Фильмы
ТВ
Сериалы
Актеры
Тесты
Фото
Видео
Прямой эфир ТВ

Как снять не зашкварный российский фильм и остаться в выигрыше

Коротко и по делу – мы несколько месяцев подстерегали в темных переулках, лифтах и коридорах людей из киноиндустрии, обрывали телефоны и спамили по электронной почте. Все для того, чтобы разгадать секрет фильмов, которые за последние полтора года вывели отечественный прокат на принципиально новый уровень. В итоге мы собрали двенадцать советов, которые помогут режиссерам и продюсерам адресовать свои работы широкому зрителю, а не мусорной корзине.

Как снять не зашкварный российский фильм и остаться в выигрыше
Фото: SNCmedia.ruSNCmedia.ru

Озаботьтесь приличным сценарием

Видео дня

Хороший сценарий – тридцать процентов успеха. Здесь и начинаются проблемы. «Если не умеешь писать сам или работать со сценаристом, шансы, что на голову свалится офигенный сценарий, близки к нулю. У нас нет школы – все самоучки. Ну выпускаются каждый год десять-пятнадцать сценаристов с курсов. При этом не появляется десять-пятнадцать гениальных сценариев. Ладно гениальных – нет и просто хороших», – сетует автор «Хардкора» Илья Найшуллер. Инсайдеры подтверждают – ежедневно режиссерам и продюсерам приходят десятки сценариев. Многие киношники честно осиливают пару-тройку абзацев, после чего нажимают delete. Текст, по мере чтения которого в голове рисуется ясная картинка, видно по первым предложениям. Такие сценарии отхватывают со скрепками, не торгуясь – миллион рублей так миллион. Впрочем, для сравнения – топовые американские сценаристы зарабатывают по миллиону долларов. У нас таких бюджетов нет. Поэтому режиссеры нередко пишут «вот этими вот руками» – отец «Бабушки легкого поведения» и «Гитлер, капут!» Марюс Вайсберг сам себе режиссер, продюсер и сценарист. Правда, к качеству материала этого рукастого мужчины есть вопросы.

Не размахивайтесь на бюджет (если только за вами не стоит «Тритэ»)

Допустим, есть классный сценарий, которым заинтересовались серьезные дяди. В мечтах вы уже осваиваете сумму, сопоставимую с бюджетом «Титаника», – но выдохните. Речь, скорее всего, пойдет о «возвратных» деньгах, поэтому трезво оценивайте возможности. Если люди инвестируют в ваш проект и при этом не называются благотворительной организацией, они хотят не только отбить инвестиции, но и заработать. А если за режиссером или продюсером закрепляется репутация лузера (то есть не окупились по меньшей мере три работы подряд), дела плохи – не пустят даже на порог Фонда кино.

Чем меньше трат – тем лучше. Конечно, придется хитрить и экономить на всем, включая спички, но так вы минимизируете и потери. На дебют «Теснота» деньги выделил по большей части фонд «Пример интонации» Александра Сокурова: еще на старте было ясно, что от драмы про национальный вопрос не стоит ждать успеха «Босса-молокососа». По- этому с сокуровскими деньгами начинающий кинематографист обращался как с любимой девушкой. «Теснота» собрала скромно – чуть не дотянула до четырехкаратника Graff, то есть ста тысяч долларов, – но вполне привольно чувствовала себя на десятке солидных кинофестивалей. И то хлеб. Заоблачный бюджет сыграл злую шутку с «Матильдой» – даже буйная ре- кламная кампания, устроенная Натальей Поклонской, не смогла привести в кино достаточно людей, чтобы отбить потраченные двадцать пять миллионов долларов. «Викинг» с его двадцатью одним миллионом вырулил на окупаемость силами Первого канала, не ставившим его анонс разве что в «Давай поженимся!», но там, говорят, большая часть бюджета – невозвратная.

Зато если в проект вплыли три кита из студии «Тритэ» (, и Антон Златопольский), то вы, как любовница арабского шейха, можете позволить себе все, чем сердце успокоится, и «шапочку». Последние несколько лет Михалков, Верещагин и Златопольский, что приятно, работают с молодыми перспективными режиссерами. Главное – оправдать надежды. Впрочем, «святая троица» российского кино давно не промахивается – хотите или нет, снимете блокбастер.

Бейте челом в Фонде кино (и готовьте пафосную презентацию)

Фонд кино называют ручным котенком Михалкова, хотя сам Никита Сергеевич из попечительского совета вышел летом 2017 года (не сиделось рядом с Натальей Тимаковой), а нынешнее руководство на котенка обижается. Как бы то ни было, на данный момент Фонд кино – влиятельнейшая структура. Претенденты на бюджет проходят трехступенчатый отбор, венец которого – экспертный совет во главе с Леонидом Верещагиным (а членствуют продюсеры , Сергей Сельянов и Александр Роднянский, режиссеры Валерий Тодоровский, Джаник Файзиев и , кинокритик и президент «Каропроката» Алексей Рязанцев) – именно от этих людей зависит, кому государство поможет материально. В первую очередь рассматривают проекты «компаний-лидеров» (множественные совпадения с составом экспертного совета, как говорится, случайны) – в утвержденный на 2018 год список вошли десять студий вроде «Тритэ», «Арт Пикчерс», «Дирекции кино», «Кинокомпании СТВ» и «Централ партнершип». Роковым образом подфартило и «Року» .

Остальные подают заявки в общем порядке. Претенденты готовят презентации, моют шеи, репетируют речь – финальный этап согласования немногим отличается от защиты диплома. По словам исполнительного директора Фонда кино Антона Малышева, подконтрольная ему институция – не бездонная копилка полковника Захарченко: «Я отнюдь не мечтаю о том, чтобы во всех картинах участвовал наш фонд. У меня другая мечта: чтобы фильмы крутились на свободном рынке, снимались на коммерческие деньги, окупались в прокате, возвращали вложенное инвесторам, а те снова вкладывались бы в производство. Чем больше таких картин, тем здоровее отрасль».

Грамотный концепт, красивые слайды и громкие имена в составе съемочной группы помогут вам попасть в двадцать процентов счастливчиков и получить госфинансирование. Но отвечать за окупаемость все равно придется. Особое положение через годы, через расстояния выбил себе разве что Андрей Звягинцев в дуэте с продюсером . Его полные безнадеги драмы, учитывая вкусы российского зрителя, бешеного успеха в прокате не имеют, но из-за неугасающего интереса со стороны мирового сообщества Фонд кино наконец вызвался их поддерживать.

Не надейтесь на звездных актеров (а про светских див вообще забудьте)

Режиссеры давно усекли: ни один экранный секс-символ, сколько бы подписчиков в инстаграме у него ни было, не спасет слабый фильм. «Данила Козловский и – все, что у нас есть», – отрезает Найшуллер. Коллеги, как один, кивают. Два альфа-самца кинорынка – единственные на сегодняшний день финансовые гаранты: «Легенда No17» с Козловским принес создателям чуть меньше миллиарда рублей, блокбастер «Экипаж» (Машков и Козловский – комбо!) перевалил за миллиард, а хит зимы «Движение вверх» выбил трехочковым больше трех миллиардов целковых. К «продающему дуэту» вот-вот примкнет : актер, мелькавший в качественных российских сериалах, растопил сердца киноманов ролью в фильме «Лед». Зрители ТНТ до того жаждали увидеть самонадеянного «Полицейского с Рублевки» в блестящем трико не по размеру и фигурных коньках, что охотно несли денежки – больше миллиарда деревянных – в кассу.

Актрисы таким спросом похвастать не могут. Как сообщили SNC сразу несколько топовых продюсеров, наши кинодивы совершенно не способствуют сборам. Пришли, снялись, до свидания. Ни толковых интервью, ни активного промо в соцсетях, ни работы с аудиторией от них не дождешься. И потом зрительский костяк – женщины 25–35 лет. Естественно, Владимир Машков им ближе и роднее, чем . Вспомнить хотя бы «Мифы» , где что ни героиня, то любимица глянца и матерая cover-girl. Шалость не удалась: фильм собрал чуть больше восьмисот тысяч долларов. Хотя, если речь идет об общеженских проблемах вроде лишнего веса, то внезапно увеличившаяся на пять размеров кинокрасотка – хороший ход, как показала комедия «Я худею», установившая новый рекорд по сборам в первый день проката. не зря мучилась и сжигала жиры на камеру – теперь полноправно называет себя «русским Мэттью Макконахи».

Заручитесь поддержкой телевизионного холдинга (в идеале – )

[news_photo_11]

«Можно в доску расшибиться, но без поддержки федерального канала достичь успеха трудно. Партнерство «России 1» и «Движения вверх» – показательный пример», – рассказал SNC прокатчик Алексей Рязанцев. Вот еще несколько славных союзов: «Лед» + «Россия 1», «Движение вверх» + «Россия 1», «Экипаж» + «Россия 1», «Легенда No17» + «Россия 1» и «Викинг» + Первый канал. Достаточно убедительно? Правда, «Первый» все равно проигрывает ВГТРК (это как раз «Россия 1», «Культура» и так далее) – пафосные картины «Время первых» и «Крым», вышедшие при информационной поддержке , собрали неплохо, но не окупились. Впрочем, здесь проблема в неоправданно раздутых бюджетах, к тому же темы космоса и российско-украинского конфликта не котируются у киноманов. ТНТ и – тоже весьма приличные по охвату партнеры, но с первыми двумя кнопками их не сравнить.

Многие продюсеры зарабатывают не на сборах, а именно на продаже про- екта крупным телеканалам. Беспрецедентный случай произошел не так давно у : и без того суперуспешный «Последний богатырь» был показан на «России 1» чуть ли не через месяц после премьеры – и у нас есть все основания полагать, что российский Disney хорошо заработал на сделке. Не прогадал и ВГТРК: «Россия 1» установила рекорд новогодних праздников – распиаренную сказку посмотрел каждый третий телезритель. Отработало свое и «Притяжение» – ленту Бондарчука о противостоянии чертановской шпаны и НЛО посмотрела четверть всей аудитории (да-да, четверть всех, кто в этот момент вообще смотрел телевизор), что тоже, как ни крути, победа.

Ставьте на детей (и тех, кто отличает «Пряники из картошки» от «Спящих»)

[news_photo_12]

Фокусируйтесь на дошкольниках и любителях телемелодрам. Первые, сбивая коленки, бегут на анимационный фольклор (каждая из восьми частей эпопеи «Три богатыря» стрясла с мам, пап, дедушек и бабушек сотни миллионов рублей). А диснеевская былина «Последний богатырь» срубила мечом-кладенцом чуть меньше двух миллиардов рублей. Не удивительно: малолетки ходят в кино с семьями – а значит, купят не два билета, а три-четыре. Что до любителей пощелкать федеральные каналы: в перерывах между сериями «Кровавой барыни» зрительниц настойчиво заманивают трейлерами в кинозалы. Гендиректор ВГТРК Антон Златопольский подтвердил: «То, что на российское кино ходят зрители старшего поколения, мы считаем заслугой телевидения».

Выходите на рынок (кинорынок)

[news_photo_13]

«Очевидный тренд – жанровое кино. Стали модными хорроры, сумасшедшей популярностью пользуется анимация – на нее переключились и те, кто еще вчера пытался делать в России арт-хаус», – расставила акценты программный директор российского кинорынка Екатерина Бордачева.

Четыре раза в год проходит эдакая биржа кино: режиссеры и продюсеры продают проекты кинопрокатчикам. Некоторые приходится буквально впаривать (например, историю тюремной надзирательницы, решившей стать певицей, с Викой Исаковой и Ольгой Бузовой в эпизоде, «Жги!»), а вот за картины с коммерческим потенциалом кинозалы и сами готовы биться.

«Всегда есть опасения, что фильм не зайдет. «Движение вверх» проиграл на старте и шестым «Елкам», и новым «Богатырям» («Три богатыря и принцесса Египта». – Прим. SNC), и «Джуманджи» – всем. А через неделю началось его победное шествие», – вспомнил прокатчик Румянцев. Если вы не успели на биржу – не беда: можно писать прокатчикам и представителям кинотеатров лично.

Подружитесь с крупными онлайн-кинотеатрами (они все время в активном поиске)

[news_photo_14]

Онлайн-кинотеатры страшно популярны – российский зритель подсел на воз- можность, не выползая из дома, смотреть фильмы в хорошем качестве за небольшие деньги или вообще бесплатно. Лидер рынка – Ivi.ru. Руководство этого проекта, вдохновившись опытом зарубежных коллег , вкладывает немалые суммы – сотни миллионов рублей – в кинопродакшен: при его поддержке в 2018 году выйдет больше десяти картин. Результатами прошлого года топ-менеджмент доволен: «Один из самых успешных проектов, в которых мы участвовали, – хоррор «Невеста». Бюджет чуть больше миллиона долларов – сборы 3,1 миллиона», – поделилась с SNC PR-директор Ivi.ru Наталия Коломойцева. Она отметила, что компания выбирает для инвестирования проекты, «представляющие интересы всех рос- сийских зрителей». То есть массовые – не артхаус.

А вот другой онлайн-кинотеатр – Okko – не заинтересован в производстве контента: «Мы пока не видим успешных кейсов в России. Поэтому не участвуем в финансировании кинопроектов». По словам представителей компании, их зритель все еще предпочитает российским фильмам и сериалам зарубежные. Хотя «Последний богатырь» и «Притяжение», права на показ которых ловко приобрел Okko, имели большой успех.

Не жалейте фантазии и денег на промо

[news_photo_15]

Иногда реклама случается сама собой. Так вышло с «Матильдой»: спасибо бесноватым верующим во главе с депутатом Натальей Поклонской. Было все: публичные выступления, угрозы, проверки, поджоги автомобилей. Сыр-бор получился более зрелищным, чем сам фильм: к премьере зритель перегорел. Высокобюджетная «Матильда» (25 миллионов зеленых) даже не вышла в ноль, собрав всего девять миллионов.

Сопоставимая шумиха развернулась вокруг «Заложников» – драме о террористах поневоле. «О «Заложниках» говорили все, резонанс был огромный, аналитика и восторженные рецензии чередовались с агрессивными наездами на режиссера за «романтизацию преступления» и петициями об отмене фильма. Кампания «Матильды» держалась на инициативе неумной и неуемной женщины, а «Заложники» спровоцировали конфликт поколений и убеждений», – вспоминает кинопиарщица . Финансовая участь картины, впрочем, не слаще, чем у «Матильды».

Работает не только черный пиар. Создатели «Притяжения» заморочились и приучили «Яндекс.Навигатор» выговаривать «Цель совсем близко... в масштабах галактики» голосом Федора Бондарчука. Кстати, лайфхак от : продюсер строго-настрого запрещает актерам постить фоточки со съемок раньше чем за месяц до проката – иначе зритель перегорит. Чудеса смекалки проявили и отцы эпопеи «Гоголь. Начало» ТВ-3, кинокомпания Sreda и : подсадной Гоголь, жующий попкорн на матче «Локомотив» –, появлялся в эфире «Матч-ТВ» (подконтрольного «Газпром-медиа») чаще, чем футболисты. Он же селфился с гостями на красной дорожке ММКФ. Лик Николая Васильевича красовался на билбордах и автобусах, впрочем, как и героические профили баскетболистов «Движения вверх». «Иногда бюджет продвижения картины – половина, а может, и больше бюджета на съемку», – утверждает глава «Каропроката», отвечавший и за «Гоголя», и за «Матильду». Сэкономить на рекламе получится, если пригласите на заметную роль говорливую звезду с благодарной аудиторией в соцсетях. Довольно средняя комедия «Бабушка легкого поведения» во многом обязана коммерческим успехом доброй и благодарной певице Глюкозе, запостившей десяток отрывков фильма в инстаграм.

Не бойтесь критиков (но будьте бдительны)

[news_photo_16]

Разумный киношник пытается усидеть на трех стульях: и вложения отбить, и народную любовь завоевать, и критиков умаслить. Хотя последними можно и пренебречь: редкий критик способен в одиночку потопить или спасти картину. «В нашей стране люди скорее прислушаются к Ольге Бузовой, чем к маститому киноведу. Один пост – и двенадцать миллионов либо придут на фильм, либо проигнорируют премьеру», – уверен философ и кинокритик .

Его коллега, Геннадий Устиян, считает, что обозреватель, как врач, должен следовать принципу «не навреди»: уберечь зрителей от трат на проходные фильмы. А вот самый раскрученный критик страны Антон Долин бережно и нежно относится даже к средним картинам; на пару неласковых абзацев нарвались разве что «Селфи» и «Викинг». Последние, несмотря на тысячи отрицательных рецензий, собрали очень приличную кассу (4 и 27 миллионов долларов).

Но киноблогер BadComedian верит в силу слова: «Пресса и критики обеспечивают как положительный, так и отрицательный фон до выхода картины в прокат. Важные фильмы обязательно расхваливают, второстепенные – как критику угодно». При этом кинопрокатчики пытаются влиять на фон валютой. Блогер вспоминает, как Sony Pictures пригласили его в Лондон на премьеру, устроили тет-а-тет с режиссером, организовали званый ужин, но фильм, вопреки всем стараниям, Евгению не понравился, в чем он и признался. В Лондон его больше не зовут.

Не сильно беспокойтесь о кинофестивалях и премиях

[news_photo_17]

Фестивали и премии хороши для имиджа актера или режиссера. Но логотип киносмотра на афише не сильно сказывается на успехе картины. Причина все та же – жюри европейских фестивалей, в отличие от жизнелюбивого массового зрителя, уважает социальные драмы: чем трагичнее, тем лучше. Наш «Кинотавр» помогает режиссерам (особенно дебютантам) связями – и на том спасибо. Национальные кинопремии «Ника» и «Золотой орел» напоминают раздачу «всем сестрам по серьгам». Каждый год одни и те же лица, и все что-то получают.

Что до глобальных событий, градация такая: «Оскар» – дико круто (правда, уже много лет недоступно нашим), Канны – отлично, но ими никого не удивишь, Берлинале и Венеция – ок, пусть будет, «Сезар» – если есть на полке свободное место. Все остальные кинопремии котируются и того меньше. Потешить самолюбие (и потрясти медалькой в утешение перед Фондом кино, если лента провалилась в прокате) – не более.

Продавайтесь, продавайтесь на Запад. Или на Восток (или хоть куда-нибудь)

[news_photo_18]

Времена, когда российское кино интересовало максимум небогатых киноманов Минска и Киева, в прошлом. Прорыв на западный рынок совершил в 2016 году Илья Найшуллер, чей «Хардкор» собрал в массовом прокате США и не только заветный ярд рублей. После оглушительного дебюта Илья взял паузу, чтобы выстрелить в 2018 году сразу несколькими проектами, в том числе и «Я худею». Китай в 2013 году сделал кассу Федору Бондарчуку – «Сталинград» заработал там едва ли не больше, чем на родине. Этот финт продюсеры решили провернуть и со «Льдом» – правда, зрители в Поднебесной увидили версию, укороченную на двадцать пять минут (убрали , поющую Земфиру?). «Довлатова», как сообщил пресс-офис «Диснея», продали аж в тридцать стран. Грустный байопик об ироничном писателе понравился даже Netflix.

В прошлом году из нашего зарубежные зрители охотнее всего смотрели «Защитников», все ту же «Невесту» и анимационный фильм «Снежная королева». Главной амбицией этого года станет (помимо «Тренера», который, уверены, взорвет бокс-офис) «Вий 2. Тайна Печати дракона» – самый дорогой фильм в российской истории, на создание которого потрачено (!) 49 миллионов долларов. Это две «Матильды», между прочим. Окупить планируют широчайшим международным прокатом. Что ж, посмотрим.

ТРЕНДЫ

Спортивная драма

[news_photo_19]

Ящик Пандоры открыла душещипательная «Легенда No17». Киношники вцепились в классическую схему «старт, надлом, преодоление, победа и немного любви» не зря: и«Движение вверх», и «Лед» (пускай больше музыкальный, нежели спортивный) с блеском финишировали на первых строчках бокс-офиса.

Мультики

Тут все просто: родители плетутся на анимацию вместе с детьми. Билеты разлетаются в три раза быстрее, касса трещит от купюр.

В меру остроумные комедии

[news_photo_20]

Сатира на суровую российскую действительность заходит на ура. И хиханьки-хаханьки «Квартета «И» («День выборов», «О чем говорят мужчины»), и мотивационные шуточки Ирины Горбачевой в «Я худею», и подъездный юморок («Горько!», «Самый лучший день»), и даже перешагнувшая грань фола «Бабушка легкого поведения» окупились с лихвой.

Ситуационное кино

Хотите выбить госфинансирование – извольте мониторить календарь событий национальной важности. К выборам – шутите про выборы, но не увлекайтесь (как создатели не самой блестящей комедии «Каникулы президента»), к Олимпиаде штампуйте драмы про чемпионов, а под бурные обсуждения крещения Руси мутите с Константином Эрнстом «Викинга».

Патриотические

Совсем хорошо, если про Великую Отечественную войну. Прибыльные кейсы: «Битва за Севастополь», «Сталинград», «А зори здесь тихие». Если нет годного военного сценария, снимайте про мужество и героизм: референс – «Экипаж» про советских летчиков, спасших гражданский самолет.

АНТИТРЕНДЫ

Космос

[news_photo_21]

Как ни странно, патриоты неохотно идут на фильмы про людей в скафандрах. «Салют-7» и «Время первых» космическими сборами похвастать не смогли, а «Гагарин. Первый в космосе» и вовсе улетел в финансовую черную дыру.

Бытовая драма

Переносить бытовуху на большие экраны опасно. Фестивальные позолоченные статуэтки, возможно, и соберете, а вот на живые деньги не рассчитывайте. Зритель и без киношных склок настрадался.

ЗОЛОТОЙ ФОНД: САМЫЕ ВЛИЯТЕЛЬНЫЕ КИНОПРОДЮСЕРЫ СТРАНЫ

В связке с Федором Бондарчуком и Дмитрием Рудовским спонсировал экранизации книг «Духless» и «Селфи», а вместе с другим поклонником творчества , Леонидом Верещагиным, вложился в «Тренера».

Федор Бондарчук

Редкий российский фильм обходится без вложений секс-символа кинопродакшена. При этом Федора Сергеевича штормит: то дебютанту Александру Молочникову денег даст на «Мифы», то встряхнет отечественную анимацию «Смешариками. Дежавю».

Антон Златопольский, Леонид Верещагин, Никита Михалков («Тритэ»)

Троица инвестирует в Никиту Сергеевича, поддерживает («Легенда No17»). В прошлом году поставила на с «Движением вверх» – и не прогадала.

Александр Роднянский

Partner in crime . Картины – от «Елены» до «Нелюбви» – случились благодаря ему. Отвлекается на западные проекты: «Город грехов 2», «Мачете убивает».

Дмитрий Рудовский

Ближайший партнер Федора Бондарчука впрягается во все его работы: от «9 роты» до «Льда».

Сергей Сельянов

В первую очередь – продюсер всех фильмов . В последнее время увлекся мультиками: «Три богатыря и принцесса Египта», «Иван-Царевич и Серый волк 3».