Ещё
Джон Уик 3
Боевик, Триллер
Купить билет
Покемон. Детектив Пикачу
Мультфильм, Приключение, Фэнтези
Купить билет
Унесённые призраками
Мультфильм, Приключение, Аниме
Купить билет
Отпетые мошенницы
Комедия
Купить билет
Мстители: Финал
Боевик, Приключение, Фантастика
Купить билет
Братство
Триллер, Военный
Купить билет
Дом, который построил Джек
Триллер, Ужасы, Драма
Купить билет
В метре друг от друга
Мелодрама
Купить билет
Зелёная книга
Биография, Комедия
Купить билет
Большое путешествие
Мультфильм, Приключение, Комедия
Купить билет
Миллиард
Боевик, Приключение, Комедия
Купить билет
Нуреев. Белый ворон
Биография, Драма
Купить билет
После
Мелодрама
Купить билет
Маугли дикой планеты
Мультфильм, Приключение, Комедия
Купить билет
Миа и белый лев
Приключение, Семейный
Купить билет
Отель Мумбаи: Противостояние
Исторический, Триллер, Драма
Купить билет
Пылающий
Детектив, Драма
Купить билет
Букашки 2
Мультфильм, Приключение, Комедия
Купить билет
Щенячий патруль и Нелла, отважная принцесса
Мультфильм, Приключение
Купить билет
На Париж
Исторический, Комедия, Военный
Купить билет

Говорит и показывает Москва: $1 млн на фестиваль российского кино в Иордании 

Фото: Forbes.ru
20 июня в московском кинотеатре «Фитиль» — российская премьера документального фильма «Бежать от войны» о сирийских беженцах, который сняла режиссер и продюсер Мария Иванова.
Год назад Мария Иванова провела первый в современной истории Ливана и России фестиваль российского кино «5 лет за 5 дней». На 2018 год запланирован фестиваль российского кино в Иордании. О том, как снимать кино и проводить кинофестивали на Ближнем Востоке, и можно ли там заработать — продюсер Мария Иванова в интервью Forbes Life.
— Мария, в 22 года вы стали самым молодым продюсером Первого канала. Как оказались в документальном кино?
— В 19 лет я была студенткой журфака и попала на авторское телевидение в программу «Времечко» на ТВЦ. А спустя три года редактор «Времечка» Михаил Ананьев предложил открыть компанию и снимать авторское кино вместе. Я согласилась, средства на открытие нашей компании «БУТА ФИЛЬМ» дал мой приятель.
Открылись мы в конце весны, первый же фильм сняли за лето — про украинскую актрису Аду Роговцеву. Режиссером и сценаристом был Ананьев, а я выполняла роль исполнительного продюсера. Наш фильм посмотрел режиссер Первого канала Аркадий Коган, ему понравилось, и нам сразу заказали три картины.
Затем я узнала, что российское правительство выделило большие деньги на развитие «5 канала» в Петербурге. С нашим единственным фильмом мы поехали в Питер предложить «5 каналу» развивать документальное кино. Так нам заказали 15 фильмов со средним бюджетом на каждый по $25 000, что было очень неплохо по тем временам.
— Как вы снимали столько материала одновременно?
— Мы привлекли много сторонних авторов. Параллельно работало четыре съемочные группы, в общей сложности — 20 человек. За три месяца мы сняли все 15 фильмов. Следующий заказ от «Пятого канала» — 40 фильмов на $1 млн Но тут мой партнер, Михаил Ананьев, открыл собственную компанию. Договорился за моей спиной с «Пятым каналом», чтобы контракт полностью переписали на него. Тоже самое он решил проделать и с Первым каналом, но они поступили по-честному — разделили заказ между нами, пополам, предупредив, что если я сниму плохое кино, работать они со мной больше не будут.
— Что же вы сделали?
— Решила снимать. Деньги в кредит на год под проценты мне дали знакомые бизнесмены. Я придумала цикл «Советские фетиши»: джинсы, автомобили, дачи и курорты. Подключила известных и талантливых режиссеров и сценаристов. Например, нашим шеф-редактором стал теле и радиоведущий Слава Борецкий. В первом же фильме — о том, как в Советский Союз попали джинсы — мы сняли около двадцати звезд, которые рассказывали разные истории. Когда в феврале 2007 года я принесла фильм на канал, его купили сразу и заказали еще несколько циклов.
Позже, с 2003 по 2013 годы, я сделала более 70 фильмов для Первого канала, канала Культура, Пятого — в их числе — «Иосиф Бродский. Разговор с небожителем», «Гарик Сукачев. Всё по-честному», фильм о Владимире Спивакове, Петре Тодоровском и многих других. В частности, программы о детях с ограниченными возможностями «Право на счастье» (Мария одна воспитывает дочь-аутиста, 8-летнюю Таисию).
Наконец, в 2013 году у меня появился новый бизнес-партнер — мы снимали в Баку кино о Муслиме Магомаеве, и я познакомилась с молодым предпринимателем Насибом Пириевым. Он купил 50% моей компании «БУТА ФИЛЬМ».
И следующие три года мы проработали вместе — сделали 100-дневный фестиваль азербайджанской культуры в Лондоне. В 2014 году наш художественный короткометражный фильм «Последний» или Sonuncu взяли в основной конкурс Каннского кинофестиваля. Фильм объездил около 80 международных кинофестивалей и получил 9 наград.
Мы должны были запустить следующий проект — полнометражный фильм «Город чужих» с режиссером Вадимом Перельманом. Но не успели: из-за проблем с бизнесом в Азербайджане Насибу пришлось покинуть страну, в их компании прошли аресты, а сам Насиб вместе с семьей теперь живет в Европе. На этом наше партнерство и закончилось.
— И все-таки при чем тут Ближний восток? Почему вы прошлой осенью провели фестиваль в Бейруте?
— Все началось в Берлине, где мы вдвоем с оператором снимали часть фильма о сирийских беженцах «Бежать от войны». Встретили 14-летнего Мухаммеда — родители отправили парня в Германию одного из Сирии, рассчитывая на то, что ему удастся подать прошение на воссоединение семьи. Когда в декабре 2015 года мы решили поехать к родителям мальчика в Дамаск, друзья и коллеги крутили у виска, мол, сумасшедшая!
Этот фильм — мой режиссерский дебют, я хотела досконально разобраться в том, почему люди идут на такие риски.
До Сирии мы добрались спокойно, но потом все пошло не так. Сначала нас встретили не те люди, в квартире не оказалось ни электричества, ни горячей воды. В 20 км от нас стояла ИГИЛ, ночью доносились звуки бомбежки. Мы планировали пробыть в Сирии две недели, но выдержали всего три дня. Я выполнила задачу-минимум — сняла родителей Мухаммеда. А где взять остальные истории про беженцев?
Через интернет нашли телефон «Российского культурного центра» в Бейруте, приехали. Очень помог директор центра, Айрат Ахметов: рассказал про страну, про беженцев, дал нужные контакты. Мы познакомились с послом России в Ливане Александром Засыпкиным, который тоже поддержал проект. В лагере для беженцев в ливанских горах, мы снимали неделю (в конце 2016 года, на кинофестивале «Сталкер» управление по делам беженцев ООН признало фильм «Мухаммед» лучшим кино о проблемах беженцев — ред. Forbes Life). Позже, на рождественском приеме в российском посольстве в Ливане мне предложили сделать что-то совместное для России и Ливана. 2016-й год в России был объявлен годом кино — так и решили сделать кинофестиваль.
— На какие средства начали подготовку?
— К этому вопросу я подошла как к съемкам фильма: сначала вкладывала личные деньги, порядка $20000. Настоящий продюсер всегда на первом этапе рискует, рассчитывает свои риски и точно знает, на что он идет.
Параллельно собирала программу, искала спонсоров и партнеров. Нашла исполнительного продюсера Екатерину Пирогову, которая, к слову, и придумала название фестиваля «5 лет за 5 дней». Катя отлично знает французский, помогала мне в Бейруте искать будущих партнеров фестиваля.
На экономической конференции в Бейруте мы сделали презентацию проекта. Заинтересовали нашей идеей российское посольство и министерство культуры Ливана. Так начался поиск денег. Для начала я решила обратиться в МИД. Мне организовали встречу с заместителем министра иностранных дел и советником Президента РФ по Ближнему Востоку Михаилом Богдановым. Когда-то он работал в Ливане, страну хорошо знает и тепло к ней относится. В итоге мой проект получил официальную поддержку от российского МИД.
— У фестиваля было очень много ливанских партнеров. Как они о вас узнали?
— С помощью посла России в Ливане Александра Засыпкина я познакомилась с советником министра иностранных дел Ливана по России Амалем Абу Зейдом, губернатором Бейрута Зиадом Шбибом, министром туризма Мишелем Фараоном и другими ливанскими партнерами.
За период подготовки я летала в Ливан 12 раз, участвовала в разных мероприятиях, экономических форумах, провела курс по продюсированию в университете, показала российские короткометражки, встречалась с министром экономики, туризма, культуры, с ведущими бизнесменами и политиками. Вела долгие переговоры с банком ВТБ, предлагала партнерство «Союзнефтегазу», пыталась достучаться до Газпрома. В итоге, бюджет я собирала на протяжении 9 месяцев. Ни одной бесполезной встречи не было, но финансирование я получила только от пяти структур.
— Каким получился бюджет?
— В общей сложности бюджет — $150 000, для международного формата это очень недорого. На саму организацию ушло порядка $30 000, на промоматериалы — еще $25 000. Церемонии открытия и закрытия, торжественные ужины и приглашение российского саксфониста обошлись нам в $23 000, гонорары сотрудникам в $18 000. Дороже всего были командировочные расходы — $40 000 за 9 месяцев.
— Ливанская сторона помогла?
— 60% бюджета — доля ливанцев. С их стороны генеральным партнером выступило представительство Opel в лице Амаля Абу Зейда. Министр туризма Ливана оплатил приезд 16 российских журналистов и организовал для них тур по Ливану. Очень помогли ливанский фонд и его президент Фуад Макзуми, ливанский «Франсабанк» с отделением в Беларуси. Отель Phoenicia предоставил три номера бесплатно и пять со скидкой 50%. Есть и независимый спонсор — ливанец Нидал Хури, живущий 20 лет в России.
— Какие привезли картины?
— Фестивальную программу в Ливане открывал «Ледокол» Николая Хомерики. Продюсер Игорь Толстунов согласился дать нам картину параллельно российскому прокату, за что ему большое спасибо. В итоге ливанцы смотрели фильм в одно и тоже время с русскими зрителями!
Привезли и фильм-катастрофу «Экипаж». Его прокат на ближневосточном рынке состоялся еще летом, но ливанцы были готовы повторить. Из новых фильмов — документальная «Саламанка» Руслана Федотова и Александры Кулак, «Слушая Бетховена» Гарри Бардина, «Мы не можем жить без космоса» Константина Бронзита, «Про любовь» Анны Меликян, «Испытание» Александра Котта, сделали премьеру нашего фильма о сирийских беженцах «Бежать от войны» (20 июня 2017 года в Москве, в кинотеатре «Фитиль», пройдет его премьерный показ — ред.).
Хотели взять и фильм «Дуэлянт», договорились об этом с Александром Роднянским. Сделали перевод на арабский язык, выпустили промопродукцию. Но за неделю до фестиваля продюсер отказался давать нам картину, не объяснив причин.
В общей сложности мы отобрали порядка 12 картин — короткий метр, документальные, анимационные, художественные. За 5 дней к нам пришло более пяти тысяч зрителей, мы получили множество отзывов, публикаций.
— Сроки окупаемости назвать можете?
— Подобные фестивали — не «про бизнес», о коммерческой окупаемости речь не идет, и наши партнеры это отлично понимают. В случае с ливанским фестивалем — вложенные изначально собственные деньги я не потеряла, благодаря спонсорской поддержке их удалось вернуть. Фильмы нам предоставили бесплатно, показы в Бейруте тоже бесплатны, поэтому зарабатывать не на чем.
Почему нам помогают? Мне кажется, что европейский житель к Востоку относится с очень большим интересом, а наш первый фестиваль стал первым крупным культурным российским проектом на Ближнем Востоке.
— Что самое главное в организации международного кинофестиваля?
— В начале надо найти правильный подход к партнёрам, не важно — государственная эта структура или частная. Если партнёры не в России, надо, в буквальном смысле, чаще ездить к ним в гости, а не ждать неделями письма или звонка. Крайне важно и правильно подобрать команду. В начале пути продюсер может быть один, но потом, в подготовительный период и на самом фестивале очень важна команда.
В этом я согласна с тем, как работает режиссер Вадим Перельман — он может уволить 80% команды за время подготовки, но в съёмочный процесс он войдет с идеально подобранными людьми.
— Есть секреты в подборе программы, площадки?
— Как бы банально это ни звучало, но главное — руководствоваться интересами публики и зрителей. В Ливане я изучила, что идет в кинотеатрах, что смотрит зритель. Площадки надо брать только лучшие в городе, независимо от стоимости — найти деньги, как правило, удается всегда.
— Что будет с фестивалем дальше, у него есть будущее?
— Сейчас работаю над организацией международного трёхдневного фестиваля Human2Human в Иордании. Это гуманитарный проект, который соединит европейское, в том числе российское искусство, музыку и кино. В частности, этой осенью в России выйдет несколько хороших новых фильмов — они и станут частью программы. Говорить о ней подробнее пока рано.
Но у меня уже появился партнер — Саеед Ассири, представитель туристического бизнеса в Саудовской Аравии. Мы зарегистрировали бренд Human2Human и получили патронаж Министерства туризма Иордании. Бюджет — около $ 1 млн Планируем провести фестиваль в начале мая 2018 года.
Как и в Ливане, в Иордании не будет билетов — многие фильмы мы получим по бартеру, за рекламу. Гуманитарные проекты на Ближнем Востоке — не про окупаемость, а про репутацию. Но на свой следующий свой проект я точно заработаю.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео