Ещё

Алексей Учитель рассказал о новом фильме про Цоя. ЭКСКЛЮЗИВ 

Режиссер, народный артист России, президент международного кинофестиваля «Послание к человеку» в эксклюзивном интервью программе «Культ личности» на телеканале «МИР» рассказал об отборе фильмов, съемках новых картин и планах на будущее.
— В Санкт-Петербурге проходит 29-й международный кинофестиваль «Послание к человеку». Чего ждать в этом году зрителям?
А. У. : Как всегда, ждать открытия новых имен, талантливых, интересных. Для зрителей не выходить равнодушными из залов. Быть в определенном эмоциональном состоянии. Самое главное, чтобы зритель нашел, пусть не во всех, но в некоторых фильмах, то, что ему дорого, близко, то, что заставляет его переживать, волноваться. И желательно становиться лучше.
— А как происходит отбор фильмов?
А. У. : Это сложный процесс. Вы знаете, мы каждый год ставим рекорд. У нас, как в спорте. В этом году 98 стран прислали работы на отбор. Для меня это какая-то невообразимая цифра. И я надеюсь, как раз в следующем году будет 30-й фестиваль, мы преодолеем цифру 100. В этом же году более трех тысяч фильмов. Это огромная работа отборочной комиссии. У нас комиссия работает круглый год, что не на многих фестивалях. Чтобы посмотреть три тысячи картин, нужно много времени. В результате 70 фильмов отобрано только для конкурсных программ. У нас еще очень много внеконкурсных, специальных программ. Также встреч, мастер-классов.
— Будет также ретроспектива фильмов японского режиссера Кадзуо Хары. Насколько я понимаю, это довольно радикальный документалист второй половины ХХ века. Почему выбор пал на него?
А. У. : Это действительно уникальный человек, который по подходу, по форме практически совершил когда-то революцию в документальном кино. Поэтому он интересен.
Мы стараемся приглашать людей не просто знаменитых, а тех, кто совершил некий переворот в мозгах зрителей и многих кинематографистов. И сделал действительно какие-то радикальные вещи. Японский режиссер относится к их числу. Поэтому он наш гость, что для нас тоже почетно и удивительно. Это здорово.
— Ваша киностудия сейчас занимается проектом «Пальмира». На какой стадии находится сейчас этот проект?
А. У. : «Пальмира» — один из наших проектов, которыми мы сейчас занимаемся. Меня потряс когда-то факт, что оркестр под управлением Гергиева в Пальмире на этих развалинах сыграл концерт. И это будет одна из сюжетных основ, как все это могло произойти. Сценарий, как мне кажется, очень интересный, написал . И сейчас мы готовимся к тяжелейшим съемкам и кастингу. Поэтому это действительно один из масштабных проектов. И у нас опять рекорд в этом году. Мы одновременно делаем пять проектов. Один заканчиваем — крупномасштабный фильм, на который мы очень рассчитываем и в художественном смысле, и в прокате. Он называется «Стрельцов» — о великом футболисте , с уникальной судьбой, тяжелой, интересной. Этого человека по таланту сравнивали с Пеле. Вот этот фильм мы заканчиваем. В главной роли — пожалуй, самый популярный сейчас актер . И так совпало, что режиссером этой картины будет , мой сын. Это его второй фильм, его задумка, он фанат футбола, как и я, кстати. Только я болею за , а он за . Мы непримиримы в этом смысле.
У нас три дебюта — все мои ученики. сейчас закончил съемки очень интересного проекта на Чукотке. Дима Рудаков закончил съемки и уже монтирует фильм о писателе Шаламове — история его смерти. Это авторское кино, мне кажется, очень достойное. Только что закончился прокат фильма «Битва». Это молодежная картина. Баттл, танцевальная битва, с очень интересным сюжетом. Молодой режиссер — , который, кстати, будет членом международного жюри у нас на фестивале. Планы грандиозные. И я с трудом сейчас пытаюсь совмещать фестиваль и активные съемки новой картины, которая пока называется «47». Так должен был называться последний альбом , который потом стал называться «Черный альбом». Съемки этой картины вчера у нас шли до 11 вечера, завтра — с семи утра. Вот такой набор.
— Насколько я знаю, идея фильма «47» у вас появилась давно. Почему только сейчас удалось приступить к его реализации?
А. У. : Я же снимал Виктора…
— «Рок»,
А. У. : «Последний герой» — эта картина сделана уже после трагической гибели. Очень много материала оставалось от фильма «Рок». И мы еще доснимали. Как раз в «Последнем герое» мы пытались понять, что же произошло. Потому что слухов было много. И тогда я познакомился с водителем «Икаруса», в который врезался «Москвич» Цоя. И с той поры этот человек не выходит у меня из головы. Простой человек за рулем. И с этим ударом очень многое поменялось. Кстати, недавно у нас съемки проходили в Латвии, выбор натуры (это будет совместный фильм с Латвией), и я попросил коллег найти этого водителя. Я не знал, жив он или нет. Оказалось, что он жив. Феномен Цоя — об этом тоже картина. Это фильм, как многие думают, не реальная история, как везли гроб с телом, это кинопритча о том, почему столько лет — в следующем году будет 30 лет, как трагически погиб Виктор Цой — его даже не популярность, а какое-то магическое действие на всех, включая даже самых маленьких, растет и растет. Это для меня самое любопытное и интересное.
— В таких биографических фильмах очень важна, наверное, реакция родственников. Мы все помним фильм , после которого на съемочную группу родственники баскетболистов даже думали в суд подать. Вы общались с близкими и друзьями Виктора Цоя?
А. У. : Конечно, я общался. Знаю и отца Виктора Цоя, и сына. Общаюсь с ними. Да, безусловно, я убежден, что будут разные мнения, я и сказал сыну Цоя, что мы открыты. Пожалуйста, он в любой день может приехать на съемки, любой материал доступен ему, он может посмотреть. Я не пытаюсь что-то делать исподтишка. Поэтому посмотрим, что будет на выходе.
Видео дня. Где сейчас самые первые обитатели «Дома-2»
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео