Ещё
Покемон. Детектив Пикачу
Мультфильм, Приключение, Фэнтези
Купить билет
Джон Уик 3
Боевик, Триллер
Купить билет
Отпетые мошенницы
Комедия
Купить билет
Мстители: Финал
Боевик, Приключение, Фантастика
Купить билет
Братство
Триллер, Военный
Купить билет
Дом, который построил Джек
Триллер, Ужасы, Драма
Купить билет
В метре друг от друга
Мелодрама
Купить билет
Зелёная книга
Биография, Комедия
Купить билет
Большое путешествие
Мультфильм, Приключение, Комедия
Купить билет
Миллиард
Боевик, Приключение, Комедия
Купить билет
Нуреев. Белый ворон
Биография, Драма
Купить билет
После
Мелодрама
Купить билет
Маугли дикой планеты
Мультфильм, Приключение, Комедия
Купить билет
Миа и белый лев
Приключение, Семейный
Купить билет
Отель Мумбаи: Противостояние
Исторический, Триллер, Драма
Купить билет
Пылающий
Детектив, Драма
Купить билет
Букашки 2
Мультфильм, Приключение, Комедия
Купить билет
Щенячий патруль и Нелла, отважная принцесса
Мультфильм, Приключение
Купить билет
На Париж
Исторический, Комедия, Военный
Купить билет
Варавва
Биография, Исторический, Драма
Купить билет

Простор для «Тесноты» 

Фото: Коммерсант
Параллельные программы Каннского фестиваля
70-й Каннский фестиваль, пройдя свой пик во вторник, в вечер юбилейного торжества, набирает новое дыхание перед финалом. По общему ощущению конкурс высоких ожиданий не оправдал, зато есть много интересного в параллельных программах. Об этом рассказывает Елена Плахова.
К юбилею в Канн слетелись суперзвезды мирового кино — как режиссерские, так и актерские. Среди них много обладателей высших каннских наград — Джерри Шацберг и Клод Лелуш, Кристиан Мунджу и Джейн Кэмпион, Нанни Моретти и Михаэль Ханеке, Кен Лоуч и Лоран Канте. Бывшие президенты и члены жюри (Лив Ульман, Джордж Миллер, Клаудия Кардинале, Николь Кидман), лауреаты актерских наград (Кирстен Данст, Жюльетт Бинош, Кристоф Вальц) и просто почетные гости — но какие.
Уникальный фотоколл собрал перед камерой Оливера Стоуна и Настасью Кински, Диану Крюгер и Гаспара Ноэ, Альфонсо Куарона и Катрин Денев, Тильду Суинтон и Антонио Бандераса, и это только часть звездного списка. Наших соотечественников среди них не было. Зато в новой заставке к фестивальным фильмам на ступенях каннской лестницы, наряду с Орсоном Уэллсом, Федерико Феллини и Фрэнсисом Фордом Копполой, можно прочесть имена Андрея Тарковского, Григория Чухрая и Михаила Калатозова. А ведущая юбилейного вечера Изабель Юппер вспомнила про Татьяну Самойлову из каннского фильма-победителя «Летят журавли», назвав ее «матерью всех актрис». Вечер завершился глубокой ночью в новом каннском порту, где инициативу захватили Гильермо дель Торо, Сальма Хайек и другие мексиканские кинематографисты, оказавшиеся отличными исполнителями репертуара мариачи.
Мексиканцы зажигали не только на приемах. Для многих даже лучшие впечатления от конкурса затмила виртуальная инсталляция Алехандро Гонсалеса Иньярриту «Плоть и песок», которую зрители смотрят в оборудованном для этого помещении вдали от фестивальных площадок, в специальных шлемах и чуть ли не под наблюдением врачей, чтобы не дай бог не получить инфаркт. Действие шестиминутного фильма происходит в мексиканской пустыне, которую пересекают нелегальные беженцы, стремящиеся в США, и эффект присутствия возникает колоссальный: никакие душераздирающие сюжеты, придуманные драматургами, не могут тут конкурировать.
Вернемся в фестивальный кинозал. Самыми впечатляющими из фильмов параллельных программ стали те, где действие тоже разворачивается на пограничье стран и культур. Например, «Вестерн» Валески Гризебах, герои которого, немецкие рабочие, оказываются в Болгарии, недалеко от греческой границы, и, по сути, попадают в другую эпоху. Продюсер этого фильма Марен Аде сама режиссер и в прошлом году покорила Каннский фестиваль фильмом «Тони Эрдманн», действие значительной части которого разыгрывается в Румынии. И это — плодотворный опыт размыкания границ европейского культурного пространства. «Вестерн» показан в программе «Особый взгляд», а в «Двухнедельнике режиссеров» выделяется фильм литовца Шарунаса Бартаса «Иней», герои которого везут гуманитарную помощь из Литвы в Донбасс.
Горячие точки заметно повышают температуру каннского экрана. Пожалуй, самый яркий пример — «Теснота» Кантемира Балагова, дебютная работа режиссера, прошедшего школу Александра Сокурова, но выступившего не подражателем (хотя следы влияния мастера ощутимы), а сложившимся автором со своей темой и стилем. Балагов вырос в Кабардино-Балкарии и дал голос, экранный образ этому региону, до сих пор остававшемуся для кинематографа терра инкогнита. Это ни в коем случае не этнический фильм, не играют в нем существенной роли и религиозные различия между двумя общинами — еврейской и кабардинской. Хотя главная героиня еврейка Илана тайно встречается с кабардинцем, это вовсе не история Ромео и Джульетты, а конфликт фильма связан с общей атмосферой насилия, охватившей Кавказ после распада СССР. В одной из сцен кабардинцы смотрят кассету «чеченского видео», на нем изображена зверская расправа с русскими солдатами. В самом начале фильма неизвестные похищают Давида, брата Иланы, и его невесту — подобные семейные трагедии здесь не редкость.
Метафорой напряжения, страха и клаустрофобии, которыми пронизан каждый кадр этой талантливой картины, становится вынесенная в заглавие «теснота». Герои, чем бы они ни занимались, все время зажаты в узких коридорах, плохо освещенных комнатах, каких-то подсобках, а квадратный экран подчеркивает концептуальный смысл этой тесноты. Фильм стал одним из главных открытий фестиваля, как и его создатели — режиссер Кантемир Балагов и исполнительница главной роли актриса Дарья Жовнер. За «Тесноту» боролись Венецианский фестиваль и другие каннские программы, но в итоге она оказалась представлена в официальной секции «Особый взгляд», участвует также в соревновании за «Золотую камеру», которой награждают лучшего дебютанта. Похоже, что у российского фильма есть реальный шанс.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео