Ещё
Король Лев
Приключение, Мюзикл, Семейный
Купить билет
Эбигейл
Приключение, Фэнтези
Купить билет
Однажды в... Голливуде
Трагикомедия
Купить билет
Богемская рапсодия
Биография, Драма, Музыкальный
Купить билет
Капкан
Триллер, Ужасы, Драма
Купить билет
Форсаж: Хоббс и Шоу
Боевик, Приключение
Купить билет
Человек-Паук: Вдали от дома
Боевик, Приключение, Комедия
Купить билет
Аладдин
Приключение, Комедия, Семейный
Купить билет
Angry Birds 2 в кино
Мультфильм, Приключение, Комедия
Купить билет
Дом, который построил Джек
Триллер, Ужасы, Драма
Купить билет
Трудности выживания
Комедия, Мелодрама
Купить билет
Страшные истории для рассказа в темноте
Триллер, Ужасы
Купить билет
Падение ангела
Боевик
Купить билет
Бык
Драма
Купить билет
Зелёная книга
Биография, Комедия
Купить билет
Смерть и жизнь Джона Ф. Донована
Драма
Купить билет
Дора и Затерянный город
Приключение, Комедия, Детский
Купить билет
Синяя бездна 2
Приключение, Ужасы, Драма
Купить билет
История игрушек 4
Мультфильм, Приключение, Фэнтези
Купить билет
Капитан Марвел
Боевик, Приключение, Фэнтези
Купить билет

«Нынешние мужчины — инфантилы». Режиссер Горчилин — о поколении «Кислоты» 

Фото: РИА Новости
БЕРЛИН, 18 фев — РИА Новости, . Одной из главных премьер программы «Панорама» 69-го Берлинского кинофестиваля стала «Кислота» 26-летнего  — молодежная драма о друзьях-музыкантах, которые ищут себя в творчестве, любви, дружбе, ночной жизни Москвы и отношениях с родителями. Режиссер-дебютант рассказал корреспонденту РИА Новости о том, чем его поколение отличается от предыдущих и почему он устал от «Кислоты».
— Берлинале — самый молодой и политически ориентированный фестиваль «Большой тройки». Как думаешь, почему отборщики взяли твой фильм, где политики как таковой нет?
— Я не знаю специфики Берлинского кинофестиваля, только по рассказам могу предполагать, почему и как был отобран мой фильм. Возможно, потому, что там показана современная жизнь в Москве. Наверное, увидели какую-то протестную историю, хоть картина и не политизирована.
То есть, когда я узнал, что фильм отобрали, была мысль: «Класс!», но не больше, потому что как раз есть некий фестивальный опыт. Это уже немножко обесценилось. Важно не то, что отобрали, а как зрители посмотрят фильм, какой будет отклик.
— В аннотации к фильму на сайте Берлинале есть фраза: «Неплохо живется молодым бездетным мужчинам в России». Согласен? Как тебе живется?
— Эти мужчины еще сами дети, инфантилы. Это как говорить про бездетных детей. Мне, молодому бездетному мужчине, в России живется как на американских горках.
Благо я принадлежу к той части молодых людей, которые определились по крайней мере с тем, чем они занимаются.
Хотя это не избавило от какой-то рефлексии и подростковых экзистенциальных проблем, но у меня есть — условно — творчество, и я за него держусь. Это заставляет жить и дает веру в то, что я делаю. То есть молодость проходит не зря, молодость в протесте (смеется).
Что касается остальных ребят — не знаю. Фильм был снят под впечатлением от тех, кого я вижу вокруг. Но как раз не творческой среды, а той, которая ходит в «Газгольдер» по ночам (популярный московский клуб. — Прим. ред.) и ест «колеса». При этом все очень толковые, умные ребята — просто не примененные в жизни в силу какого-то неверия в себя, в то, что происходит. Видимо, это связано с протестом как раз по отношению к предыдущему поколению, в чьи идеалы они не хотят верить.
— Разница поколений очень видна в том, как выстроены отношения героев фильма с родителями. Один даже кричит в лицо матери: «Я страшнее вас!» Чем твои сверстники отличаются от тех, кто родился в СССР?
— Наши родители были чуть более деятельными, чем мы, в силу того, что у них хотя бы была насущная проблема из серии «что мы завтра будем есть?».
А у нас этой проблемы нет, и поэтому их ценности — материальные, семейные и прочие — для нас уже ничего не значат. Обесценивается человеческое существование и любая деятельность в принципе. От этого включается еще больший цинизм и неверие, которое превращается в неверие в себя: «Да что я могу сделать в жизни? Я лучше сам обесценю все вокруг».
Я в фильме никого не виню и не осуждаю. Я не знаю, как это выглядит со стороны, но у меня нет оценок — хорошо это или плохо.
Я ко всему отношусь как к данности. Я просто считаю, что это история про невысказанность любви — и не больше. Все остальные проблемы, может, и присутствуют, но для себя я решил, что все в фильме друг друга на самом деле любят, только никак об этом не могут сказать.
— Хотел бы сам быть родителем?
— Ни в коем случае.
— Как твоя жизнь изменилась после зрительского успеха «Кислоты»?
— Это случилось и случилось, и здорово. Успех относительный. Люди же абсолютно по-разному фильм восприняли, что хорошо, я считаю.
— Негативных отзывов было много?
— Достаточно. Я, конечно, все не изучал, но что-то мне присылали. В инстаграме мне в комментариях под какой-нибудь моей фотографией пишут: «Саш, фильм г…». Односложно и понятно (смеется). Или кто-то начинает в уши лить: «Ты гений! Это фильм обо мне!» Но это уже неважно, потому что картина живет своей жизнью, а я сижу и не знаю, чем мне дальше заниматься.
— Но положительные отзывы на «Кислоту» во что-то конвертировались профессионально? Ты клипы снимаешь теперь, например.
— Клип я снял, но это случайная история. Я и до этого снимал в театре бесплатно, для себя. Какие-то еще вещи предлагают — я не ввязываюсь. Пытались сценарии присылать раза два или три — отказался.
— Не понравились?
— Дело в том, что присылают такие сценарии, где надо быть ремесленником, а я отдаю себе отчет в том, что я не режиссер.
Единственное мое оружие в этом деле — личная заинтересованность, поэтому и «Кислота» случилась.
Все, что касается заказных фильмов для досуга выходного дня, — мне это неинтересно.
— А снять про то, что у тебя болит?
— Вот, понимаешь, это еще не сформулировано, и пока я это для себя не сформулирую, я в это не полезу. Зачем плодить конвейерную историю? И без меня таких талантов хватает в России.
— Устал от «Кислоты»?
— Да, очень.
— Чем займешься после Берлина?
— Работой в театре. Еще вот Play Station все хочу купить, но не получается.
— Вот в чем проблема поколения на самом деле…
— Да, я же говорю — все низменное влечет. Я вот рубашку в отеле не мог погладить и Play Station хочу (смеется).
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео