Фильмы
ТВ
Сериалы
Актеры
Тесты
Фото
Видео
Прямой эфир ТВ
Фильм «Матильда» , страсти вокруг которого разгорелись еще до окончания съемок, вышел на экраны. Обозреватель «ВМ» посмотрела картину.
Пируэт Учителя
Фото: Вечерняя МоскваВечерняя Москва
Последние полгода создатели картины буквально «плыли в кислоте» всевозможных оскорблений, угроз, наездов. Гневные, но мирные манифестации против ленты переходили в немирное забрасывание камнями офиса режиссера Алексея Учителя в Петербурге и таран грузовиком кинотеатра в Екатеринбурге...
Наконец появилась возможность поразмышлять о художественных достоинствах фильма. Скажу сразу: я очень хорошо отношусь к Алексею Учителю. Он — крепкий режиссер, профессионал. Поэтому и спрос с него в этой неоднозначной ситуации — по гамбургскому счету, подразумевающему защиту «подлинной системы ценностей, свободной от сиюминутных обстоятельств».
Просмотр фильма оставил лично у меня грустное ощущение: Алексей Ефимович, на мой взгляд, мог быть более придирчивым к сценарию. «Матильда» удивила прежде всего нагромождением сценарных нелепостей, тянущих за собой невнятность многих персонажных линий (сценарист ). Огрехи тут настолько очевидны, что в зале многократно вспыхивал смех, причем в самых неподходящих местах.
Режиссер как-то заметил, что игровой фильм имеет право на вымысел. Безусловно, тем более что о раннем периоде жизни российской балерины польского происхождения , будущей приме-балерине Мариинского театра, мы знаем не так уж много. В картине ей всего лишь 18, она только учится крутить 32 фуэте и... интриговать. И почему бы, скажите, режиссеру не снять фильм о ее романтических отношениях с представителями царской фамилии? Но явные сценарные проколы убивают поэтический флер истории. Ну, например, на первых же минутах картины, в изумительно красивой сцене коронации (оператор ), в соборе, где царская семья, духовенство, гости застыли в немом ожидании, с хоров вдруг раздается истошный крик вбежавшей Матильды: «Ники!» Будущий царь прямо перед алтарем валится в обморок, российская корона катится под ноги гостей. А у зрителей падает доверие к последующим сценам. Этот эпизод повторяется в фильме дважды, кольцуя историю, в которой происходят разные события — и выдуманные, и реальные, но не менее творчески переосмысленные.
Тут и отдающая чрезмерным пафосом сцена публичного покаяния государя после давки на Ходынском поле.
Поднявшись на вершину вышки, он лихо запаливает фейерверки, а потом опускается на колени на всеобщее обозрение. Правда, народ этого эффектного стояния не видит: караван, увозя на телегах трупы погибших в давке, бредет восвояси в темени ночи.
Невнятной сюжетной линией в картине стало и появление некого Воронцова (), фанатичного поклонника Матильды, у которого с цесаревичем — личные счеты.
Воронцова отлавливают и подвергают пытке ради получения информации о гипотетическом заговоре против императора. Причем сразу предупреждают, что, если это не заговор, а ревность, его отпустят.
Но фанатик молчит как рыба... Воронцов подвергается «эксперименту погружения в транс», ради чего его то топят в аквариуме, то вытаскивают на поверхность, а он, захлебываясь, грезит танцующей чаровницей Матильдой. Для зрителей так и остается загадкой, зачем появляется этот герой и куда потом исчезает.
Не меньший вопрос вызывает и подбор актеров.
Безусловной режиссерской удачей является выбор (юной Кшесинской) и (властной императрицы Марии Федоровны). Хороша и талантливая Луиза Вольфрам, иронично изображающая ревнивую принцессу Гессен-Дармштадтскую. Но, увы, она так же далека от известного нам образа императрицы Александры Федоровны, которая была добра и любила все сущее (о чем свидетельствуют ее дневники), как далека простоватая комедия Чаплина от философского кинематографа Тарковского.
Да и 40-летний никак не тянет на 22-летнего Николая: смотреть на бесконечные внутренние метания визуально зрелой личности, перемежающиеся пылкими юношескими пробежками по анфиладам дворца за убегающей Кшесинской, даже как-то неловко.
Но самой неубедительной сценой выглядит странный пируэт, когда будущий царь ни с того ни с сего меняет вектор своих сердечных предпочтений. Он игнорирует чудом воскресшую из пожара Кшесинскую и возводит на любовный пьедестал будущую супругу, которой до этого вообще не интересовался. У зрителей возникает правомерный вопрос: с чего бы это вдруг? Положа руку на сердце, скажу, что все перечисленное большого значения не имеет. Значение имеет другое.
Почему героем фильма стал именно Николай II? Ведь подобную картину о добрачном романе можно было снять практически о любом историческом персонаже.
Но Николай II — фигура эксклюзивная для нас — прежде всего тем, что октябрьский переворот случился при нем. И зрителя гораздо больше интересует, мог ли император вырулить из той ситуации? Могла ли революция в России не произойти? Были ли у него данные для анализа ситуации или они попадали к нему в искаженном виде? Или он, мягкий по натуре, не смог справиться с ситуацией? Вот что действительно интересно.
После просмотра картины вспомнились слова священника Иоанна Кронштадтского: «Православному человеку все можно, но не все душеполезно». Это высказывание, думаю, можно отнести и к отечественным режиссерам.
СПРАВКА
«Матильда» — историческая мелодрама об отношениях балерины Матильды Кшесинской и цесаревича Николая. С ноября 2016-го вокруг фильма идет ожесточенная полемика, попытки запрета, поджоги кинотеатров в некоторых городах. Главным противником фильма стала депутат .
Подписывайтесь на канал "Вечерней Москвы" в Telegram!