Ещё

Данила Козловский: в кино всегда есть элемент чуда 

Данила Козловский: в кино всегда есть элемент чуда
Фото: ТАСС
 — один из самых востребованных в российском кинематографе и театре актеров и режиссеров. Только в 2018 году он выпустил в мировой прокат свою первую режиссерскую киноленту «Тренер», вызвавшую у зрителей огромный интерес и вдвое окупившую производство, снялся и выступил продюсером еще в нескольких премьерах, получил звание заслуженного артиста РФ и уже приступил к съемкам своего нового фильма — исторической драмы.
Корреспонденту ТАСС удалось пообщаться с Данилой в кулуарах Недели российского кино в Нью-Йорке, где он представлял сразу два новых фильма — и «На районе», в котором сыграл одну из главных ролей и работал продюсером. Эта картина стала для него особой еще и потому, что режиссировать ее он помогал своему близкому человеку — , впервые снявшей художественный фильм по собственному сценарию. Данила Козловский не считает, что является особо узнаваемым, поскольку «не из телевизора», не любит разговоров про личную жизнь и немного обижается на журналистов, которые часто искажают его слова в угоду громким заголовкам. Приводим разговор с Данилой «без купюр» — о работе в кино и театре, о славе, творчестве и его главной, личной симпатии.
— «Тренер» вошел в список 12 самых финансово успешных российских кинолент, с чем я вас искренне поздравляю. Скажите, есть ли секрет создания фильма, на который пойдет массовый зритель в России?
— Спасибо за поздравления. Секрета нет. Какой-то формулы финансового успеха кинокартины не существует. Есть понятные вещи, что это должен быть живой, задевающий тебя эмоциональный сценарий, должна быть правильная команда, которая воплощает все художественные и производственные задачи, художественная группа во главе с режиссером и артистами, а также сильная команда продюсеров. Это — такие фундаментальные и понятные вещи. Но есть масса примеров не только в отечественном, но и мировом кинематографе, когда вроде все составляющие правильные, но почему-то не работают. Поэтому, считаю, здесь всегда есть элемент чуда. — Это был ваш режиссерский дебют. Когда снимали, вы уже понимали, что фильм будет успешным?
— Нет, конечно. Только идиот может быть в этом уверен. Конечно, я просыпался и засыпал каждый раз с огромной долей сомнений — и в том, что я делаю, и в том, что мне предстоит сделать. Даже сейчас, когда я уже дистанцировался от этой картины в силу того, что она живет своей жизнью и у меня есть возможность чуть более спокойно на нее посмотреть со стороны, все равно я вижу какие-то ошибки, неточности, понимаю, что некоторые вещи можно и нужно было делать по-другому. Но, с другой стороны, начиная анализировать, понимаю, что в этом случае, может быть, ушла бы какая-то другая энергия, которая есть. Несмотря на то что кино — техническая штука, это еще и очень живой, эмоциональный процесс, в котором участвуют не только режиссеры, артисты и продюсеры, но и все члены съемочной группы. Все, что происходит на площадке, влияет на то, что происходит и в кадре. Я в этом абсолютно, категорично убежден, и никто меня не переубедит.
— В фильме «Тренер» у вас также главная роль. Данила Козловский — актер уже заслужил своими предыдущими работами большую популярность, почет и, наверное, чувствует себя довольно легко в кадре, но как уживался он вместе с Козловским-режиссером, снимающим свой дебют? Оценивали вы свою актерскую работу критически?
— Самое непростое — то, что, к сожалению, у меня не было человека со стороны, который мог бы сказать: «Дань, поправь здесь, уточни там, сыграй по-новому или от этого откажись, сделай вот так». И в этом смысле было странно в первые дни — я вбегаю в палатку, где стоит плейбек (от англ. Playback — аппаратура, позволяющая кинорежиссеру оперативно просматривать отснятые кадры и на месте отбирать, монтировать удачные эпизоды — прим. ТАСС), начинаю смотреть дубли, жду, что меня поправят, а все ждут чего-то от меня. Но это очень быстро прошло, я сориентировался и просто набирал как можно больше разного материала — реакции, оценки, в том числе которые даже сначала казались и не совсем уместными и очевидными, чтоб потом пользоваться этим «шведским столом» во время монтажа. Конечно, критический взгляд [на свою актерскую игру] должен присутствовать. Были моменты, когда я не понимал, правильно это или нет, поэтому играл разное, и в каждый дубль старался сделать что-то новое, и уже на монтаже понимал, что это было правильным решением. Потому что иногда то, что тебе кажется правильным на площадке, совершенно не работает на монтаже, и наоборот — приходит какая-то безумная идея, ты ее делаешь, и на монтаже понимаешь, как эта фраза, оценка, реакция точно и правильно работает.
— Какие ваши новые режиссерские работы можно вскоре будет увидеть? Вы хотите попробовать совсем что-то новое? Какое кино — ваше, о чем вам хочется снимать?
— У меня нет такой задачи — делать что-то другое. У меня есть история, которая меня задевает, трогает, волнует, и мне хочется ее рассказать.
— Вы уже начали над ней работать?
— Да. Это — большая, сложная картина, довольно амбициозная по своим художественным и творческим задачам, гораздо сложнее, чем «Тренер», гораздо больше с точки зрения и бюджета, и команды, и масштаба темы. Фильм основан на исторических, реальных событиях, и эта история эмоционально очень близка, мне хочется ее рассказать.
— В фильме «Тренер» вы сняли актрису Ольгу Зуеву (близкая подруга Козловского — прим. ТАСС). Обычно, когда складывается подобный дуэт режиссера и актрисы, он повторяется из фильма в фильм, так как режиссер, возможно, воспринимает свою музу как талисман. Вы планируете снимать Ольгу дальше?
— Я не думаю об Оле как о талисмане. Она скорее для меня самобытный, уникальный талант, в первую очередь. И тут я, поверьте, объективен — она действительно очень талантливая личность, замечательный сценарист, автор, режиссер. А дальше вопрос — есть ли роль, которая подходит Оле или будет ей интересна. Если да, то можно попробовать, и я с ней поговорю, подумаю. Сейчас не могу сказать про актеров своего будущего фильма, только приступаю к пробам.
— Здесь, в США, публика с удовольствием вспоминает вас именно как театрального актера, так как видела вас на сцене во время гастролей, хотя в России вы больше известны как киноактер. Вы для себя уже сделали выбор, что вас притягивает больше — сцена или кинокамера?
— Я люблю и театр, и кино и не могу представить свою жизнь ни без того, ни без другого. В кино возможны те вещи, которые невозможны в театре. Но театр, сцена — совершенно магическое место, фантастическое пространство, и то, что происходит между зрителями и актерами на сцене, совершенно невозможно в кино. И здорово, когда есть возможность заниматься и тем и другим.
— Сложно или легко вам живется в зените славы, популярности, востребованности, поклонения, которые в настоящее время вас окружают? И есть ли желание покорить Голливуд?
— Это глубочайшее заблуждение. Я очень часто гуляю по Москве, Петербургу, захожу в продуктовые магазины, кафе, рестораны, кто-то оглядывается, для кого-то это совершенно безразлично, неинтересно. Я не из телевизора, который дает максимальную популярность и узнаваемость, я не мелькаю каждый день в новостях. Люди, которым нравится, что я делаю, — просто подходят, смотрят, которым не нравится — не подходят и не смотрят. Сказать, что я ощущаю какую-то тяжесть, нет. Я не узнаваемый в масштабах планеты. У меня есть несколько безумно популярных друзей — просто безумно популярных, и когда я с ними хожу в кафе, рестораны, я понимаю: вот это да. Хотел бы я так? Думаю, нет, потому что очень ценю свое личное пространство и возможность быть самим собой: слушать музыку, петь песни, идти по улице, разговаривать.
Если у тебя есть желание покорить Голливуд и стать мировой звездой, то это путь в никуда. Если есть желание расширять свое рабочее пространство, географию, свою территорию и работать с большими мастерами — не только нашими, но и за рубежом, то вот этот путь мне интересен. Я уже сейчас так работаю — год снимался в большом, успешном сериале «Викинги» (канадо-ирландский исторический многосерийный фильм — прим. ТАСС). Там огромная роль, мне было интересно, крайне любопытно, и я хотел бы это развивать, потому что здорово так работать. Но переезжать куда-то, покорять — нет.
— Неделя российского кино в Нью-Йорке впервые проходит с таким размахом. На фестиваль привезли большое количество премьер, перед публикой выступают известные российские актеры, режиссеры, представляют отечественный кинематограф. Как вы считаете, такие проекты надо продолжать, какую задачу они выполняют?
— Я убежден, что это большое дело. Люди, которые организовывают такой фестиваль, — им огромное за это спасибо — дают возможность показать наши фильмы не только российским жителям, живущим в Америке, но и непосредственно американскому, англоязычному зрителю. Я считаю, что это большое дело, здорово, когда есть возможность рассказать что-то о нас самих через кино, а людям, которые живут здесь, побольше о нас узнать. Это альтернативный источник, который позволяет узнать, понять нас не только по телевизору, новостным каналам, но и через кино. Чем больше таких Недель во всем мире, я убежден, тем лучше будет всем.
Беседовала Наталья Славина
Видео дня. Как сложились судьбы «Неуловимых мстителей»
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео