«Отмолили Петю»: в горбольнице сняли фильм о девушке-враче, спасшей ребёнка истеричной матери

Ирина — хороший врач и плохой психолог, она разговаривает неохотно, но спасает жизни детей. Такой её представила — её маленькая дочь заболела менингитом, и им пришлось ложиться в больницу. Вместе с ними лежали дети и с менее скромными матерями — кричащими и истеричными. Эта картина вдохновила Савельеву на рассказ, моментально ставший популярным в социальных сетях, а новосибирского режиссёра Алёну Олейник — на съёмки фильма. Корреспондент НГС узнала у писательницы и режиссёра, почему их самих зацепила история Ирины.
«Отмолили Петю»: в горбольнице сняли фильм о девушке-враче, спасшей ребёнка истеричной матери
Фото: ngs.rungs.ru
«Врача зовут Ирина. Говорят, хороший врач. Нам повезло. Я ни разу не видела её лица. Она всегда маске и в очках. Она — инфекционист. Хороший инфекционист и плохой психолог. За всё время, что она лечит мою дочь, она не сказала мне ничего успокаивающего», — так начинается рассказ московской писательницы Ольги Савельевой.
Продолжение текста «Отмолили Петю» знает, наверное, каждый второй россиянин, зарегистрированный в социальных сетях.
В этом рассказе уставшая девушка-врач днём и ночью лечит и дочь Ольги Савельевой, заболевшую менингитом, и годовалого мальчика Петю. Мать Пети кричит на Ирину и грозится засудить всю больницу, при этом она постоянно разговаривает по телефону — просит знакомых помолиться за мальчика. Врачу даже приходится просить своего мужа, тоже нервного и недовольного постоянным отсутствием жены дома, купить дорогое лекарство для Пети.
Мать мальчика надеется же только на молитвы и, когда врачу удаётся вылечить её сына, произносит знаменитое: «Отмолили Петю».
Писательница опубликовала рассказ около 2 лет назад — тогда Кате был год. Из-за осложнений менингита девочка потеряла слух, и ей поставили специальные кохлеарные импланты, чтобы Катя могла воспринимать звуки. Она не слышит так, как раньше, — электронный звук всё же отличается от природного, но операция всё равно стала настоящим спасением для девочки.
Ольга Савельева начала вести довольно откровенный блог, в том числе о своей дочери, — и после рассказа об Ирине, получившего тысячи репостов, он стал особенно популярным. Рассказ прочитала и режиссёр новосибирской кинокомпании «Картина мира» Алёна Олейник.
«Даже не у самой Ольги Савельевой, а через чей-то репост я наткнулась на эту историю про Петеньку и, конечно, ходила под таким очень мощным впечатлением. И я решила этой девушке написать: "Можно ли рассчитывать на экранизацию?". Я на самом деле очень переживала, потому что, когда я заходила на страницу к Ольге, я посмотрела, как устроена её жизнь.
Прочитала, что как раз она в этот момент переживала эту ужасную историю, связанную с менингитом у годовалой дочери И у меня были опасения — как [предложение воспримет] человек, у которого ребёнок с менингитом, думала, что ей, скорее всего, вообще не до меня.
А она мне ответила: "Алёна, вы знаете, я в любом случае за кино"», — рассказала режиссёр корреспонденту НГС.
Алёна Олейник призналась: то, что у неё есть дети, в какой-то степени повлияло на выбор истории для фильма — «это, конечно, заставляет тебя какие-то вещи воспринимать острее».
Автор рассказа дала режиссёру полную свободу — она вообще никак не контролировала кинопроцесс.
Как рассказала Алёна Олейник, «Картина мира» попросила разрешение на съёмки у новосибирской горбольницы 1 и, поскольку кинокомпания несколько лет делала для больницы промовидео к медицинским конкурсам, руководство согласилось. Режиссёр подчеркнула, что снимали сцены в разных корпусах и только когда палаты были свободны.
Роль Ирины сыграла актриса театра Афанасьева , саму Ольгу Савельеву — из «Глобуса», а маму Пети — из «Первого театра».
«Пять дней мы там провели и старались, конечно, никого не беспокоить, но в какой-то момент, когда Даша (игравшая мать Пети. — Прим. ред.) выходит и кричит: "Я вас всех засужу!", и дверью хлопает, там даже реальная девушка с поста вышла и говорит: "Что, опять наша из восьмой палаты буянит?". Потому что такие пациенты всё-таки есть»,
— вспоминает автор кино.
В съёмках поучаствовали даже врачи больницы — они объясняли актёрам, как правильно выглядят медицинские манипуляции, хотя, по словам режиссёра, авторы фильма не делали акцента именно на технической стороне работы врача.
Съёмки проходили в мае 2017 года, и к середине июля короткометражный фильм под названием «Верю не верю» уже был готов. Сначала его показывали только на закрытых мероприятиях — например, на врачебной конференции, — и медики посоветовали выложить фильм в открытый доступ, отметила Олейник. В конце ноября 2018 года «Верю не верю» появился в YouTube и на Vimeo — конечно, ссылку прислали и автору рассказа.
Как призналась корреспонденту НГС Ольга Савельева, режиссёры — начинающие и опытные — довольно часто просят у неё разрешения на экранизацию рассказов и она часто даёт согласие. Однако съёмки многих фильмов так и не начинаются, в отличие от «Верю не верю». Писательница отметила, что даже удивилась, когда Алёна Олейник прислала ей ссылку на готовый материал.
«Я абсолютный дилетант, я ничего в этом не понимаю — правильно ли выстроен свет или неправильно, съёмки с нужных ракурсов или с ненужных, я всегда руководствуюсь двумя словами "нравятся — не нравятся". И абсолютно объективно мне понравился фильм», — оценила автор «Отмолили Петю».
Что касается успеха истории о враче в целом, Ольга Савельева рассказала, что столкнулась не только с восторженными отзывами, но и со злыми комментариями, обвиняющими автора в отсутствии веры в чудо.
«Может, оттого что история основана на реальных событиях, она особенно цепляет — и она очень понравилась врачам. Что я хотела сказать как автор этой истории , основная моя мысль, что Бог — он во всем: в руках врачей, антибиотиках, это всё тоже Бог.
Мой посыл был не в том, что Бога нет, а то, что Бог необязательно в иконах, а в нас всех — в каждом человеке, который по совести делает свою работу. И мне было непонятно, почему очень многие православные верующие люди увидели в этом тексте что-то плохое, много появилось негатива по поводу этого поста от людей, которые верят.
Они почему-то прочитали, что я атеист А я очень верю в Бога и всё время молилась ему», — ответила на критику писательница.
Ольга Савельева сказала, что имя врача в рассказе она изменила, но, несмотря на это, в Ирине многие узнали прототип. Сам текст врач одобрила, фильм же пока, по данным Ольги Савельевой, инфекционист не смотрела — писательница пообещала отправить ей ссылку на кино.
Её дочери Кате сейчас три года — она проходит реабилитацию и, по словам матери, чувствует себя хорошо.
«Эта история всё-таки про хеппи-энд, потому что мы сделали операцию, мы восстановили ей слух, максимально её активно реабилитируем и она пошла в этом году в совершенно обычный детский сад.
Я понимаю, что у меня особенный ребёнок. И я всё время говорю, что меня сделала слышащей глухота моей дочери, я увидела по факту другой мир, мир мам с особыми детками и вообще мир людей, которым жизнь даётся чуть сложнее, чем обычным людям», — заключила писатель.
Ранее в ещё одной новосибирской больнице сняли фильм про врача — Михаила Колыбелкина. Почти каждый отпуск сибирский хирург проводит в командировке — выезжает в другие города России и мира (например, он был в Марокко, Кении, Иордании), чтобы бесплатно осматривать и лечить детей, которым нужны сложные операции на лице. Колыбелкин рассказал НГС, как прошла его летняя командировка — врач лечил детей из алтайских сёл.
18+