Ещё
Чем занимается Маша из сериала «Саша+Маша»
Чем занимается Маша из сериала «Саша+Маша»
Актеры
Что не так с именем Данилы Багрова в "Брате"
Что не так с именем Данилы Багрова в "Брате"
Фильмы
Где сейчас актеры из “Маски-шоу”
Где сейчас актеры из “Маски-шоу”
Актеры
Неудачные дубли, сделавшие фильмы шедеврами
Неудачные дубли, сделавшие фильмы шедеврами
Фильмы
Ford против Ferrari
Ford против Ferrari
Биография, Драма, Спортивный
Купить билет
Грех
Грех
Биография, Исторический, Драма
Купить билет
Текст
Текст
Триллер, Драма
Купить билет
Малефисента: Владычица тьмы
Малефисента: Владычица тьмы
Приключение, Фэнтези, Семейный
Купить билет
Доктор Сон
Доктор Сон
Ужасы
Купить билет
Ангелы Чарли
Ангелы Чарли
Боевик, Приключение, Комедия
Купить билет
Семейка Аддамс
Семейка Аддамс
Мультфильм, Комедия, Семейный
Купить билет
Терминатор: Темные судьбы
Терминатор: Темные судьбы
Боевик, Приключение, Фантастика
Купить билет
Стражи Арктики
Стражи Арктики
Мультфильм, Приключение, Комедия
Купить билет
Верность
Верность
Драма
Купить билет
Хороший лжец
Хороший лжец
Драма
Купить билет
Джокер
Джокер
Триллер, Драма, Криминальный
Купить билет
Алла Пугачёва. Тот самый концерт
Алла Пугачёва. Тот самый концерт
Документальный, Музыкальный
Купить билет
Мидуэй
Мидуэй
Боевик, Исторический, Драма
Купить билет
Во всё тяжкое
Во всё тяжкое
Трагикомедия
Купить билет
Эверест
Эверест
Мультфильм, Приключение, Комедия
Купить билет
Девятая
Девятая
Исторический, Приключение, Триллер
Купить билет
Идеальный пациент
Идеальный пациент
Триллер
Купить билет
Дождливый день в Нью-Йорке
Дождливый день в Нью-Йорке
Комедия, Мелодрама
Купить билет
Холодное сердце 2
Холодное сердце 2
Мультфильм, Приключение, Комедия
Купить билет

Рецензия на фильм Пьетро Марчелло «Мартин Иден»: Парус 

Рецензия на фильм Пьетро Марчелло «Мартин Иден»: Парус
Фото: InterMedia
Оценка: 8,5 из 10 Экранизацию романа Джека Лондона «Мартин Иден», созданную итальянским режиссером Пьетро Марчелло, показали на 76-м Венецианском кинофестивале. В ролях: , Карло Чекки, Джессика Крисси.
Новая итальянская экранизация классического романа Джека Лондона — тот редкий случай, когда вольная интерпретация не уродует исходного произведения; хотя изменениям здесь подвергаются многие, в том числе и первоначально значимые детали.
Противоречивая книга поэта Алджернона Суинберна в начале пути становления Мартина Идена заменяется ещё более бескомпромиссным Бодлером, ветхозаветная Руфь становится прекрасной Еленой — недостижимым идеалом красоты и предвестницей будущего падения. Вместо просторных пейзажей Калифорнии — традиционный облик Италии — страны, всегда воплощающей собой историю, и почти никогда — современность. Все это сопровождают анахронизмы, артефакты разных эпох и аудиовизуальные контрапункты (перемещения героя сопровождаются крайне вариативным музыкальным рядом от  до Каравайчука). Как результат — эпоху киноповествования совершенно невозможно определить. Формально эффект дополняют фрагментарная эпистолярность повествования, многочисленные архаизмы, историзмы, и даже подчёркнуто-винтажная съёмка на 35-миллиметровую пленку с ощутимыми шумами.
Кино бывшего документалиста Пьетро Марчелло насыщено хроникой разных лет в духе фильмов или «Хиросима, любовь моя» Алена Рене. Жизнь прошлого аккуратно вплетается в кинематографическую фабулу замершего настоящего. В нескольких местах преломляя таким образом логику и последовательность событий, режиссёр усиливает эффект вневременности ленты, а из замысловато перетасованной истории рождается актуальность.
Главный герой, как и в оригинальном произведении, кочует по волнам жизни, наслаждаясь реальностью и исследуя её, жадно хватая весь опыт, который предоставляет ему судьба в бесконечных путешествиях. Однажды он сталкивается с совершенно неведомым ему доселе миром познания, воплощенным в его возлюбленной Елене. Для Мартина эта женщина — репрезентация всего возвышенного и прекрасного, что существует в области мысли. Отныне смыслом жизни героя станет внедрение в этот мир, подчинение его себе. Страстная, увлекающая натура Мартина Идена стремится к виртуозному писательскому ремеслу почти так же, как к союзу с совершенной женщиной. Сцена, где Иден во время игры в фанты стоически держит руку над свечой и декламирует собственное стихотворение, хорошо иллюстрирует бескомпромиссность его личности.
В ходе своего обучения Мартин заражается идеями социального дарвинизма Герберта Спенсера. Концепция всемогущего просвещенного индивида, противостоящего обществу инертных рабов, оказывается ему чрезвычайно близка и находит деятельное выражение в творчестве. Герой обращает свою критику равным образом и к конформным капиталистам, и к революционным социалистам, к которым его однажды клеветнически причисляет пресса. Почти все своё время Мартин тратит на сизифов труд (по крайней мере, в глазах большинства): с невиданным упорством он шлёт свои работы в журналы. Все — чтобы быть услышанным. Когда цель, наконец, достигнута, герой уже пребывает в апатии и ведет свое существование по ту сторону разочарования, в ледяных думах — ведь вся работа была уже сделана задолго до…
Мартин Иден — один из самых трагических и одновременно бесстрастных персонажей мировой литературы. В течение всего произведения он находится в диссонансе с миром. Изначально его не поняли и не признали, а теперь — его черёд отойти от глупых и лицемерных людей, не понимающих ценности подлинной свободы и боящихся её. Он обречен на тотальное и беспросветное одиночество — как на океанском дне, в вечном холоде и темноте.
Антураж второй половины фильма напоминает сцены из русской литературы XIX века. Неслучайно звучит имя Обломова, обращённое в адрес главного героя. Обломов — своеобразный антипод лондоновского персонажа. Тот, изначально имея все, был погружён в почти летаргический сон бездеятельной меланхолии. Несчастная и идеализированная до крайности любовь же заставила его пробудиться к жизни. Иден, напротив — благодаря подобной любви достигает невероятных высот, но именно она и обрекает его на атараксическое состояние, необратимый полет над желаниями. Когда Мартин это осознает, корабль, безмятежно колеблющийся на волнах, который то и дело всплывает на горизонте киноэкрана в течение фильма — внезапно из тревожного знамения несчастья перевоплощается в символ умиротворенного просветления. Такое ощущаешь, взирая на лучи мерно заходящего солнца…
Анна Стрельчук, Венеция, InterMedia
Видео дня. Советские кинозвезды, умершие в нищете
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео