Ещё
За что в СССР запретили детский фильм
За что в СССР запретили детский фильм
Фильмы
Почему киностудии запретили показывать Ларионову
Почему киностудии запретили показывать Ларионову
Актеры
Лучшие сериалы прошедшего десятилетия
Лучшие сериалы прошедшего десятилетия
Сериалы
Критики о "Буратино": "Безобразная картина"
Критики о "Буратино": "Безобразная картина"
Фильмы
(Не)идеальный мужчина
(Не)идеальный мужчина
Фантастика, Комедия
Купить билет
Холоп
Холоп
Комедия
Купить билет
Камуфляж и шпионаж
Камуфляж и шпионаж
Мультфильм, Боевик, Приключение
Купить билет
Союз спасения
Союз спасения
Исторический, Приключение, Мелодрама
Купить билет
Проклятие
Проклятие
Ужасы
Купить билет
Вторжение
Вторжение
Фантастика
Купить билет
Маяк
Маяк
Фэнтези, Ужасы, Драма
Купить билет
Дело Ричарда Джуэлла
Дело Ричарда Джуэлла
Драма
Купить билет
Холодное сердце II
Холодное сердце II
Мультфильм, Приключение, Комедия
Купить билет
Фиксики против кработов
Фиксики против кработов
Мультфильм, Приключение
Купить билет
Особенные
Особенные
Комедия
Купить билет
Достать ножи
Достать ножи
Детектив, Драма
Купить билет
Джуманджи: новый уровень
Джуманджи: новый уровень
Боевик, Приключение, Фантастика
Купить билет
Иван Царевич и Серый Волк 4
Иван Царевич и Серый Волк 4
Мультфильм, Приключение, Комедия
Купить билет
Полицейский с Рублевки. Новогодний Беспредел 2
Полицейский с Рублевки. Новогодний Беспредел 2
Приключение, Комедия, Семейный
Купить билет
Звёздные Войны: Скайуокер. Восход
Звёздные Войны: Скайуокер. Восход
Боевик, Приключение, Фантастика
Купить билет
Сквозь снег
Сквозь снег
Боевик, Фантастика, Драма
Купить билет
Проксима
Проксима
Боевик, Драма
Купить билет
Риф. Новые приключения
Риф. Новые приключения
Мультфильм, Приключение
Купить билет
Девушка в лабиринте
Девушка в лабиринте
Триллер
Купить билет

Как вести себя после ограбления 

Как вести себя после ограбления
Фото: ИА Regnum
Режиссёр Джозеф Льюис рассказал историю дикую и печальную. Юноша, помешанный на оружии, встретил девушку, стреляющую не намного хуже, чем он. Красавица работала в ярмарочном балагане и мечтала встретить парня, с которым можно делать дела. Она хотела получить всё и сразу, а для этого, по её убеждению, не существовало лучшего способа, чем грабёж.
Парень был не в восторге от предложения. Его пугала перспектива пришить кого-нибудь ненароком. Но девушка жёстко поставила его перед выбором: живём вместе и грабим вместе или разбегаемся, и он согласился.
Действовали они глупо — не пряча лиц, и поэтому были легко установлены. Да ещё оказалось, что девушка не прочь пострелять по живым мишеням. Её совершенно не заботит, что кто-то отдал концы.
Парня огорчала манера возлюбленной дырявить людей, но долго сердиться на неё он был не в силах. Он её жалел и прощал.
Инструкция налётчика гласит: не сори украденными деньгами, не светись в публичных местах, не оставляй награбленное в гостиничном номере. Все эти заповеди, известные даже ученикам младших классов, влюблённая пара нарушила. За что в скором времени и поплатилась.
История Ромео и Джульетты с большой дороги была нетипична. Она оказалась почти свободна от морализаторства. Зритель понимал, что парочка творит дела нехорошие, но при этом сострадал им. Ему хотелось, чтобы у влюблённых всё получилось — сорвав куш, они осели где-нибудь, нарожали деток и успокоились.
Фильм, снятый по-быстрому, с крохотным бюджетом, был тепло встречен критикой. Он не стал событием в год выхода на экран, но позже был вознесён до небес. Когда началась очевидная война с принципами, на которых основана культура и держится общество, творение Льюиса сделалось примером для подражания. К нему стали подводить, как к чёрному алтарю.
Это кино открыло многим режиссёрам путь к славе: снимай захватывающе и проникновенно, без осуждений и морализаторства, и тебя вознесут.
Крайне интересно то, что бунтарский по своей сути фильм создал покорный раб индустрии. был частью конвейера, постановщиком фильмов категории «Б». Он умел снимать дёшево и изобретательно, но всегда делал то, что было разрешено и потребно.
Ещё интереснее то, что сценаристом был ДалтонТрамбо. Он значился в «чёрном списке», но работать по специальности продолжал, скрываясь за псевдонимами. Его приютила маргинальная студия"Кинг бразер спродакшн», которой управляли братья-толстяки Моррис и Фрэнк Козинские. Это были славные ребята, пришедшие в кино из игорного бизнеса, который их реально достал. Денег у них было мало, но они умели вертеться — находили финансирование и снимали один-два фильма в год в бешеном темпе. Иногда умудрялись укладываться в шесть дней. Репутация у братишек была ещё та (их обвиняли в уклонении от уплаты налогов), но нанятых сотрудников они никогда не обманывали. В период «охоты на ведьм» им повезло неслыханно. К ним постучались суперпрофессионалы, которым крупные студии указали на дверь. Они и мечтать не могли, что у них будут работать такие люди, как Трамбо, да ещё за гроши.
Уровень их фильмов резко вырос. Бизнес пошёл в гору. «Короли»поверили в то, что их мечта может осуществиться. А мечтали они получить «Оскар» и представлять свои картины солидно, чтобы на премьеру съезжались звёзды, а главы крупнейших студий хлопали их по плечу.
Фильм , вышедший в 2015 году, рассказывает об этом периоде жизни известного сценариста. Он рисует Козинских стихийными существами, которые вели себя независимо и могли вышвырнуть представителя киноальянса «За сохранение американских идеалов», требующего уволить «большевика».
Это, конечно, домысел. Толстячки не могли строить бизнес вне крупных компаний. У них не было возможностей продвигать свои фильмы самостоятельно. А на посланника киноальянса, куда входил , нельзя было орать, угрожая проломить ему голову.
Братья не могли борзеть. Их бы просто прихлопнули. Отказ мейджоров от сотрудничества по требованию федеральных властей их бы убил. Одной публикации с обвинением в пособничестве было достаточно, чтобы их редкие премьеры сопровождались пикетами, а в двери самой компании ломились легионеры. «Короли» бы вернулись туда, откуда пришли.
Сохранить в тайне сотрудничество сТрамбо было нельзя. знало в Голливуде всё и про всех (оно прослушивало телефоны, читало почту, отслеживало контакты).
И вывод отсюда только один: санкция на расправу с «Кинг бразерс продакшн» не давалась.
Маргинальные кинокомпании были нужны. Как нужны были и обиженные, разорённые и прощающиеся со своими иллюзиями сценаристы. Кому именно они были нужны, тоже большого секрета не составляет. Они могли быть нужны только владельцам , постепенно превращающим американское общество в слизь, в нечто запуганное, атомизированное и неспособное к консолидации.
Трамбо написал странный сценарий для коммуниста. Он явно видел, что на фильмы, пронизанные отчаянием, безысходностью, существует заказ. И он не просто двигался в русле, а шёл дальше — создавал печальную повесть о грабителях, сеющих смерть, где тень бросалась не на систему, а на общество.
В этой повести общество ограждало себя от мальчика, укравшего револьвер. Оно не прощало его, не давало ему шанса загладить вину, а отправляло на четыре года в школу для малолетних преступников.
В этой повести заявлялось, что общество в долгу перед тем, кто не жил полной жизнью, а люди нормы, честняги, изображались серыми существами, живущими уныло, трудно, от зарплаты до зарплаты. У них не было шанса разбогатеть, и при этом они даже не помышляли о том, чтобы нарушить правила. Они пытались помешать грабителям, несмотря на то, что деньги принадлежали не им, а банкам или работодателям. Им лично должно было быть всё равно, а они рисковали жизнями, защищая порядок, при котором были обречены прозябать.
Но главная фишка была, конечно, в ноте сочувствия. Грабители были молоды, красивы, талантливы, и их было жалко. Когда они погибали в непроглядном тумане, словно окутывающем саму жизнь человеческую, в душе зрителя рождалось чувство презрения к обществу.
Трамбо, взявший рассказ Маккинли Кантора и развернувший его в отчаянную историю, явно шёл на попятную. Он создавал конъюнктурную вещь. Он словно заявлял, что принимает правила игры, что готов работать в нужном ключе. Он словно выпрашивал себе оправдательный приговор.
Конечно, это был тяжелейший для него период. От него все отвернулись. Денег на жизнь катастрофически не хватало, а у него была семья. Он не мог продать дом, даже максимально скинув на него цену. Не находилось покупателя.
Трамбо вдруг ощутил себя в одиночестве, в окружении людей, ради которых он восстал против системы, и которые тупо бойкотировали его по указке системы. Он считал их свободными гражданами, а они были злобными обывателями, стремящимися к тому, чтобы его семье во время отсидки кормильца не на что было жить. Он сам оказался в непроглядном тумане, в вате, сквозь которую было невозможно прорваться. Нет ничего удивительного в том, что он писал свой сценарий с чувством презрения к обществу.
Трамбо уже не был коммунистом, не был мечтателем. Он уже воевал не за новый мир, не за американские идеалы, а за себя.
Он не выпросил оправдательный приговор у сильных мира сего. Он был обречён загреметь на нары. Конгрессменам нужны были жертвы. А элите ТНК, которая вертела этими конгрессменами, — мученики.
Шла сложная игра, и люди искусства в ней были маленькими и большими игрушками.
Видео дня. Какой стала внучка Женечка из «Сватов»
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео