Ещё
Стриптизерши
Стриптизерши
Триллер
Купить билет
Щегол
Щегол
Драма
Купить билет
Аладдин
Аладдин
Приключение, Комедия, Семейный
Купить билет
Битва
Битва
Драма
Купить билет
Королевские каникулы
Королевские каникулы
Мультфильм, Комедия, Семейный
Купить билет
Одесса
Одесса
Ромком
Купить билет
Пункт назначения: Смайл
Пункт назначения: Смайл
Триллер, Ужасы, Драма
Купить билет
Однажды в... Голливуде
Однажды в... Голливуде
Трагикомедия
Купить билет
Король Лев
Король Лев
Приключение, Мюзикл, Семейный
Купить билет
Я иду искать
Я иду искать
Детектив, Триллер, Ужасы
Купить билет
Зелёная книга
Зелёная книга
Биография, Комедия
Купить билет
Дорогой папа
Дорогой папа
Комедия, Мелодрама
Купить билет
Форсаж: Хоббс и Шоу
Форсаж: Хоббс и Шоу
Боевик, Приключение
Купить билет
Смерть и жизнь Джона Ф. Донована
Смерть и жизнь Джона Ф. Донована
Драма
Купить билет
Щенячий патруль: Суперпатруль 2
Щенячий патруль: Суперпатруль 2
Мультфильм
Купить билет
Работа без авторства
Работа без авторства
Исторический, Триллер, Драма
Купить билет
Клуб любителей книг и пирогов из картофельных очистков
Клуб любителей книг и пирогов из картофельных очистков
Исторический, Мелодрама
Купить билет
Angry Birds 2 в кино
Angry Birds 2 в кино
Мультфильм, Приключение, Комедия
Купить билет
Промар
Промар
Мультфильм, Приключение, Фантастика
Купить билет
Бык
Бык
Драма
Купить билет

«Смерть и жизнь Джона Ф. Донована»: «Жестокие игры» с Леджером и Рильке 

«Смерть и жизнь Джона Ф. Донована»: «Жестокие игры» с Леджером и Рильке
Фото: ИД "Собеседник"
Sobesednik.ru — о том, как новый фильм миксует его биографию, поп-культуру и манифест против нетерпимости. Тридцатилетний канадец Ксавье Долан уже давно не воспринимается публикой как открытие, хотя его картина десятилетней давности «Я убил свою маму» именно таким открытием и стала. Тогда, в далеком 2009 году, фестивальная публика не ожидала от 20-летнего актера той глубины и интимности, с которой он обратился к публике при раскрытии воспросов нетерпимости и поиска собственной идентичности. Картина уже тогда произвела сильное и обескураживающее впечатление даже на видавших всякое посетителей Каннского кинофестиваля.
Кадр из фильма «Смерть и жизнь Джона Ф. Донована» // Фото: скриншот с YouTube
Правда, отхватить свое первое Гран-при в Канне Долан сподобился лишь к 2016-му — с более зрелым фильмом и в более почтенном 27-летнем возрасте. К этому моменту публика уже успела привыкнуть к автобиографичной исповедальности и вызовам, которыми все еще достаточно юный Долан не брезгует в каждой новой своей картине. «Смерть и жизнь Джона Ф. Донована» исключением не стала: как и в предыдущей своей работе, режиссер поспешил насытить эту ленту звездами первой величины в довольно неожиданных амплуа, благо занятое им за последние десять лет положение в киноискусстве такие вещи позволяет. И если в «Конце света» актерами Долана стали известные во всем мире французы , Марион Котийяр, Леа Сейду и , которые словно с помощью читкода неожиданно стали членами одного семейства, то в новой долановской истории основных действующих персонажей играют уже голливудские звезды — Кит Харингтон, , , и . Сценарий, над которым Долан работал вместе с Джейкобом Тирни, сконцентрирован вокруг странных отношений набирающей популярность голливудской звезды Джона Донована (Кит Харингтон) и его 11-летнего поклонника, также начинающего актера Руперта (). Донован, в 2006 году вынужденный скрывать от Голливуда свою гомосексуальность, чтобы не потерять в глазах киностудий и публики мужественность и привлекательность, видит в юном поклоннике, который тоже испытывает проблемы с принятием себя, родственную душу и из раза в раз с помощью зеленого фломастера и листка бумаги исповедается ему обо всех своих семейных и рабочих проблемах. Зеркальность судеб героев, каким-то чудом ощущающих присутствие друг друга через океан (один живет в Штатах, другой — в Великобритании), раскрывается через драматургические сопоставления Герой — Мать, Изгой — Общество, Актер — Карьера.
Кадр из фильма «Смерть и жизнь Джона Ф. Донована» // Фото: скриншот с YouTube
И Долана легко можно обвинить в самоповторе — тут вам и гомосексуальность, и человеческая нетерпимость, загоняющая вроде бы хорошего человека в угол, и сложные отношения любви-ненависти с матерями, которых играют Сарандон и Портман, и принадлежность персонажей к сфере искусства, и вновь большое количество крупных планов, и даже внешнее сходство подросшего Руперта () с самим Доланом. Однако канадский режиссер в этот раз ловко выкрутился из ситуации, вполне очевидно обозначив источники своего вдохновения, включающие в себя, как вы уже догадались, далеко не только его собственную жизнь. В частности, Долан заявил, что в основу фильма легли «Письма к молодому поэту» Рильке, ведь сама идея связи двух людей от искусства через переписку захватила его мысли прямо-таки целиком. Однако зритель неотвратимо будет находить и другие отсылки к знакомым ему героям и произведениям: смерть (это не спойлер, поскольку судьба героя обозначена в самом названии ленты) Джона Донована подозрительно напоминает трагическое происшествие с только набиравшим популярность и умершим от передоза в 2008 году Хитом Леджером; в реакции отторгнувшей актера за переписку с 11-летним школьником аудитории легко угадывается намек на всеобщую ожесточенность в отношении после всем известных обвинений. А в последней сцене режиссер вообще делает глубокий реверанс культовой молодежной драме конца 1990-х , концовку которой вплоть до саундтрека «Bitter Sweet Symphony» и закрывающего кадра с улыбающейся героиней повторил Долан.
Кадр из фильма «Смерть и жизнь Джона Ф. Донована» // Фото: скриншот с YouTube
Помимо опорных референсов, неизбежно вызывающих симпатии у зрителя, впечатляет и композиционная составляющая «Смерти и жизни Джона Ф. Донована», имеющая рамочную структуру: действие разворачивается в двух временных пластах, где настоящее (рамка) — разговор выросшего и ставшего актером Руперта с журналисткой (Тэнди Ньютон) о значении своей давней переписки с кумиром детства, а прошлое — сама переписка и параллельно развивающиеся проблемы Джона и Руперта. При этом прошлое показано инверсивно — как и название самой ленты: действие картины начинается со смерти главного героя, а ее значение для второго основного персонажа, и, как оказывается позднее, всего мира раскрывается уже во второй части фильма. И тут Долан устами взрослого Руперта произносит целый манифест о необходимости личной свободы каждого отдельно взятого человека, включая икон киноиндустрии, которые, по замыслу картины, оказываются чуть ли не более несчастными, чем жертвы бесконечных войн на Ближнем Востоке и голода в Африке — примерно так и говорит герой во время интервью, искренне веря в важность своего вклада в борьбу против различного рода -измов и -фобий. Работает на это и крайне драматичный образ Донована, созданный Харингтоном с помощью фирменного страдальческого взгляда исподлобья и многочисленных кадров с зеркалами, выражающих раскол в осознании героем собственной идентичности. Убедить матерую и видавшую всякое журналистку в фильме удается, однако сработают ли правила созданного Доланом мира для зрителя, далеко не всегда способного оценить такого рода манифесты, — вопрос открытый.
Злой рок династии Дворжецких