Ещё

Про историю в кадре. Документальное кино, которое может заменить уроки 

Про историю в кадре. Документальное кино, которое может заменить уроки
Фото: АиФ-Омск
Узнать историю из первых рук и понять мотивы действий вождей, государств, корпораций, простых людей помогает документалистика. Она же учит разбираться в устройстве мира, науке, истории, живописи, музыке, спорте, а ещё объясняет человеку, что такое хорошо и что такое плохо.
В Омске состоялся фестиваль документального кино «Сибирь», где было представлено свыше 20 работ, которые так или иначе рассказывают нам свои истории.
Храм Василия Блаженного
Новички фестиваля документального кино — творческая группа нашего 12 канала. Их фильм «Вятский скит» посвящён уникальному деревянному храму Святого блаженного Василия, Христа ради юродивого, московского чудо­творца. Храм располагается в деревне Вятке Усть-Ишимского района, в 600 км от областного центра.
Его построили в 1911 году переселенцы, за столько лет здание обветшало. Сейчас храм берегут три инока, а энтузиасты приезжают его ремонтировать. Фильм о них, спасающих историю края, воплощённую в деревянном зодчестве.
Когда-то сюда приехали крестьяне из деревень Вятской волости за лучшей долей. Раскорчевать место в тайге, построить дома, распахать пашни — дело сложное, но русские поселения всегда начинались с церкви: строили храмы, часовни в честь святых покровителей. Как говорится в пословице: «Без Бога нет порога». Деревня была обычной, пахали да сеяли.
При церкви была школа. Новое время разорило край и разрушило всё, созданное здесь с любовью. Церковники погибли, храм приспособили под клуб; та часть, где было самое святое место — алтарь, стала сценой. В новом веке началось возрождение святого места. Кстати, фильм об этом — первая часть документального цикла трилогии «Столпы Севера».
«На севере региона есть три уникальных деревянных храма. Каков срок жизни деревянного здания? Лет 70, наверное. Но мы в Тарском районе снимали храм, которому 160!» — рассказала автор фильма Наталья Змага.
Правда жизни
Фильм покажут по телевидению — и узнают о деревянных храмах в каждом уголке региона. В этом году фестиваль документального кино расширил свою географию. Во всех 32 муниципальных районах показали «документалку» Сибири: в кинотеатрах, Дворцах культуры, библиотеках. Состоялись творческие встречи. Например, повезла в Тару свой фильм «. Незаконченная история», в котором приняли участие жители района.
Самая естественная форма взаимодействия литературы и кино — экранизация. А жизни и кино — документалистика.
Кажется, что ей досталась самое сложное. Омск — место болезненной памяти о Гражданской войне. В советской историографии любили цитировать Ленина, который называл время правления адмирала диктатурой хуже царской. Затем наступила эпоха романтизации Белого движения — минус сменился на плюс, красные оказались извергами, а белые ангелами.
Демонизация сил, кажется, лишает возможности найти третью, сугубо научную позицию. Попытки хоть как-то примирить обе силы ни к чему не приводят. Но это две стороны одной истории, которые придают фильму наполненность. Нелишне будет посмотреть его старше­классникам, ведь в учебнике по истории о событиях Гражданской войны в Сибири упоминается мало.
Школа взросления
Перед фестивалем показали видеоприветствие от режиссёра . Он сказал, что документальное кино — это не только сиюминутное запечатление событий. «Это всё-таки художественное произведение, и каждый документалист создаёт некий мир, несмотря на то что представляет реальные истории и реальные сюжеты. Но они всё равно преображены сквозь призму творца, который это снимает. И потому документальные фильмы становятся художественными произведениями».
Как любому кино, документальному тоже важен герой, а драматургия фильма требует конфликта. Омский режиссёр представил на фестивале фильм о кадетском корпусе. Ему удалось найти даже двух героев. Ими стали юные кадеты и Иван Рогальский. В фильме показана история одного года их жизни.
Омский кадетский — наследник сибирской военной школы офицеров. За свою 200-летнюю историю он побывал в различных статусах и ипостасях, пройдя путь от Войскового казачьего училища, Сибирской гимназии, Пехотной школы до Высшего военного училища. Это первый вне Москвы и Санкт-Петербурга кадетский корпус России.
В фильме запечатлены первые дни и месяцы жизни маленьких кадетов и уже привычные рядовые будни старших ребят. На просмотре побывал выпускник военного заведения прошлых лет, генерал-майор, председатель Омского городского Совета .
«Я, с одной стороны, смотрел его как родитель, как дед. Но я прошёл эту школу, и понимаю, что психологически выживают не­многие. Это как в фильме — режиссёр показал укладку тротуарной плитки, когда подгоняют каждую, чтобы получилось целое. Это сложно, но для меня это была школа, и сейчас моя база», — сказал он.
Фильм взяла под своё крыло известный продюсер (продюсер всех фильмов ). Кино об омских воспитанниках кадетского корпуса уже завоёвывает призы на фестивалях. Фильм будет вручён министру обороны , возможно, его покажут в эфире телеканала .
Фильмами займётся
«Недавно во ВГИКе прошла встреча, посвящённая 100-летию вуза. На ней присутствовал и , к нему обратились с вопросом о состоянии документального кино, — рассказала член Гильдии продюсеров России, член союза кинематографистов Наталья Иванова. — Кто-то говорит, что оно «умирает», кому-то не хватает школы. Путин поручил Ольге Голодец (зампредседателя . — Ред.) заняться этим конкретно. Сейчас только фестивали стали, возможно, единственной площадкой, где авторы могут показать свои фильмы. У нас не стало «24 Док» — бывший круглосуточный телеканал мирового документального кино. Почти ничего не приобретает Первый канал. У них политика такая — покупаем только событийное, например, что-то о политике, либо то, что стоит дорого. Их условие — фильм должен стоит 5-6 млн руб. Если и купят — поставят в программе после часа ночи. Многие каналы стали сами производить фильмы, но порой это скандальный контент, что не входит в формат документалистики. А канал «Культура» всех вместить не может».
Способ осмысления жизни
«Региональное кино поднимается в России, пример тому Якутия, Бурятия, Башкирия, Татарстан. И в ненациональных регионах тоже должны подтянуться, — уверена режиссёр и сценарист Елена Демидова. — Неигровое кино — это способ осмысления жизни, попытка рассказать, что с нами происходит. Когда я снимала фильм о Колчаке, понимала риски. У нас в фильме нет закадрового текста, у нас говорят люди. И , и сочувствующие Белому движению. Надеюсь, что я прошла по этому тонкому лезвию бритвы и не свалилась в ту или другую сторону, при всём моем сочувствии к этому человеку. Мы снимали и в столичных городах, там есть свои болевые точки, но так вышло, что верховный правитель ближе всего оказался Омску.
Наше кино — это некое исследование: вместе с героями каждый пытается понять, что происходило тогда, что происходит сейчас. Почему это до сих пор актуально и что с судьбой этого человека. Ведь происшедшее с ним — в духе античной трагедии. Здесь есть о чём говорить».
Рассказать о настоящем
«Документальный фильм хорош тем, что мы можем рассказать о настоящем, не придумать что-то, а посмотреть, как это было на самом деле. Мы хотели лишь поделиться тем, что узнали во время экспедиций в разные районы Алтая. Думали, что просто покажем материал в  и выложим в Сеть. Этот фильм — о людях, которые сохраняют природу, быт, язык. Я знал этих людей с детства и захотел, чтобы о них услышали другие. В итоге их искренность покорила многих. Фильм вызвал такое большое количество откликов, что мы провели до­съёмки, создали полную версию и выпустили его в прокат. Сейчас ленту купил Первый канал. У документального кино есть преимущество перед игровым — не нужно ничего придумывать, просто расскажи хорошо», говорит Даниил Безденежных, автор и продюсер фильма «Хранители Алтая», руководитель Гильдии путешественников, член Русского географического общества.
Видео дня. Как Семен Фердман превратился в Семена Фараду
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео