Ещё

В Петербурге на фестивале «Звезды белых ночей» уровень задают певцы 

В Петербурге на фестивале «Звезды белых ночей» уровень задают певцы
Фото: Ведомости
В этом году в программе фестиваля почти не было приглашенных оркестров и на удивление мало громких дирижерских имен. Пожалуй, только Неэме Ярви, мастодонт старой школы, приехал в Петербург после долгого перерыва, решив отметить здесь 80-летие. И впервые выступил в Концертном зале с Эстонским симфоническим оркестром, выбрав для петербургского концерта самых любимых своих авторов — Эдуарда Тубина и .
Дирижировал Ярви захватывающе и вместе с тем очень просто. Юношеский азарт, мастерство и пылкий темперамент маэстро сохранил и даже преумножил с годами. Но что более всего восхищает в старшем Ярви — так это его бесподобное умение непринужденно обращаться с оркестром. Громадная стоголовая махина послушно и пластично следует за мельчайшим движением не то что руки — мизинца и даже брови маэстро. Дирижирует Ярви экономно, не напрягаясь, — а оркестр играет так, будто его подстегнули тысячью плетей. Эстонский оркестр к петербургским гастролям готовился, видимо, очень тщательно: продемонстрировал хорошую техническую форму, богатое, объемное и плотное звучание, корректное, четко артикулированное произнесение каждой ноты и фразы, отменное чувство стиля.
Однако этот концерт стал скорее исключением из правила: основную нагрузку на фестивале вынес доблестный Мариинский оркестр, за пульт которого в течение полутора месяцев ежедневно, а то и по два-три раза в день становился .
Концерты и спектакли шли non stop на трех сценах. Из солистов отметим , сыгравшего на открытии фестиваля Концерт для фортепиано с оркестром собственного сочинения. Музыка концерта представляла собою сплав из Рахманинова и Чайковского со спорадическими вкраплениями Стравинского и странноватой, неприятно режущей ухо аккордовой грязцой, которая заставила задуматься о специфическом слышании Трифонова-композитора.
Вновь выступил на фестивале британский пианист с сольной программой, составленной из романтиков. В день 125-летия Стравинского на Гала-концерте во всегдашней напористо-маскулинной манере сыграл Скрипичный концерт Стравинского .
Однако в этом году ставку сделали не на именитых инструменталистов, а на звездные голоса. явилась в титульной партии в главной фестивальной премьере — «Адриане Лекуврер», и это стало сенсацией «Звезд» («Ведомости» писали о спектакле 23.06.2017). отлично спел Макбета, а в концертном исполнении «Тристана» вновь покорил бездонной глубиной и бархатной мягкостью голоса в партии Короля Марка.
, одно из лучших сопрано нашего времени, вышла в старом спектакле Молостовой/Цыпина в партии  — и тот преобразился. Задышал, наполнился драматической силой и болью; оказалось, что постановка оперы Шостаковича и сегодня смотрится актуально. Гротескно-комическая сцена с Нигилистом в полицейском участке будто с наших дней списана.
Удачно дебютировала в партии Елизаветы Валуа в «Доне Карлосе» . Шумные овации заслуженно срывали в партии Ди Луны в «Трубадуре», , эталонно спевший арию Макдуфа в «Макбете», и  — Банко.
Но королевой мариинского фестиваля по праву стала . Ее неистовая Азучена в «Трубадуре», властная Герцогиня Буйонская в «Адриане Лекуврер», Принцесса Эболи в «Доне Карлосе», Далила, Амнерис в «Аиде» и в особенности Леди Макбет в опере Верди «Макбет», где она расширила границы своего меццо до полноценного драмсопрано, — каждая из этих партий стала событием.
Много было концертных исполнений опер — в том числе полузабытых или вовсе неизвестных. Впервые после 1915 г. в Петербурге исполнили монументальную хоровую «Орестею»  — впрочем, крайне неудачно. За пультом стоял Леон Ботстайн, президент американского Бард-колледжа, музыковед, но, как показала практика, ни разу не дирижер. К тому же эта опера с несчастливой сценической судьбой, на наш взгляд, сильно переоценена по части ее музыкальных достоинств. Общеизвестно, что Танеев — преданный ученик и старательный эпигон ; но то, что у Петра Ильича звучит свежо и пронзительно, у Танеева — схоластично и предсказуемо. Даже хоровое фугато написано как учебное задание.
Зато опера другого представителя московской композиторской школы — Александра Чайковского — «Король шахмат» оказалась весьма занятной как по музыке, так и по сюжету. Либретто основано на «Шахматной новелле» , в центре действия — шахматный турнир с чемпионом мира Чентовичем, происходящий на лайнере, плывущем в Америку.
Опера начинается с шикарного, смачного оркестрового зачина: яркое тутти, богатырская мощь ревущей меди, щедрая до избыточности инструментовка, размашистый мелодический жест — отдыхает. Уже вторая тема вбрасывает лирическую струю; по всему диапазону прокатываются освежающие волны арфовых арпеджио. Пластически точно, картинно передано могучее движение вперед океанского лайнера, стальной грудью рассекающего волны.
Все партии — пять ведущих и пять второстепенных — исполняли солисты Академии молодых певцов Мариинского театра; в ансамбле особо отметим отличный баритон Дмитрия Гарбовского — Доктора и звонкое сопрано Екатерины Латышевой — Эрики.
Фестиваль продлится до конца июля и традиционно завершит петербургский театральный сезон. Сногсшибательных открытий в этом сезоне не случилось, но общий уровень исполнения на «Звездах» явно повысился. Все лучше играет гергиевский оркестр; духовые звучат гораздо четче и слаженнее, приближаясь по качеству к европейскому уровню. Особенно же порадовала оперная труппа театра, в которой сейчас найдется с добрый десяток голосов мирового уровня.
Санкт-Петербург
Видео дня. Что стало с первыми звездами «Дома-2»
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео