарник отошёл перекусить, рабочие пришли чинить телефон, вызовы одновременно идут из разных мест, то одно, то другое… А между тем две стрелочки на мониторе сближаются друг с другом, пересекаются и гаснут.
Трейлер фильма «Последствия»
«Последствия» — тот редкий, на самом деле, случай, когда мы в полной мере сами можем оценить, что значит титр «Основано на реальных событиях».
Известно, что эти реальные события — печально известное столкновение над Боденским озером и последовавшее вслед за ним убийство повинного в этой трагедии авиадиспетчера. Не скрывается, что Арнольд Шварценеггер играет потерявшего свою семью осетинского строителя и архитектора .
Но вот актёр, вот Калоев, вот всем известные факты — найдите теперь сотню отличий.
И они, конечно, находятся — просто потому, что фильм ни в коей мере не является реконструкцией, как не является и «художественным переосмыслением». Часто в таких случаях говорят: «Мы снимали игровое кино, а не документальное, у нас не всё точь в точь, мы имеем право на некоторый вымысел». Однако «Последствия» — вообще не про это, это пример совершенно другого рода.
Перешедший на драматические роли Шварценеггер (интересно, что в предыдущем фильме он играл отца, вынужденного убить свою дочь, а здесь герой оплакивает её потерю) не изображает собственно Калоева, поэтому глупее всего — указывать на портретное несходство. Здесь нет ни Боденского озера, ни множества детей, также погибших в той катастрофе.
Перед авторами вовсе не стояла задача воссоздать и как-либо осмыслить те конкретные события. Основываясь на них, фильм всё же является самостоятельным произведением, не претендующим на узнаваемость и достоверность.
Поэтому в данном случае традиционную для американского кино фразу корректнее было бы перевести иначе: «Вдохновлено реальными событиями». Потому что именно так и есть. Поступок Калоева стал для кинематографистов не более чем отправной точкой. Признав это в качестве неопровержимого факта, дальше они оказались вольны в построении сюжета, разработке характеров, добавлении нюансов и т. п.
Как это часто и бывает, для кино оказались интересны не личность сама по себе, не некий объективный взгляд на произошедшее, не правда — а лишь подсказанный жизнью драматургический ход: человек потерял всю семью — и убил за это условного стрелочника. Который, несомненно, тоже виноват — но в то же время ведь не является убийцей в привычном понимании этого слова, как не является и каким-то там отпетым негодяем. Произошедшее — цепь роковых случайностей, но как объяснить это тому, кто в одночасье потерял смысл своей жизни?..
Вот это интересовало съёмочную группу — от сценариста до исполнителей главных ролей, вот эта история была положена в прокрустово ложе американского драматического сценария типичного американского «независимого» фильма.
И если и есть в картине «проблемы», то связаны они непосредственно с тем, что всамделишная боль постепенно вымывается отсюда привычными шаблонами. Дом диспетчера размалёвывается словами «Убийца», появляется находчивая журналистка, которая по горячим следам уже пишет книгу про катастрофу, циничные юристы авиакомпании предлагают Роману присвоить ему статус вип-клиента с соответствующими привилегиями…
Ну и так далее, и так далее — вплоть до по-ученически смазанного финала, не только не имеющего ничего общего с реальностью, но и дурно пытающегося вывести из рассказа какую-то обязательную мораль.
И в этом проявлена слабость рядового американского киношника, трусливо поджавшего хвост перед драмой столь необъятного масштаба. Якобы говоря о «последствиях», фильм упускает последствия совершенно иного толка: у подлинной истории не отнять того, что отсидевший Калоев вернулся на родину не иначе как героем России — под фанфары прессы и телевидения. Но такой цветистый финал полностью переворачивает весь монохромный сюжет — и браться за него чужестранцы не решились.
Зато легко представить, насколько щедро написанное маслом полотно получится на этом же материале у маститого Сарика Андреасяна, нюхом чующего «масть» и легко выступающего в диапазоне от «Землетрясения» до «Защитников». Уже сейчас мы можем «разглядеть» кадры из его будущего шедевра, где наверняка будут и отправляющиеся на отдых счастливые башкирские дети, и роковым образом попавшая вместе с ними на тот злополучный борт семья Калоева, и кто-нибудь из них, несомненно, в последний момент увидит приближающийся сбоку второй самолёт… И в финале , отрастив по такому случаю бороду, не в одиночестве, а под прицелом телекамер склонит над их могилами голову…
Вот тогда мы ещё вспомним лишённые всего этого «Последствия» добрым словом.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео