Ещё
Билеты в кино
Богемская рапсодия
Биография, Драма, Музыкальный
Купить билет
Смолфут
Мультфильм, Приключение, Комедия
Купить билет
Несокрушимый
Исторический, Драма, Военный
Купить билет
Веном
Боевик, Приключение, Фантастика
Купить билет

Ольга Хохлова: Я выбираю чудо 

Фото: Вечерняя Москва
Актриса накануне своего дня рождения и Нового года рассказала «ВМ», с каким настроением встречает праздник и каких подарков ожидает от наступающего года.
Ольга, как вам предновогодняя Москва и каких подарков ждете от будущего года?
— С самой юности праздничная столица для меня — настоящая сказка, в каждой гирлянде — мечта. В каждом тоннеле из рождественских огней обязательно мерцает обещание счастья. Ведь в первый раз я увидела рождественскую Москву, когда училась в десятом классе. Я жила в Ангарске, в маленьком городе в Сибири. Родители собрали денег на школьную экскурсию. Всем классом добирались на поезде пять суток. Я на верхней полке засыпала, мечтая увидеть Кремль, Большой театр, МХАТ. И даже примороженные по утрам к плацкартному окну волосы не уменьшали мое предчувствие счастья. В ту поездку, гуляя по Тверской среди столичных огней, я твердо решила — приеду поступать в Москву «на артистку». И сейчас я, уже взрослая тетя, всегда чувствую прилив радости под этими огоньками. Смешно даже. Подарков особенных не жду. Знаете, никто не дарил мне золотые яхты. Зато мой муж, тогда он был еще жених, забирался по водосточной трубе ко мне в окно в общежитие… Вот это и романтика, и воспоминания на всю жизнь. Он до сих пор считает, что это было что-то невероятное, — наверное, перенервничал тогда очень.
— Вы стали популярны после выхода в 2007 году сериала «Папины дочки». Какие самые неожиданные проявления зрительской любви случались в жизни?
— Я после института работала в Приморском краевом академическом театре во Владивостоке. Помню письмо от матросика после спектакля: «Дорогая Ольга, вы мне очень нравитесь. Сегодня нас всей командой водили на спектакль, я сидел в седьмом ряду, на 27-м месте и понял, что вы тоже отвечаете мне взаимностью: со сцены вы подмигнули, глядя мне прямо в глаза, а потом показали мне язык…» Такого нарочно не придумаешь! Еще был один парень — грузин, каждое выступление даривший охапки роз. А однажды какая-то женщина сняла с себя янтарные бусы и вынесла мне их на сцену вместо цветов. Но впервые я поняла, что стала известной артисткой, когда возле моего подъезда маленький мальчик тайком пытался сфотографировать меня на мобильный. Я спросила: «Что ты делаешь?» А он: «Скажите, это вы снимались в „Папиных дочках?“ „Я“. И он как закричит: „Это она, это она!“ Из-за кустов выбежала целая ватага детей, стали фотографироваться со мной, автографы брать… Представьте, ведь прятались, караулили, ждали, когда выйдет Аэлита Степановна, мама Веника из „Папиных дочек“!
— Ваша жизнь достойна приключенческого сценария. Не поступили с первого захода в театральный в Москве и пошли клепать на обувной фабрике стельки и подошвы. А потом, ткнув пальцем в карту, рванули во Владивосток…
— Да, поступить в Москве мне не удалось, был бешеный конкурс — 600 человек на место. Устроилась на обувную фабрику „Красный пролетарий“. А потом решила все бросить и уехать во Владик. Сейчас я понимаю, что зря страдала: если б осталась тогда в Москве, то Слава бы мой (супруг актрисы Вячеслав Шикалов, потомственный моряк. — ВМ) какой-нибудь другой дивчине достался. Поступила там в Институт искусств на театральный и… полюбила моряка. Вышла замуж, из моря его ждала…
— Припомните самые тяжелые съемки: чем готов жертвовать артист ради достоверности роли?
— Самые тяжелые съемки связаны с ужасной погодой. Часто летом снимаем зиму или в холод — жару. Все время мерзну на открытой площадке. Уже купила себе специальные маечки. Надеваю на себя папин пояс из собачьей шерсти, он от радикулита им спасался. Только что я снялась в фильме „Счастья, здоровья!“ режиссера Горобца. На улице идет снег, а мы изображаем, что нам жарко, веселимся и танцуем, а на мне — тоненькое шелковое платье. Вот такие „летние“ съемки проходят зимой. Я снималась в фильме „Точка отсчета“ c Юрием Мефодиевичем Соломиным. Съемки ночные. Подхожу к нему и спрашиваю: „Как вам удается в шесть утра так хорошо выглядеть? Мы, молодые актрисы, в это время уже в разобранном состоянии“. А он как бы шуткой отвечает: „Артисту талантливым необязательно быть, а здоровым быть необходимо“. В общем, бережемся по возможности. Или вот в фильме „Марафон“ мы снимались с Екатериной Васильевой. Была холодная нетопленая комната, изо рта шел пар. Тогда Екатерина Сергеевна говорит: „Ну что ж делать? Давайте есть мороженое“. Я была шокирована, но оказалось, что мороженое холодит дыхание, и оно перестает парить. Как думаете, какова вероятность заболеть после этой съемки? Холод собачий, но актриса готова есть мороженое, чтобы пар не шел изо рта.
— Ваша роль в фильме „Эти глаза напротив“ — сплошная жертвенность женщины во имя большого таланта. Насколько сложно было примерить этот образ?
— Моя Валентина из фильма „Эти глаза напротив“… Мы ведь не знали, какой она была. Сложность в этом и заключалась: не было информации об этой женщине — первом директоре Ободзинского из Ялтинской филармонии. Я звонила туда, но, увы, никакой информации мне не дали. Тогда решили: будем фантазировать. Попытались передать взаимную любовь и уважение между директором и артистами, которую они пронесли через всю жизнь. Фильм этот рассказывает о времени молодости моих родителей. Замечательный художник одел меня в достоверные костюмы. Я принесла папины концертные галстуки, а сама снималась в маминой газовой косынке и сережках. Когда вижу одну из сцен, у меня мурашки по коже бегают: кажется, на меня мама смотрит с экрана — так мы похожи.
— Вы человек православный, воцерковленный. При этом снимались в фильме про экстрасенсов. Но отказались по морально-этическим соображениям принимать участие в одной из рейтинговых передач. Где проходит та грань, за которую нельзя переступить?
— В фильме „Чудотворец“, если вы его имеете в виду, я была, между прочим, жертвой экстрасенса. Герой Федора Бондарчука мою героиню использовал в своих коммерческих махинациях, а потом просто стер ей память. Все, что касается совести, трудно обсуждать на страницах СМИ. Да и стоит ли? Почитайте святых отцов, там все написано просто и понятно. Все когда-то узнают, что Бог есть, только каждый в свое время. Но бывает, что люди невоцерковленные светлее и чище самых воцерковленных, потому что от мамы и папы у них врожденное чувство совести. Кто-то из великих говорил: „Какая разница, есть Бог или нет, жить-то все равно надо так, как будто он есть, потому что если есть совесть, то по-другому не получится“.
— Чем наполнена ваша жизнь, помимо работы?
— Всем! Мужем, детьми, свекровью, хозяйством, интернетом, едой, спортзалом, прогулками, путешествиями, книгами, фильмами, болтовней по телефону, моими заботами, чужими заботами и просто ничегонеделаньем… И любовью! Ведь все вокруг — любовь. И еще. Мне кажется, я в конце концов нашла своих людей! Это Московский современный художественный театр под руководством Владимира Стеклова (МСХТ). Я только что сыграла там в премьерном спектакле „Семейка Фани“ режиссера Алексея Ожогина и до сих пор принимаю восторженные отзывы от зрителей, которые его видели. Партнеры у меня там просто восхитительные: Владимир Долинский, Владимир Стеклов, Руслан Банковский, Людмила Татарова-Джигурда, Артур Диланян, а музыкант Митя Фомин дебютировал в спектакле как актер.
— Новый год — волшебный праздник. Вы в чудеса верите?
— Эйнштейн говорил, что есть только два взгляда на жизнь. Первый — что чудес не бывает и второй — что все вокруг чудо. Я выбираю чудо.
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс. Дзен!
Подписывайтесь на канал „Вечерней Москвы“ в Telegram!
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео