Фильмы
ТВ
Сериалы
Актеры
Тесты
Фото
Видео
Прямой эфир ТВ

«Киборги» vs «Звездные войны»: возможно ли кассовое украинское кино? За первые три месяца года в прокат вышло 9 украинских фильмов

Время Пасхальных праздников — своеобразный ценз как для души каждого истинно верующего, так и для государственных дел. Здесь к личной духовной ответственности примешивается отчет за дела рабочие. И если эта работа связана с кино, значит отчет положительный.
Без лишнего пафоса (или лучше с ним!) можно гордиться, как стремительно украинское кино подняло голову, до этого лишь понуро рассматривая землю под ногами.
Первый год — а именно таким, первым, можно считать 2017-й — наполнил практическим смыслом действия Госкино, которое три года подряд фактически работало на невидимый результат. Отечественный зритель проголосовал своим кошельком за национальные фильмы, а три из них — «DZIDZIO Контрабас», «Сторожевая застава» и «Киборги», стали кассовыми хитами.
В целом, в прошлом году в прокате было показано 34 ленты и альманаха, созданные за счет государства, частных инвесторов и в копродукции с другими странами. И хотя до окупаемости в большинстве случаев еще далеко, начало разговора об этом было положено.
Продолжение оказалось не за горами. Впервые за всю историю проката и национального производства украинский фильм окупился и дал прибыль уже за первую неделю проката — стоя, по неофициальным данным, около 2,5 миллионов частных гривен, комедия «Свингеры» за семь дней, с 1-ого по 7-е января, собрала почти 11 миллионов!
Это стало очередным прецедентом и показательным примером, как можно дешево снимать и дорого зарабатывать. Впрочем, рецепт не универсален. А если его еще и не повторять так, как указано в инструкции, вообще беда. И комедия «Сотка» это идеально продемонстрировала: будучи снятой дешево и сердито, у нее не было двух самых важных ингредиентов — в ее актерском составе не хватало звезд, а в сценарии — смешных шуток. В противовес этому, смешным оказался провал «Сотки», потому что ее ужасные сборы в Украине даже не достигли сотни тысяч долларов (92 тысячи — по данным boxofficemojo. com), очевидно, не покрывая ни бюджет производства, ни сопутствующие расходы на рекламу и премьеру.
Однако поражение быстро забылось с выходом полнометражного мультика «Украденная принцесса», как оказалось — абсолютного национального рекордсмена по сборам — только в первый уик-энд касса проката составила цифру в 21,5 миллиона гривен, а на сегодня она выросла до 35 миллионов. И почти одновременно с Украиной мультфильм вышел в Румынии, Болгарии и Турции, имея планы на выход, по словам продюсера Егора Олесова, на почти 50 территорий мира. Это беспрецедентный успех, хотя и, опять же, успех пока не финансовый (ведь бюджет « принцессы» превышает 95 миллионов гривен).
Еще один рекорд перешел в наследство 2018 году с прошлого года, это проект «Смотри украинское», который в виде 3-5-минутных короткометражных фильмов начал показываться в декабре перед полнометражными фильмами, таким образом уменьшая количество рекламы и увеличивая количество зрительских контактов с украинским кино. Рекорд в том, что три первых фильма проекта посмотрели более 650 тысяч зрителей, а это, как написало одно из киевских интернет-изданий, «больше, чем показатели просмотра украинского кино за весь 2015 год!».
Сразу, в стык к этому проекту присоединился Международный фестиваль документального кино о правах человека Docudays UA — событие как кинематографическое, так и зрительское. Фестиваль хоть и молодой, 15-летний, уже определенное время признан мировым сообществом: сюда приезжает немало иностранных фестивальных отборщиков и селс-агентов, которым известна сила украинской документалистики.
В качестве примера можно было бы привести прошлогодний фильм «Родные» , призера престижного Crossing Europe Film Festival Linz 2017. Или «Дом «Слово» , представленный в конкурсе одного из фестивалей класса «А», Варшавского. А уже в этом году ленту Томенко показали на фестивале в Гетеборге и отобрали для показа в Тегеране на 36th Fajr International Film Festival. Вместе с тем, как стало известно, у «Слова» появился международный селс-агент — британская компания Journeyman Pictures, а это уже, наверное, реноме.
На международной сцене свое имя украинское кино подтвердило и на Вильнюсском кинофестивале, где в рамках индустриальной платформы Meeting Point Vilnius было представлено три фильма с украинским участием: два копродукционных — «Стасис» Мантаса Кведаравичюса и «Невидимый» Игнаса Йонинаса, и один полностью финансируемый Украиной — «Экс» . И здесь как раз речь идет не о простом «фестивальном участии», а об участии бизнесовом, когда фильм можно и нужно продать, когда он является не арт-хаузом, а вполне жанровым продуктом для массового зрителя. Собственно, создатели «Экса» ориентируются именно на такую аудиторию, находясь в поиске своего селс-агента.
Отчасти справедливые нарекания рядового зрителя на украинское кино, что оно не для «массовой аудитории», еще в прошлом году было учтено главным национальным инвестором — Госкино и переосмыслено в потребности финансирования контента, необходимого для кинотеатрального репертуара.
Речь идет не о конкуренции с голливудским продуктом, хотя резонность этого мнения порой имела место. Ведь прокат «Сторожевой заставы» показал, что для собственного зрителя этот фильм был интереснее американского «Барри Сила», как бы хорошо в нем не выглядел , а «Киборги» на второй и третий уик-энд в массе своей собирали на одной и той же площадке больше зрителей, чем «Звездные войны». Эту тенденцию продлила и «Украденная принцесса», которая смогла дать кассу за первый уик-энд больше, чем знаменитый пиксаровский «Тайна Коко».
Бесспорно, это не делает все вышеприведенные украинские фильмы лучше в качественном плане вышеприведенных голливудских. Тем более это не означает финансового преимущества национального продукта над иностранным (упомянутая «Тайна Коко» собрала по миру больше 780 миллионов долларов, а хотя бы вернет свой 4-миллионный долларовый бюджет « принцесса» — неизвестно). Дело в другом: отсутствие доходности связано с отсутствием внутренней возможности рынка заработать фильму, созданному по мировым финансовым лекалам, когда профессиональные параметры производства требуют хорошего финансирования, и, в зависимости от жанра, никак не могут быть меньше среднего бюджета в 1-2 миллиона долларов.
Нельзя сделать качественный продукт на уровне с мировыми стандартами за меньшие деньги. Это с одной стороны. А с другой — нельзя дать 100% гарантии вернуть потраченное, тем более дать прибыль. Поскольку большинство фильмов в мире деньги так и не возвращают, создаваясь за счет государственного финансирования (фонды — это тоже государство) и для нужд государства.
В этом смысле украинское кино постепенно захватывает свой ареал обитания по вполне предсказуемым путям и способом, аналогичным во всем мире. Не так быстро, как это могло бы быть и если бы не десятки факторов, но убедительно.
Фестивальный аспект, кажется, не требует подтверждения, — только информирования населения, особенно не знакомого с результатами деятельности наших кинематографистов. Например, об успехах фильма «Племя» — его премировании на Каннском кинофестивале 2014 года и далее еще на полсотни форумов, — слышали многие, а вот то, что в 2017 году украинские фильмы были в конкурсах или внеконкурсных программах почти на всех фестивалях класса «А» — мало кто знает.
Так же нужно говорить и об участии ленты Марыси Никитюк «Когда падают деревья» уже на нынешнем Берлинском кинофестивале. Пока это интрига, будет ли наше кино в Каннах через два месяца — там уже некоторое время ждут как новый фильм Мирослава Слабошпицкого «Люксембург», так и новый фильм «Донбасс». В тумане находится и Карловарский фест, но до него, стартующего в конце июля, еще дожить надо. Впрочем, уже есть основания считать его ориентиром для многочисленных национальных картин.
То же касается и остальных кинофорумов, как для очевидных мест притяжения продюсеров, агентов и дистрибьюторов (напомним, что именно на фестивале в Берлине украинские и итальянские продюсеры пришли к согласию по проекту, который в прошлом году вышел в прокат под названием «Изи», и который у нас сейчас номинируется на национальный приз Украинской киноакадемии «Золотая дзига», а в Италии попал в пятерку лучших фильмов года; так же, уже на фестивале в Одессе, была утверждена совместная работа украинских и бельгийских продюсеров со звездами французского кино и над фильмом «Полина», который ожидается в прокате в этом году).
Но сейчас у нас только начало года, и уже — длинная вереница событий, побед и надежд. С третьего апреля начался всеукраинский кастинг сразу на два фильма — «Захар Беркут» и «11 детей из Моршина». Причем и тот, и другой входят в список возможных прокатных бомб. «Захара » делает режиссер «Киборгов» Ахтем Сеитаблаев, имея правильный, большой бюджет в размере (на бумаге) 75 миллионов гривен и хватких продюсеров, Олесова и Юрия Прилипко, «родителей» и национального хита «Незламна», и уже упомянутой беспрецедентной «Украденной принцессы».
«11 детей из Моршина» будет снимать , чья предыдущая работа «Припутни» имеет рекордное количество номинаций, как и детей в его новом фильме — 11-ть — на получение «Золотой дзиги». И пригласил его в проект еще один «звездный» кинематографист — продюсер Сергей Лавренюк, кому прокат обязан появлением первого заметного национального хита «DZIDZIO Контрабас», и кого должен благодарить Сергей Лозница, чей гениальный фильм «Кроткая» Лавренюк помог завершить, инвестируя недостающие для финализации ленты деньги.
Только за три первых месяца проката вышло 9 украинских фильмов, а за весь год должно выйти только точно подсчитанных полсотни картин с государственным финансированием плюс возможных частных с десяток. Осень вообще станет удивительной в плане проката: украинские фильмы начнут конкурировать друг с другом — к примеру, на 11 октября запланирована премьера одновременно и «Дикого поля», и «Позывного «Бандерас».
Но, чтобы все не было таким уж сладким, действительность добавляет свою капельку дегтя. Такой стремительный рост кино вполне может закончиться в одно мгновение, если финансирование этого роста прекратится. Почему? Очень просто: Госкино, которое проводит конкурсные отборы фильмов, имеет из госбюджета до 500 миллионов гривен, и этих миллионов не хватит даже на завершение проектов, принятых в прошлые годы, не говоря о запуске новых, которые могли бы появиться в 2020 или 2021 году. (Все проекты, выходящие в этом году, запускались в 2015-2016 годы).
Сильно распиаренные дополнительные 500 миллионов, выделенные президентом осенью 2017-го, пошли не в Госкино, а почему-то в . Однако Минкульт не мог сразу ими распоряжаться, нуждаясь в создании фонда, экспертной комиссии. , которое рассматривает и утверждает программы Минкульта и всех министерств в целом, до сих пор не утвердило программу фонда. Таким образом, Минкульт не имеет права тратить выделенные деньги. Так и заканчивается песенка
Она может и продолжиться. Каким-то другим, пока еще неизвестным и неожиданным способом. Отмывая грязные российские деньги, или украинские «строительные», как ряд копродукционных проектов или сплошь дешевых однодневок. Это будет в будущем. Пока же, на время Пасхальных праздников, радуемся, что наше кино есть, несмотря на войну, кризис и коррупцию, и оно выглядит многомерным и настоящим.