Фильмы
ТВ
Сериалы
Актеры
Тесты
Фото
Видео
Прямой эфир ТВ

«League of Legends лучше и интереснее доты по многим параметрам»

Киберспортивные трансляции давно не уступают картинке из телевизора. Они прекрасно чувствуют себя в Интернете, где аудитория не смотрит «ящик», а проводит время либо на YouTube, либо на Twitch.tv. Продюсер трансляции Riot Games Станислав Минаков рассказал, как он пришёл в индустрию киберспорта, и объяснил, почему играм в жанре MOBA (Dota 2 и League of Legends) не нужно лезть на телеканалы, чем League of Legends похожа на Dark Souls и почему Михаил «Olsior» Зверев станет круче, чем .
«League of Legends лучше и интереснее доты по многим параметрам»
Фото: Чемпионат.comЧемпионат.com
— Почему вы решили пойти работать на телевидение?
— Потому что мой отец — телевизионщик. В принципе, меня всегда это интересовало и даже с детства тянуло к камерам. Журналистика интересовала меньше, потому что у меня отец был журналистом. Хотелось что-то своё, нежели становиться корреспондентом или репортёром. Меня заинтересовал продакшн, я начал монтировать, и с этого всё началось на ТВ. Мне не так интересно зацикливаться на каком-то одном деле, поэтому я начал пробовать разные вещи. Был администратором и директором на съёмочной площадке в кино, монтировал фильмы, потом был репортёром на телевидении, режиссёром, продюсером — попробовал всё что можно. У меня очень разносторонний опыт, и хотелось это как-то объединить. Пришёл к выводу, что это всё объединяется в продюсировании.
— Над какими проектами вы работали?
— Работал с [Фёдором] Бондарчуком, готовил для него монтаж к «Сталинграду», с Ревазом Гигинеишвили монтировал его некоторые фильмы. Принимал участие в работе над маленькими проектами типа «Какраки» с [Михаилом] Ефремовым, работал над многими сериалами. Именно кино подарило первый опыт продакшна.
— Чем приходилось заниматься на телеканалах, на которых вы работали?
— Где-то работал как репортёр, где-то как режиссёр монтажа. Самый большой опыт, как ни странно, я почерпнул на новом проекте «Царьграда». Главным продюсером там был Джек Хэник — тот человек, который начинал в Fox News. Очень много я нахватался у него. Потому что на канале я выполнял обязанности главного режиссёра, занимался продюсированием.
— Самый интересный проект на ТВ, над которым вы работали?
— Наверное, «Царьград», которым я занимался два года. По факту это был стартап, и мы делали что-то новое, в несвойственной для меня среде. Они хотели сделать аналог Fox News, но не с серьёзным настроем. Я не всё это поддерживал, но тем менее проект дал мне большой опыт. А так отовсюду по чуть-чуть. Я не могу сказать, что вот этот лучший и интересный проект за 10 лет. Я иногда маме рассказываю, что похож на индийца из фильма «Миллионер из трущоб». В определённый момент я понял, что набрался того жизненного опыта, который нужен мне именно сейчас. И мне ещё придётся многому научиться.
— Сложно ли человеку с улицы попасть работать на телевидение?
— Это достаточно философский вопрос. На самом деле есть много вариантов, чтобы попасть на телевидение. Я не думаю, что это очень сложно. Мне не с чем сравнивать, потому что я изначально был в телевизионной среде. У меня выхода особо не было, потому что этим занимался отец. Я просто пошёл в другую стезю. Он был военным корреспондентом. Это всё-таки не моё, хотя на войну я тоже съездил, на Донбассе я был. Меня больше интересует производство, дирижёрство в какой-то степени. Я умею организовывать группы людей, надеюсь, что умею. Мне хочется, управляя людьми, делать классный продукт. Это моя мечта, этим я хочу заниматься. Надеюсь, сейчас начинает получаться хоть чуть-чуть.
— Почему вы решили завязать с телеиндустрией и податься в такую авантюру, как киберспорт?
— В какой-то момент я начал понимать, что телевидение мне надоедает. Я помню этот день. Я так устал от всего того, что там происходит: и по отношениям, по атмосфере, просто из-за того, что мне хотелось идти вперёд. Я сел и начал думать, что хочу делать дальше. Спросил себя, что я больше всего люблю. Больше всего я люблю компьютерные игры. И я себе честно ответил: хочу заниматься ими. Но куда я пойду? Я человек из производства, сейчас это развивается очень медленно, и попасть туда сложно, поэтому эту мысль пришлось отбросить.
Пришёл домой, позвонил жене, сказал: «Ира, я так устал от всего этого, хочу что-то изменить». — «Ничего, не парься, сейчас приеду — придумаем что-нибудь». Мы сели, и я увидел объявление на HeadHunter «Riot Games ищет человека на должность broadcast producer». Читаю их требования и понимаю, что почти всё полностью совпадает с моим опытом. Я посмотрел их трансляции, посмотрел, как выглядит сама игра. Я много слышал про неё, просто не играл. Подал заявление, мол, ребята, хочу к вам. Написал CV, снял даже видеорезюме, отправил его и через две недели или месяц мне ответили, что приглашают на первое собеседование. Оно было с , главой киберспортивного направления Riot Games в СНГ. Дальше пошла серия собеседований (в общей сложности около девяти) в течение полугода. Вот так я оказался тут. В принципе, мой опыт сюда не совсем подходил, поэтому пришлось учиться. Я набираюсь опыта вместе «райотерами», очень приятно, когда в команде чувствуется рост. (глава российского регионального офиса Riot Games) называет нас 30 спартанцами.
— Riot говорят, что любят брать в команду хардкорных геймеров. В Dark Souls или Demon Souls играли?
— Dark Souls — вообще любимая серия игр. Обожаю её. Мне кажется, это лучшая серия игр за последние годы. Похожие впечатления произвела на меня «Готика» когда-то. Одна из лучших ролевых игр с открытым миром. Dark Souls люблю из-за вселенной, её глубины. Всегда говорю ребятам, что по ходу перестали делать клёвые игры. Это я говорил до того, как попробовал Dark Souls. Я постарел, и мне начали надоедать игры. На самом деле просто игры стали делать другими, и Dark Souls это доказывает. Эта игра возвращает в детство.
— Сколько времени вы проводите в League of Legends?
— Меня ругают в офисе за то, что я самый неиграющий. У меня были очень тяжёлые полгода, я так влился в работу, в процессы организации, хотелось сделать что-то клёвое, чего ещё никому не удавалось. И каждый раз думаю: «Вот всё, сейчас вот тут всё сделаю и сяду играть». На самом деле этого не происходит, всё время приходится что-то улучшать. У нас то турнир в «ВТБ-Арене», то LCL Open Cup. Играю, но не так много. Хотелось бы играть больше. Сейчас финалы пройдут, дальше MSI. Думаю, до него у меня будет пара недель, чтобы наверстать упущенное. Смотрю на некоторых ребят, и мне становится стыдно. Некоторые из них играют очень круто. Я играю неплохо, но редко, и опыт маленький.
— Сейчас в команде вещания работает много людей с телевидения. Почему люди именно сейчас решают уходить из телевидения в киберспорт?
— Мне кажется, что, во-первых, ты должен любить это от души. Когда я шёл в Riot Games, я не думал: «Вот киберспорт сейчас в моде, давай-ка я буду в киберспорте». Я искренне это люблю. Чем мне нравятся Riot: они спокойно это видят во всех интервью, которые со мной проводили. У них честная любовь к играм, искренняя, а не потому что это модно и перспективно. Мы любим игры и хотим делать круто, это наша первая мотивация. В киберспорте уже образовалась своя профессиональная среда, и настоящие геймеры поймут, что в киберспорте можно работать и делать качественный продукт. И это станет нормой для всех дисциплин, не только «Лиги Легенд».
Я подтягиваю народ с разных каналов, чтобы опыт был разношёрстный. Мой оператор-постановщик, например, проработал в большом количестве ТВ и кинопроектов. Он работает сейчас с нами. Другие операторы тоже с телика. Режиссёр тоже с телика, на «Матч ТВ» работал какое-то время. Я стараюсь подтягивать сюда телевезионщиков. Некоторые технари у нас выросли на киберспорте. И мы сейчас приносим им нашу телевизионную культуру, правила и фишки. Сначала было отторжение. «Мы не телевидение, мы Интернет, у нас не будет работать». Я говорил: «Нет, ребятушки, это в Интернете, но все телевизионные законы не просто так. Они создавались десятилетиями, давай-ка заберём их сюда». Вот мы стараемся их перетащить в киберспорт. Этого телевизионного было мало. Riot Games — первая компания, которая приносит телевизионную среду в киберспорт, это то, чем можно гордиться.
— Я недавно общался с (актёр озвучания), он сказал, что за то время, пока он был журналистом и репортёром на телевидении, всё умерло. Нет настоящей журналистики, и телек не тот, что был раньше.
— Согласен с ним абсолютно.
— Разве это не одна из причин, почему из ТВ уходят в киберспорт? Тут нет жести и больше свободы.
— Лучшее надо перенимать. Есть свои законы, как расставить камеры, какие планы берём в эфир, чтобы контента было много, чтобы ведущий часто переводил темы, эфир должен быть бесшовный, чтобы в сценарии шоу была драматургия. Всё должно перетекать из одного в другое. Именно это мы перенимаем из ТВ и пытаемся воплотить здесь. Я не смотрю телевизор уже лет пять, не вижу, что сейчас там происходит. Но элементарные законы шоу работают, и их нужно использовать. А жесть переносить не надо, конечно.
— Вы смотрели киберспортивные эфиры «Матч ТВ»?
— Смотрел их обычные эфиры, но не киберспортивные. Ребята делают интересные штуки, поэтому смотреть обязательно. Думаю, у нас скоро появится конкуренция. Это хорошо. Они тоже будут делать крутые эфиры в других дисциплинах, и мы будем учиться у них, будем забирать их опыт. Ничего страшного в этом нет.
— По-вашему, зачем они идут в киберспорт?
— Не хочу никого обидеть, но это на волне популярности. Люди понимают, что спорт для молодого человека будет принимать другую форму. Никуда от этого не деться. Ребята меньше смотрят телевизор, больше времени проводят в играх и Интернете. В «Матч ТВ» работают умные люди, которые понимают это. В следующие 10 лет развитие киберспорта у нас в России будет стремительным. Так почему бы и нет?
— В одном из интервью вы сказали, что на телевидении нет вашей аудитории.
— Именно в MOBA-жанре. Я думаю, что Counter-Strike нормально зайдёт для зрителей, потому что для неподготовленной аудитории там нет ничего сложного. Она динамичная, и её интересно смотреть. MOBA намного сложнее. Её поймёт только тот, кто играет в неё сам, много и долго. Я убеждён, что пока не будет поголовной популярности «Лиги Легенд», смысла в ТВ нет. «Лёгкие» вещи вроде шоу из больших эфиров можно предоставить ребятам, чтобы люди могли посмотреть, как это выглядит. Проецируя себя на место любого зрителя, который включает «Матч ТВ» и увидит лол, он офигеет и ничего не поймёт. Это вызовет только отторжение.
— Сегодня были комментарии в духе: «Смотрел пять часов, ничего не понял, болел за Virtus.pro, Virtus.pro выиграли» (беседа состоялась в рамках финала Весенней лиги по LoL. — Прим. ред).
— Это хорошо, но, мне кажется, вхождение в игру всё равно достаточно тяжёлое. Нужно, чтобы все твои друзья играли в неё. Одному сложно во всём разобраться, нужна помощь. Через какое-то время игра начнёт доставлять тебе нереальное удовольствие. Нужно, как в Dark Souls, превозмочь. Сначала тебя убивают постоянно, а потом ты начинаешь получать удовольствие. Ты кайфуешь от того, что твой «скил» растёт. Чем хороши хардкорные игры, как Dark Souls, League of Legends? Ты не просто проходишь игру, ты учишься играть. «Лига легенд» вообще сложнее, чем Dark Souls, в плане вхождения, но и удовольствия в разы больше.
— Футбольный комментатор говорил, что он киберспортсменов шлёпал бы тапком, как тараканов на кухне. Уткин называл профессиональных геймеров онанистами. Вы как человек, который поработал вне киберспорта и внутри, можете объяснить, откуда столько неприязни?
— Это стереотипы. Я очень уважаю этих людей, их нужно понять и простить. Советское непонимание, незнание игры, непризнание того, что игры это не только искусство, но и спорт. Они и искусством их не признают, а это не так. Тут не перевоспитаешь. Я своего отца тоже не могу перевоспитать, это бесполезно. Это поколение рано или поздно уйдёт со сцены, посмотрим, какое будет дальше. Ничего страшного в этом нет. Но это простые стереотипы, комментаторы они замечательные. Жалко, что в нашей среде таких нет. Тот же Olsior () явно не хуже топовых футбольных комментаторов. Через 5-7 лет он станет огромной звездой. Даже Уткин не может так комментировать.
хотела построить «Русский ESPN», но у неё пока ничего не получилось. Чего вы хотите добиться?
— Мы просто хотим делать хороший продукт для игроков. Это наше самое искреннее желание. Просто сделать качественно и круто, чтобы им было интересно смотреть ту игру, в которую они любят играть. Понятно, что хотелось бы больше игроков, так как сейчас в регионе популярнее Dota 2, к сожалению. Я считаю, что League of Legends лучше и интереснее доты по многим параметрам. Хочется просто для большего числа людей делать качественный продукт. Сегодня нас смотрело около 55 тысяч человек. Это очень крутой показатель для нашего региона. Хочется, чтобы наше качество росло вместе с числом людей, которые смотрят. Кроме того, чтобы давать качественный продукт зрителям, мы хотим поднимать киберспорт в стране в целом.
— То есть вы не собираетесь равняться на кого-то? На TBS, например.
— Нет, равняться мы ни на кого не хотим. Мы хотим брать лучшее из того опыта, который сейчас есть, и делать это в рамках наших возможностей, бюджетов. Мы выжимаем максимум и растём со своим продуктом. Я надеюсь, что через какое-то время будем делать ещё круче. Мы забираем много интересных фишек, мы смотрим не только традиционное ТВ и спортивные матчи, но и другие регионы. Будем наращивать мышцы.
— Насколько дорого проводить такие мероприятия?
— Это дорого, очень дорого. Мы стараемся сокращать стоимость, но это дорого.
— Это будет окупаться в ближайшем будущем?
— Обязательно будет. Всё должно окупаться, это бизнес. Сейчас мы делаем вещи, которые вне наших бюджетов, но впоследствии продукт будет дешеветь. Качество стоит дорого, и это надо понимать.