Войти в почту

"Лоро" Паоло Соррентино: больше слов, меньше дела

Самого мы долго не увидим на экране. Зато услышим о нём многое. К главному экспонату полфильма будет подводить зрителя король вечеринок Серджио Морро. Его амбиции простираются, на минуточку, до , но в этом деле ему нужны связи, поэтому, собравшись с мыслями, вчерашний провинциал-южанин решает закатить гулянку на морской вилле, что прямо напротив резиденции Берлускони.

Вокруг фигуры премьер-министра, который любит покутить в окружении молодых и прекрасных, давно витают легенды и мифы. Непонятно где здесь правда, а где вымысел, но, как он сам признается, важно в итоге лишь одно – его многомиллионное богатство. Не случайно фильм так удачно назван: у "Loro" ("они") есть чистый омофон – "l'oro" ("золото"). Звучный и яркий маркер для нуворишей-итальянцев, которые пируют на вершине политической и экономической власти.

Сильвио Берлускони – один из них. Скандального политика режиссёр всё-таки покажет где-то ближе ко второй части фильма, а до этого будет старательно разогревать публику яркой глянцевой картинкой полуобнажённых тел, сценами тусовок и милым ликбезом про MDMA. Берлускони (его играет удивительный , уже не раз снимавшийся у Соррентино) поначалу появится перед зрителем в маскарадном костюме ради шутки, но чем дальше, тем проще будет увлечься этим персонажем, ровно так же, как увлеклась им половина Италии.

Увлеклась и полюбила (или возненавидела) в первую очередь ушами. В этом смысле остроумный сценарий, который Соррентино написал в соавторстве с Умберто Контарелло, точно так же воздействует на зрителя блестящими афоризмами, шутками, меткими фразами и целыми монологами в риторике даже не политика, а брокера. За отсутствием образов фильм просто убалтывает. При этом идея его абсолютно доступна: Берлускони – торговец, и продаёт он мечту о светлом будущем. Здесь, пожалуй, один из самых стильных режиссёров современного арт-мейнстрима отходит от курса, который он взял в своей прошлой картине «Изумительный» про также непростого политика . Тогда за сетью интриг казалось, разоблачить героя крайне сложно, ведь миф о нём настолько наслоился на реальность, что оставалось только развести руками. В этот раз , хоть и пытается усложнить, дать объёма (герой несколько раз повторяет, что, мол, искренне хотел, как лучше для страны), но на самом деле имеет довольно чёткую позицию, которая окончательно проявится к концу фильма.

rollingstone.it

Режиссёр показывает Берлускони как человека с непотопляемой харизмой и дивной способностью бессовестно врать. "Да мы все этим занимаемся", - скажет герой Сервилло, а позднее даст торжественную клятву своей стране на президентской присяге. Здесь, по Соррентино, сама земля не выдержит такой наглости – буквально содрогнётся, и после землетрясения в Лакуиле на сцену выйдет обескровленный народ.

Под скорбную музыку статуя Христа воспарит над развалинами города (Феллини, кажется, уже так снимал, разве что более тонко), опустится на багровый бархат, а режиссёр включит финальные титры поверх картин разрухи и лиц обманутых итальянцев, о которых после часового увлечения вульгарностью мира Берлускони он сам будто внезапно вспомнил. В сухом остатке без слов у Соррентино много гламура и немного морализма. Что ж, в конце концов, народная любовь нужна не только Берлускони.