Рецензия на фильм «Молодой Ахмед» братьев Дарденн: Кто мыслит абстрактно? 

Рецензия на фильм «Молодой Ахмед» братьев Дарденн: Кто мыслит абстрактно?
Фото: InterMedia
Оценка: 7 из 10 Фильм Жан-Пьера и  «Молодой Ахмед» впервые показали в рамках основного конкурса 72-го Каннского кинофестиваля. 25 мая 2019 года на церемонии закрытия картина получила приз за лучшую режиссуру.
В одном из интервью с   — икона 72-го фестиваля в Каннах — назвала Жан-Пьера и Люка Дарденн своими младшими братьями. И действительно, кажется, что чуть ли не им одним подвластно снимать «проблемное» кино, оставаясь при этом в рамках Искусства: фильмы режиссёров скорее ставят вопросы, чем дают ответы.
Не является исключением и новая их картина «Молодой Ахмед» — совершенно неполиткорректная, но такая сдержанная, успешно балансирующая где-то между этическими нравоучениями, преподнесёнными в этом году в Каннах фильмом Ладжа Ли, и красивым внеморальным хаосом второй части «Мектуба» Абделатифа Кешиша.
Для Дарденнов награда 2019 года — далеко не первая на главном мировом кинофестивале. За долгие годы своей работы братья собрали все возможные каннские призы, включая две «Золотые пальмовые ветви» за «Розетту» (1999) и «Дитя» (2005), приз за сценарий «Молчания Лорны» и Гран-при за «Мальчика с велосипедом».
Палитра эмоций, которую испытывает зритель при просмотре «Молодого Ахмеда», крайне противоречива и настолько неоднозначна, что складывается ощущение, будто авторы сами как бы немного заплутали в собственных чувствах и убеждениях. Их позиция более-менее обозначается лишь в конце, когда в повествование вмешивается само провидение.
Молодой Ахмед — мальчик, живущий в современной арабской семье во Франции. Его семья, как и любая другая, не лишена внутренних проблем. Однако есть то, что ее выделяет — Ахмед имеет глубокие религиозные убеждения, которые в радикальном (почти экстремистском) ключе подпитываются посещаемой им мечетью и служащим там имамом.
Так возникает прецедент. Подросток покушается на свою учительницу арабского языка из-за того, что та (по слухам) состоит в отношениях с евреем и вдобавок трансформирует методику преподавания, отходя от классического способа изучения языка по Корану. В результате неудавшегося покушения Ахмед отправляется на перевоспитание, однако то, что он действительно сможет исправиться, вызывает сомнения.
При этом, главный герой — всего лишь ребёнок. Он может по-детски влюбляться, испытывать чувство вины, сомневаться в собственной правоте. Он ещё может по-настоящему меняться — именно потому, что молод. Он хочет быть настоящим мусульманином, но не знает толком, что это значит: не касаться нечистых животных? Тщательнее мыть руки? Вовремя совершать намаз? Убивать неверных?..
Дарденны не заигрывают ни с жюри, ни со зрителем, а пытаются выдержать комплексность портрета мальчика, который они рисуют многогранно и целостно, выдерживая обертона.
В конце концов, режиссеры добиваются своего: настоящего, присутственного сочувствия, а не абстракции. Понимания этого ребёнка в данной конкретной ситуации. У фильма нет никаких глобальных притязаний, чётких представлений о том, что хорошо и плохо. Нет и желания представить персонажа в лучшем свете. Авторы лишь позволяют зрителю взглянуть на эту историю со стороны, а после — составить (или не составить) своё собственное мнение. Они не читают мораль, да и, кажется, толком сами не знают, как правильно.
Разве что общая тема фильма — противопоставление религиозных мировоззрений — напоминает об угрозе, описанной в «Столкновении цивилизаций». Впрочем, о какой угрозе может идти речь, если перед нами всего лишь маленький мальчик?
По результатам просмотра картины становится ясно, насколько ошибочными, нелепыми и обманчивыми порой бывают наши представления о другом. Оставляя все прочие цели социальных лент, авторы дают зрителю возможность хотя бы ненадолго отстраниться от них и (по завету Гегеля) попробовать мыслить конкретно.
Анна Стрельчук, Канны, InterMedia
Видео дня. Трагическая судьба Ириски из «АБВГДейки»
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео