Ещё

Элизабет Марвел рассказала о работе в кино и роли женщины-президента 

В фильмографии американской актрисы значатся такие картины, как «Железная хватка», «Линкольн» и «После прочтения сжечь». Она также нередко появляется на телеэкране, в том числе — в сериалах «Карточный домик», и «Восточный парк». Последние два года Марвел исполняет роль женщины-президента в сериале . В программе Larry King Now на RT актриса поразмышляла на тему политики и рассказала, каково ей играть лидера государства.
— Вы уже играли женщин, занимающих высокие должности… Как вы подошли к роли в «Родине», где ваша героиня находится на самой вершине?
— Играть президента США — невероятный опыт. Особенно в данный период времени. Это очень интересно. Будучи женщиной на телевидении, я чувствую большую ответственность, играя президента страны. На мой взгляд, это особенно важно для молодых женщин, поскольку служит для них источником вдохновения. Я искренне в это верю. И считаю, что быть моделью поведения для молодых женщин очень важно.
Президентство — новая для меня роль. В «Карточном домике» моя героиня баллотировалась в президенты, но главой государства я стала в другом сериале (смеётся). Ключ в том, что, победив, ты становишься победителем. С этим приходит какая-то внутренняя уверенность и лёгкость, ведь борьба остается позади.
— Вы были поклонницей «Родины», когда пришли в сериал?
— Разумеется. Там играют и , все мы живём в Нью-Йорке…
— Какие они?
— Потрясающие. Все актёры, снимающиеся в «Родине», просто невероятные. В шестом сезоне мне пришлось много работать с Ф. Мюрреем Абрахамом. Я его обожаю. До этого мы с ним вместе играли в трёх спектаклях. Такова жизнь актёра в Нью-Йорке: все друг друга знают, все работают вместе. Поэтому меня приняли очень тепло.
— Вы очень прямолинейно высказываете свои политические взгляды. А вы случайно не участвовали в протестах?
— Участвую, причём регулярно.
— Напротив Trump Tower?
— Да, там я протестовала много раз. Мне кажется, это важно (я считаю себя феминисткой — вряд ли это такое уж радикальное заявление). И это достаточно сложно, потому что у власти в нашей стране сейчас находится закоренелый женоненавистник. Это тяжело, но мы должны отстаивать свои интересы, работать дальше.
— Считаете ли вы, что проигрыш , несмотря на то, что она набрала больше голосов избирателей, помог или навредил феминистическому движению?
— Наверное, ни то, ни другое. Вряд ли это как-то навредило движению за права женщин. Ситуация такова, какова она есть. В данный момент наблюдается смена парадигмы. И сейчас нам нужно достучаться до нашей человечности, найти общечеловеческое понимание и поклясться друг другу, что мы каждый день будем стремиться к пониманию, а не сеять раскол. Это выходит за рамки гендерных проблем.
— Удалось ли вам хорошо разобраться в вашингтонской политике, играя роль президента США?
— Любопытный вопрос. Уверена: вы и лучше меня знаете, что люди в Вашингтоне — политики уж точно — обожают знаменитостей. Телевидение и кино их завораживают. Поэтому они с большим энтузиазмом общаются с теми из нас, кто занят в этих областях.
И я благодаря тому, что снимаюсь в таком сериале, получила — не сказать, что безграничный доступ — но, как минимум, право входа в мир, который прежде для меня был закрыт.
Я завела немало знакомств, особенно благодаря сериалу «Родина», который свёл меня со многими государственными чиновниками. Они, помимо прочего, выступали в роли консультантов.
— А вы сами не планируете податься в политику?
— Нет!
— Почему же?
— Я оказываю поддержку и всячески помогаю тем, в кого верю, и это меня прекрасно устраивает. Я активно занимаюсь общественной деятельностью, но нет, в политику идти не хочу. Я — мать и актриса. Я довольна своей жизнью. А заниматься политической карьерой я и злейшему врагу не пожелаю. Это ведь такое трудоёмкое дело!
— А вы уже определились, за кого будете голосовать на выборах 2020 года? Может быть за Элизабет Уоррен?
— Элизабет Уоррен мне очень нравится, но нет. По-моему, шансы на победу есть у  и Камалы Харрис. Кто-нибудь из этих двоих мог бы победить.
— Что должен содержать интересный для вас сценарий?
— Я просто беру сценарий и пытаюсь сообразить, что я могу с этим сделать — главное, чтобы хватало материала, пригодного для работы.
— Недавно вы объявили о своем участии в фильме All the Little Things We Kill («Мелочи, которые гибнут от наших рук»)…
— Эта картина представляет большой интерес. В ней поднимается проблема огнестрельного оружия, в том числе в контексте США.
Я играю учительницу истории, любимую учениками. У неё погиб ребёнок в результате стрельбы в школе «Сэнди Хук».
По сюжету с тех пор прошло много лет. Не буду вдаваться в лишние подробности, скажу только, что этот фильм сыграет важную роль в дискуссиях, которые ведутся в США на тему огнестрельного оружия.
— Роль, которую вы сыграли бы снова?
— Интересный вопрос. Летом 2017-го мне выпало играть Марка Антония в постановке о Юлии Цезаре на сцене Центрального парка Нью-Йорка.
— Что не даёт вам спать по ночам?
— Администрация Трампа. Кто знает, на какие необдуманные поступки способны эти люди.
— Когда в последний раз вы волновались при встрече со знаменитостью?
— Я волнуюсь при встрече с музыкантами — места себе не нахожу от восторга.
— Расскажите о самой странной вашей работе.
— Как-то раз я была персональной официанткой . Было здорово! Это случилось на вечеринке, устроенной звукозаписывающей студией. То был единственный случай, когда я работала официанткой. Подруга попросила её подменить, так как ей нужно было тем вечером отлучиться. Я всё время была при Боуи: подносила ему газировку, получая возможность подслушать, о чём он говорит.
— С кем бы вы поменялись местами на день?
— Всегда мечтала быть оперной певицей. Наверное, это невероятный опыт. Так что, возможно, я бы поменялась местами с  или другой звездой оперы…
— А вспомните самую забавную встречу с поклонником?
— Забавные происходят постоянно: поскольку я играю роль президента, мне частенько выкрикивают: «Пожалуйста, баллотируйтесь на выборах!»
Видео дня. Что будет с долгожданным продолжением «Шерлока»
Смотреть фильм на
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео