Ещё

«Пребывать в унынии я был не готов». Как с помощью кино поменять отношение к инвалидам 

«Пребывать в унынии я был не готов». Как с помощью кино поменять отношение к инвалидам
Фото: ТАСС
«Меня воспринимали как человека на коляске, который еще и поет, обо мне писали под заголовками вроде „Непокорившийся“, но меня это не обижало. Я понимал, что нахожусь в той системе, где такая модель». Изменить эту модель своим творчеством — вот цель, которую ставит перед собой Рудак.
"В каморке, что за актовым залом"
Самым первым юношеским увлечением парня был рок. В 1980-е Ленинградский рок-клуб как раз набирал обороты, Володе было 15 лет и он освоил гитару. В 19 Рудак уже выступал с собственной группой: вместе с музыкантами — курсантами речного училища — специально под первый рок-фестиваль, который проводил рок-клуб на базе университета, спели несколько песен Рудака. Несмотря на разницу в музыкальных вкусах — курсанты больше тяготели к хард-року, а Владимир писал песни под влиянием , — выступление прошло удачно, и далее группа «Реввоенсовет» продолжила развиваться в этом направлении.
А Владимир увлекся кино и решил стать актером. После школы поступил в профучилище на автоэлектрика — «потому что там не надо делать домашнее задание», а выпустившись, попробовал поступить в ЛГИТМиК, ныне Российский государственный институт сценических искусств в Санкт-Петербурге. Но на актерский факультет его не взяли, посоветовав подумать об эстрадном.
"Я очень много всех смешил еще в школе, я был тем, кто что-нибудь ляпнет, пошутит в классе. Многим это нравилось, даже учителя, бывало, смеялись. Как-то молодая учительница говорит: «Тебе нужно идти в актеры». Мне сложно было на тот момент оценить, насколько это было серьезно с ее стороны, но я это воспринял серьезно и задумался. Мне запало это в душу", — объясняет Владимир свой выбор профессии.
Однако поступить в институт так и не вышло. В 23 года Владимир получил травму позвоночника, которая изменила его цели и мечты.
Путешествия в четырех стенах
Шел 1998 год, когда о доступности городской среды и психологической помощи людям после травмы и речи не шло. Владимир рассказывает, что в течение четырех лет у него даже не было нормальной коляски, с помощью которой можно было бы выходить из дома. По квартире он перемещался на маленькой подушке — коляска, которой тогда могло обеспечить государство, была настолько громоздкой, что не влезала в дверные проемы.
"Я садился на маленькую подушку-думку и на ней передвигался. Мне путешествие в другую комнату было уже целым приключением. Не то чтобы я сам себя ограничил в чем-то, это была модель всего общества. Считалось, что тебе повезет какие-то марки приклеивать, детальки обтачивать — и все, потому что ты элементарно не выйдешь из дома. А если и выйдешь, все на тебя будут смотреть, как будто ты неземное существо", — вспоминает Владимир.
Сильно помогли друзья, проверенные и новые, которых удалось найти в реабилитационном центре в Москве. Люди со схожими проблемами вселяют друг в друга уверенность если не в хеппи-энде, то в реальности будущей нормальной жизни и возможности светлого будущего. Они делятся друг с другом практическими советами, но почти не жалуются на медицинские проблемы, говорит Владимир.
За четыре года вместе со своими товарищами по музыкальной группе он сочинил и записал около десяти новых песен. Творческая работа не прекращалась, хотя с мечтой стать актером пришлось на какое-то время проститься.
"Я не испытывал одиночества. Я человек общительный, и у меня было в то время достаточное количество посетителей. Кто-то, конечно, по каким-то причинам откололся. Я думаю, что причина в том, что многие люди не знают, что говорить, как вести себя в такой ситуации. Я это понимаю, это тоже психологический момент. Тем не менее пребывать в каком-то долговременном унынии я был не готов".
"Крутые парни не танцуют"
Но мечта о кино Владимира не оставляла. И он решил, что никто не помешает ему стать не только актером, но и режиссером.
Первый фильм — криминальная комедия «Крутые парни не танцуют» — появился в 2005 году. Владимир вспоминает: он был в Москве, и его с товарищем во время похода в магазин застал дождь. Пережидая непогоду в арке, Рудак предложил снять фильм про колясочников. Но не про горемык, образы которых мелькают в социальных драмах, а про таких парней, как он и его друг, — живых, с чувством юмора.
Идея получила поддержку, хотя в съемочной группе на тот момент профессионалом был только оператор , который согласился на авантюру — сделать фильм про бандитов-колясочников с черным юмором без готового сценария.
Актеров нашли среди знакомых, одного из центральных персонажей сыграл сам Рудак. Реплики писали на месте и сразу отдавали в кадр. Возможно, сегодня такой подход не кажется чем-то из ряда вон выходящим, но в 2005-м на фотоаппараты еще никто не снимал, а приметой времени были неубиваемые сотовые телефоны без камер.
"Я с ностальгией вспоминаю этот фильм, в смысле отношения к работе. Сейчас понятно, что так делать нельзя, потому что ты можешь снимать такой лоу-фай (кино низкого качества — прим. ТАСС), когда у тебя действительно нет технических возможностей. Другое дело, когда уже что-то есть, и ты не можешь притворяться, если только это не привязано к концепции", — вспоминает Владимир свой дебют.
В 2016 году на экраны вышел совсем другой фильм Рудака, но тоже с героем в инвалидной коляске. В кино «Ананас» герой Геннадий говорит всем, что потерял способность ходить после травмы, полученной в ДТП, хотя на самом деле уже давно может обходиться без инвалидного кресла. Герой наблюдает за родственниками, знакомыми, за друзьями, каждый из которых в разной степени хочет воспользоваться положением инвалида.
В синопсисе картина выглядит серьезным размышлением о проблеме отношения общества к инвалидности, но Рудак не был бы Рудаком, если бы так было на самом деле. С его оптимизмом и витальностью кино не могло не получиться светлым, легким и даже немного смешным.
Картину оценили жюри нескольких международных фестивалей, фильм получил спецприз на международном фестивале «Кино без барьеров», его отметили на фестивале духовно-нравственного и семейного фильма «Святой Владимир». «Ананас» прошел в прокате сети московских кинотеатров, в Карелии и Финляндии. Сегодня фильм выложен в свободном доступе на YouTube.
"Пока до людей это не донесу, не прекращу заниматься этой темой"
Перед актером, сыгравшим главную роль, была поставлена сложная задача — он не привык к ограниченности движений, а играть ему нужно было человека в коляске, который мало двигается и у которого слегка замедленные реакции. Все это нужно было учесть в проработке роли.
В России сейчас нет актеров, получивших свою профессию уже сидя в инвалидном кресле или с диагнозом ДЦП, нет и таких курсов, методик преподавания, поэтому артисты, получившие роль человека с ограниченными возможностями, особенно сложно погружаться в детали такой жизни.
"Я не за то, чтобы человек с инвалидностью играл человека с инвалидностью в кино, если у него ни базы нет, ни хотя бы природного таланта. Проблема нашего кинематографа в том, что подготовка к роли не столь глубока, она часто поверхностна. У одной актрисы спросили, как она работала над ролью человека в коляске, а она ответила: «Мне коляску дали, я села и уже все понимаю». Но как?"
Режиссер считает, что в сценарном деле образ человека с инвалидностью тоже следует дорабатывать. Однажды он сделал коллаж, в котором были собраны кадры из иностранных фильмов, где есть герои в инвалидных колясках, — персонажи на них улыбались и смеялись. В российском кинематографе такие герои редко встречаются, а если и присутствуют, то радостной их жизнь вряд ли назовешь.
Владимир не верит, что дело здесь в том, что жизнь человека с инвалидностью в России сложна, в отличие от Запада, где дела с доступной средой и равными возможностями обстоят значительно лучше. Среди его знакомых, людей в коляске, огромное число деятельных и жизнелюбивых, а депрессивные персонажи встречаются не чаще, чем среди людей без каких-либо ограничений.
"Вспомните наши фильмы об инвалидах: , , где у девушки коляска горит, сама она валяется в грязи… Я на это не хочу смотреть, честно признаться, но я понимаю, что этот образ продается. Я хотел бы увидеть человека в коляске, который такой же герой, как и все остальные. Не надо сжигать его коляску, не надо его в грязь бросать… Оптимистичных вариантов в жизни больше, чем других", — рассказывает .
В фильмографии Владимира Рудака есть и проекты, не связанные с темой инвалидности. Например, документальные фильмы о карельских деревнях, инстаграм-сериал «Свои люди» о жизни молодой пары.
Однако в большинство его картин тема инвалидности все же затрагивается. В разговоре об этом Владимир сперва соглашается с такой оценкой, но потом все же уточняет: это фильмы, в которых есть герои с инвалидностью, а вот тема произведения может быть совсем с этим не связана.
"Я хочу помочь людям без инвалидности понять, что те, кто ездит на инвалидной коляске, — это не просто отдельная категория граждан, которые нуждаются в каких-то приспособлениях. Это неотъемлемая часть нашего общества, это не «они и мы», а это «все мы». Пока до людей это не донесу, хотя бы до какого-то круга, я не прекращу заниматься этой темой".
Анастасия Кошелева
Видео дня. Неизвестные факты о съемках «Любовь и голуби»
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео