Ещё
Король Лев
Приключение, Мюзикл, Семейный
Купить билет
Эбигейл
Приключение, Фэнтези
Купить билет
Однажды в... Голливуде
Трагикомедия
Купить билет
Богемская рапсодия
Биография, Драма, Музыкальный
Купить билет
Форсаж: Хоббс и Шоу
Боевик, Приключение
Купить билет
Капкан
Триллер, Ужасы, Драма
Купить билет
Человек-Паук: Вдали от дома
Боевик, Приключение, Комедия
Купить билет
Аладдин
Приключение, Комедия, Семейный
Купить билет
Angry Birds 2 в кино
Мультфильм, Приключение, Комедия
Купить билет
Дом, который построил Джек
Триллер, Ужасы, Драма
Купить билет
Страшные истории для рассказа в темноте
Триллер, Ужасы
Купить билет
Падение ангела
Боевик
Купить билет
Бык
Драма
Купить билет
Дора и Затерянный город
Приключение, Комедия, Детский
Купить билет
Зелёная книга
Биография, Комедия
Купить билет
Трудности выживания
Комедия, Мелодрама
Купить билет
Смерть и жизнь Джона Ф. Донована
Драма
Купить билет
Синяя бездна 2
Приключение, Ужасы, Драма
Купить билет
История игрушек 4
Мультфильм, Приключение, Фэнтези
Купить билет
Капитан Марвел
Боевик, Приключение, Фэнтези
Купить билет

Догнать и перегнать: что мешает российскому кино конкурировать с Голливудом 

Фото: Вечерняя Москва
Сколько бы  ни говорил о рекордных кассовых сборах и об увеличении притока зрителей, у нас на самом деле не так уж много явных кинематографических побед.
И хотя тот же  считает важным, что рекордные показатели наше кино демонстрирует «в условиях беспрецедентно жесткой рыночной конкуренции с глобальным Голливудом», которой не было в советские времена», ясно, что до самого Голливуда нашей индустрии — пока еще, как до звезды небесной.
Стоит сравнить хотя бы кассовые сборы фильма «Т-34» (в прокате с 1 января), которые составляют 2,3 миллиарда рублей за пять месяцев, и сборы американского фильма «Мстители. Финал», который собрал 2,7 миллиарда рублей за первые две недели (!) проката. Так что же такое происходит с нашим кино?
— Самым коммерческим у нас является , — комментирует ситуацию , продюсер фильма . — Фильм «Т-34» на втором месте. Но все успехи этого российского кинопродукта — результат усилий 1 и 2-го телеканалов и беспрецедентного объема рекламы. Если сегодня сопродюсером фильма является телеканал, то фильму грозит успех (с точки зрения выручки). Исключением тут, пожалуй, является разве что картина . И если проанализировать топ-10 самых успешных российских фильмов, то все они имели эту поддержку.
Вывод очевиден: без поддержки ТВ-каналов, причем громадной, а не номинальной, ни один фильм сегодня не может стать успешным по большому счету.
— Причем, как правило, — продолжает педагог школы-студии «Останкино», телеведущий и кинокритик Давид Шнейдеров, — когда подсчитываются сборы фильмов, все очень ловко забывают вычесть эту рекламную составляющую из общих затрат, что, разумеется, искажает картину.
Вот и получается, что если бы у нас были рыночные, а не бартерные отношения с телеканалами, то в топе самых кассовых российских фильмов осталось бы всего с десяток окупившихся.
— Но самое печальное даже не это, — продолжает Давид Шнейдеров. — Самое печальное, что, преподавая, я вижу, что молодежь, на которых ориентирована большая часть отечественного коммерческого кино, нашего российского кино вообще не знает. И не любит.
С этим мнением не согласна режиссер и продюсер , художественный руководитель центра «Премьера», вице-препрезидент Культурного фонда Валерия Золотухина.
— Сегодня, — говорит Анна Генриховна, — модно ругать российское кино, но как же все мы от этого устали. Я думаю, что с нашем кино все будет нормально — это вопрос времени. Тем более что я много работаю с детьми, снимала для них и знаю о чем говорю: подростки снова начинают интересоваться нашим кино.
Среди участников круглого стола оказался популярный артист , продюсер артхаусной картины «Я вернусь». Макар снимался в популярном у юного поколения сериале «Молодежка» и одно время работал в Голливуде, может «изнутри» сравнить разницу особенностей съемочного процесса. К тому же он оказался ближе всего из участников круглого стола по возрасту к поколению попкорна и имеет свой ответ на вопрос, почему девочки и мальчики стремятся попасть не на наше кино, а на «Мсители: Финал».
— Зритель ведь всегда тянулся к сфере развлечений, — говорит Макар Запорожский. — И в советское время больше стремился на фильмы Гайдая, нежели на картины Тарковского, на развлекательное, а не на познавательное кино. Сегодня ниша развлекательного кино полностью забрана американцами. Почему? Там действуют другие механизмы, чем у нас. Я имел опыт съемок в Голливуде. В России был озвучен бюджет страны — 250 миллиардов долларов на все. В США 750 миллиардов тратятся только на оборону. Так и цифры, связанные с индустриями российского и голливудского кино, — они несоизмеримы. У нас выходит 150 картин в год, у них — 1500. У нас — 30 хороших, там соответственно — 300. Пропорционально. Когда я как продюсер снимал фильм «Я вернусь», мне совсем не интересны были деньги, более того — меня пугают большие сборы и бюджеты. Я просто хотел рассказать камерную историю, сделать свой фильм хорошо, так как я его вижу. У меня нет амбиций сделать «нетленку». Но я вижу очень много хорошего авторского кино, которое, увы, не доходит до широкого экрана. И оно мне интересно, у нас оно есть. А что касается моего опыта работы в Голливуде — ну да, у них техники столько, что она не помещается на площадке. И народу на площадке — тьма тьмущая. У них световик один отвинчивает крышку прибора, другой подхватывает ее, третий относит. Они снимают по одной сцене в день на тучу оптики, и из любой сцены могут смонтировать хоть 20 секунд, хоть 6 минут. Но в моей профессии я там не увидел ничего нового — та же подчас бедность и скудоумие. Но там это играет меньшую роль, потому что там включены другие механизмы. Они кино потом «склеют», как захотят, — материала-то вон сколько, и хорошо, и качественно его продвинут.
Проблемы продвижения и проката затронул и генеральный директор продюсерского центра «ВГИКДебют», преподаватель , только что выпустивший на экраны фильм . Продюсер не доволен тем, как складывается прокатная судьба его очень, кстати, приличного фильма.
— Наши успешные картины, — размышляет над ситуацией он, — сегодня отвечают двум требованиям. Это или ремейки фильмов прошлого, эксплуатирующие их достижения, что привлекает на сеансы даже не киноходящую аудиторию. Или это фильмы, снятые по шаблону американской продукции. Я хорошо отношусь, например, к фильму , в отличие от многих коллег: схема Голливуда там сработала идеально, народ на картину пошел. Что же в этом плохого? Но вкусы-то у всех разные. Мы должны видеть на экране и «Лед», и «Т-34», и , и «Аритмию». И каждый из этих фильмов должен отработать! А у нас если картина выходит, если сумела расчистить себе один-два weekend, то потом на нее давит поток следующих премьер, часто американских. Думаю, что нам нужно очень внимательно подумать над внесением изменений в закон о кино.
ПРЯМАЯ РЕЧЬ
, режиссер, художественный руководитель премии «Ника»:
— Не просто оценить успехи российского кино в цифрах — это же не удои молока! На сегодня мы имеем замечательную русскую актерскую школу — здесь все нормально. У нас есть много пишущих людей, которые хотят работать в кино, но, к сожалению, уже ушли из жизни те великие сценаристы — педагоги, которые учили еще нас и которые были способны создавать свой мир, отличный от Голливуда и Болливуда, при этом волшебный и профессионально сделанный. У нас появилась новая проблема — наличие блокбастеров, тяготеющих к комиксам. Вот здесь мы серьезно отстаем. Чтобы выйти на мировой рынок, надо делать продукцию мирового уровня. Пока мы это не очень можем. И в основном у нас хорошо получается фестивальное кино.
Топ-5 кассовых российских фильмов
— Движение вверх — 3044 миллиона рублей.
На Олимпиаде 1972 года советские баскетболисты за три секунды до сирены вырывают победу у американцев. Режиссер . В ролях: , , .
— Т-34 — 2189 миллионов рублей.
В 1941 году вчерашний курсант Ивушкин вступает в неравный бой против танкового аса Ягера. Мало кто верит, что у него есть шанс. Режиссер В ролях: , .
— Последний богатырь — 1733 миллиона рублей.
Иван, обычный парень, переносится из современной Москвы в фантастическую страну Белогорье, где живут герои русских сказок. Режиссер . В ролях: , , .
— Полицейский с Рублевки. Новогодний беспредел — 1727 миллионов рублей.
В канун Нового года отделение полиции «Барвиха Северное» оказывается под угрозой закрытия. Чтобы спасти родной отдел, полицейский Гриша вынужден пойти на ограбление банка. Режиссер В ролях: Александр Петров, .
— Сталинград — 1669 миллионов рублей.
Военная драма о защите города. Режиссер . В ролях: , .
МНЕНИЕ ЭКСПЕРТОВ
Размышляя над темой круглого стола «Что мешает российскому кино конкурировать по сборам с голливудским?», эксперты «ВМ» вспомнили, что уже через 10 лет после открытия киностудии в заброшенной придорожной закусочной о Голливуде заговорили как о центре индустрии кино США.
Все решает время. И индустрия.
, владелец Федеральной сети кинотеатров, продюсер:
—Индустрия сегодня решает все. Есть четыре причины, почему наше кино не в состоянии сегодня на равных конкурировать с голливудским. Первая — голливудское кино в совокупности существует 100 лет. Советское кино существовало 60 лет, потом студии и система кинопроката развалились. Российское кино существует всего 30 лет. Нам просто нужно время, чтобы выйти на соответствующий мировой уровень.
Вторая — это язык, на котором снимается кино. Понятно, что для локального рынка кино всегда будет сниматься на национальном языке. Но чтобы получить мировое признание, оно должно быть снято на языке, который знает весь мир, то есть на английском.
Третья причина — политическая. Если бы с СССР не произошло то, что с ним произошло, то советскому кино сейчас было бы 90 лет.
Девяносто лет непрерывного движения вперед, преемственности кинематографического опыта — это серьезно. Ведь когда-то, напомню, с 1917 года по 1926-й советское немое кино было доступно на всех мировых рынках, как и все мировое кино. Тогда еще кино было немое. То есть зритель оценивал картинку, и наши фильмы были очень востребованными. Но в 1926 году, с момента, когда основателя российского кинематографа советское правительство отстранило, арестовало, началось цензурирование фильмов, и мы закрылись от мирового кинорынка железным занавесом.
Четвертая причина — так называемый международный каст. Все фильмы, сделанные в мире, имеют сегодня международный каст. Съемочная группа должна иметь возможность пригласить на картину любого крупнейшего и лучшего специалиста мира в любой области кинопроизводства.
Так что если мы хотим победить американский тренд, то нам просто нужно время на становление собственной киноиндустрии. Это и есть рецепт: нужно уйти от политических зависимостей и научиться снимать на английском языке, чтобы выйти на мировой рынок. Потому что, ну как можно победить ментальность наших подростков в соревновании с теми же самыми «Мстителями»? Только съемкой на том же уровне. А американцы всегда были открыты для мирового проката, изучили спрос, они провели 100 лет на рынке, причем за это время практически нигде в мире не существовало ограничений американскому кино.
Но нужен еще и регулировщик
Федор Попов, продюсер, педагог ВГИКА:
—Я согласен с тем, что у нас, в отличие от Голливуда, нет еще пока индустрии кино. Индустрия — это что? Это не только производство, прокат и развитая киносеть. Это еще и образование, и статистика, и аналитика, научная и фестивальная деятельность.
Вот многие говорят, что вместе с развалом страны исчез институт сценаристов. Но это не так. Они есть! Я работаю во ВГИКе и уверяю вас: немалое количество крепких молодых сценаристов выпускаются ежегодно.
Но дальше они уходят на телевидение! Это массовый исход. Потому что там как раз есть индустрия. Там есть бизнес. Там есть возвратные механизмы за счет рекламы.
И поэтому телефильмов в год выпускается в 40 раз больше, чем кинофильмов: на каждый час кинопродукции — 40 часов телепродукции. Вот где все наши кадры сосредоточились, и они там себя прекрасно чувствуют.
А в киноотрасли нет индустрии. И если мы хотим ее действительно развивать, то должны понимать, что индустрия — это совокупность звеньев, единый отлаженный механизм. Что-то одно невозможно развивать. Как нельзя тренировать в спорте только одну ногу. Или руку.
Как это выглядит на практике? Если государство вкладывает деньги в конкретные картины, то оно должно поддерживать их и в прокате. Иначе зачем выделять деньги на то, что зритель не увидит? А если мы собираемся поддерживать эти картины в прокате, то нам надо как-то наконец этот прокат отрегулировать, разобраться с киносетями. Разгрести этот завал.
Причем и критерии-то придумывать не надо. Все давно придумано французами. Если почитать изданную брошюру Шоврона, то там очень доступно изложено, как французы борются со времен Второй мировой войны с засильем голливудской продукции на своем экране.
Там есть и законодательные акты, и регламентация, и участие телевидения в этом процессе. Во Франции — лучшая система поддержки французского кино.
В отношении национального кино в государстве должна непременно быть политика. Я считаю, что нет вопроса, в котором государство не должно было бы так или иначе участвовать, если оно вкладывает деньги. И оно должно контролировать выполнение закона. Государство обязано помогать людям реализовывать свои потребности, в том числе и культурные. Потому что кино — это не только коммерция, это еще и культура нации.
Читайте также: Фестиваль российского кино впервые открылся в Сингапуре
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео