Ещё

«Я, дедушка, Гитлер и его усы» 

«Я, дедушка, Гитлер и его усы»
Фото: «Это Кавказ»
Семейная комедия «Спасибо деду за победу!» выходит на киноэкраны 1 мая. «Это Кавказ» не мог пройти мимо такого события, ведь в создании картины участвовали самые веселые кавказцы — некогда игравшие в абхазской и дагестанской командах КВН, а ныне успешно работающие в киноиндустрии. В главных ролях — известные российские актеры (кстати, тоже с кавказскими корнями — осетинскими), и , который рассказал, как снимался фильм, почему важно знать родной язык и за какие победы нужно благодарить своих дедушек.
Артистические Тания
— Я вырос в закрытом поселке Агудзера. Он был построен пленными немцами, а физико-технический институт, в котором мой отец проработал всю жизнь, был почти полностью перевезен из Дрездена после войны. Папа у меня — инженер, мама трудилась начальником канцелярии в суде, но при этом Тания — люди артистические, хотя официально актером работал только троюродный папин брат. А еще родной дядя, старший брат отца, хотел поступить в актеры, но дед ему запретил. Так что, можно сказать, гены артиста в семье имеются.
После школы я поступил на экономический факультет и даже не могу сказать, что просто плыл по течению: мне все это нравилось. Но экономики тогда вокруг не было никакой, и даже диплом я писал про кредитные операции в банке, который на тот момент никаких операций вообще не проводил. И на втором курсе попал в ансамбль народного танца «Кавказ» — не потому, что сильно хотел танцевать, а потому, что хотел сбежать из Абхазии. Трудное время было, разрешение на выезд получал только творческий коллектив. Но в танцах опять-таки личностного роста не предусматривалось, максимум — грозил сольный кусок в общей сцене. И все время было ощущение, что мне этого мало. Поэтому случился КВН. А кино — это уже производное от КВН.
Сцена — это такой сладкий яд, трудно от него отказаться. Многие из нашей КВН-команды подались в киноиндустрию. Я снялся в нескольких ролях второго плана и в одной главной — в сериале «Дружба народов». Это огромный опыт, но я всегда понимал, что глубины, драмы — мне не хватает, все время думал, что надо поучиться актерскому мастерству. Вот сейчас я, наверное, немного иначе сыграл бы Джабраила, добавил бы черт в его характер. Но, с другой стороны, мне всегда хотелось делать собственное кино. И я пошел учиться на Высшие курсы режиссеров и сценаристов.
Сценарий длиной в 38 лет — Название «Спасибо деду за победу!» родилось не сразу. Все-таки у нас фильм не совсем о войне и военных подвигах. Война в фильме — это декорация, это фон, при помощи которого дед объясняет внуку какие-то важные вещи о нем самом и о том, что происходит вокруг.
Можно сказать ребенку: «Ты вообще не должен ничего бояться!», тряся его за руку, как это делает его отец. А можно спросить: «Ты испугался? Я тоже один раз испугался!» — и рассказать историю из своего военного прошлого, пусть даже эта история звучит фантастически. Мне кажется, что это намного эффективнее. Поэтому, конечно же, это победы маленького человека, который преодолевает свой страх и неуверенность. Благодаря дедушке.
Лет до восьми я верил в то, что мой дед оборвал Гитлеру усы. Дело было в детском саду, и дети хвалились подвигами своих дедушек. И я пошел к папиному отцу, он был фронтовик, окончивший войну в Дрездене, и попросил его рассказать о его подвигах. А по-абхазски я говорил не очень, потому что рос в интернациональной среде, а родители много работали и на общение с детьми времени было немного.
Дед сказал, что непременно расскажет мне все истории, но только по-абхазски. Понимал я их плохо, пересказать, чтобы похвалиться во дворе, не мог, и пошел за помощью к другому деду — маминому отцу. А он на войну не успел — она закончилась, когда ему было 15. Но ревновал внука к тому деду. И сказал мне, четырехлетнему: «А я Гитлеру усы вырвал!» И я похвастался этим подвигом в детском саду, и мне никто не поверил, и даже воспитательница смеялась. Тогда я повел детей домой, чтобы папа подтвердил мою версию. И папа, глядя на меня, понял, что ситуация безвыходная, и осторожно согласился, что все так и было. И после этого моего деда стали звать «Андрей, который Гитлеру усы вырвал».
В фильме из двух дедушек получился один, по имени Джансух, но все рассказы из моего детства — и про усы, и про печенье — там есть. Могу сказать, что я эту историю писал 38 лет. Сценарий — три года. Сначала думал, что это будет короткий метр, но потом ко мне присоединился мой друг Теймураз Квеквескири, и так получился полнометражный фильм из пяти новелл. И у меня не было страха, что я эту семейную историю не смогу рассказать. Истории у меня всегда хорошо получались.
Вино из марганцовки
У меня не было задачи снимать кавказское кино, в котором полно стереотипов: драки, вино, шашлыки. Я хотел снимать комедию, но при этом показать свою родину глазами ребенка. Дети все видят иначе — ярче, чем есть на самом деле. Когда я был маленьким, папа мне говорил: «Ты — абхаз!», и я всегда представлял себе Абхазию как какое-то волшебное место, с какими-то железными вратам, золотыми львами, как в фильме , где обычный мальчик оказывается принцем.
И мне всегда казалось, что вот есть я — абхаз, а есть я — мальчик из поселковой многоэтажки, который бегает во дворе с друзьями, совершенно обыкновенный и совсем не принц. А когда ты вырастаешь, то понимаешь, что эти два мальчика не так уж и отличны друг от друга. Вот и наш герой Сандрик попадает в абсолютно сказочный мир, в котором он не робкий школьник, а настоящий наследник прекрасных фамильных легенд.
Я снимал основные сцены в Абхазии, в том селе, что напротив моего поселка. И какое же это было счастье! Например, мы нашли дом. Очень живописный дом, по которому сразу видно, что живут там старики, — дом с очень красивым двором. И хозяин дома Славик Гварамия разрешил нам там снимать. Понимаете, мы 18 дней толклись всей съемочной группой у него во дворе, а он не взял за это ни копейки. А еще нам по сценарию нужно было вино, и наш реквизитор Таня разводила в кувшине марганцовку, и было понятно, что это — марганцовка. Я сказал: «Аня! Мы — страна-производитель вина! Оно тут в каждом доме есть!» — и отправил ее к соседям. Вернулась она оттуда розовощекая, с тридцатью литрами домашнего вина. И вот так все время — поддержка была во всем и отовсюду. От властей до соседей.
Егора Бероева долго уговаривать не пришлось. Он почитал сценарий и сразу согласился, сказал, что это — близкая ему история. Оказалось, что в детстве он часто отдыхал в нашем поселке в санатории Литфонда, рассказывал мне о соседских ребятах, с которыми играл, и я понимал, что так или иначе — знаю их. Поэтому Бероева и Ксению Алферову взяли без всяких проб — просто пообщались с ними, почитали сценарий и утвердили. Я считаю, что мне очень повезло с актерами! Бабушку и дедушку сыграли местные актеры Кесоу Хагба и , и они, конечно, добавили цвета и колорита. А в роли Гитлера снялся , и, честно говоря, я считаю, что вот наш первый выбор актера на эту роль — самый правильный. Хаджимурат — глубокий драматический актер, хотя, казалось бы, Гитлер задумывался совершенно карикатурным.
Ну и танцы есть, конечно, — а куда без них? И вино тоже.
А то, что стол накрытый, ну так мы же в доме снимали, каким он там должен быть? Это же Кавказ все-таки!
Видео дня. Что будет с долгожданным продолжением «Шерлока»
Смотреть фильм на
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео