Ещё

Актриса Джейми Ли Кёртис: ходить в салоны красоты невероятно унизительно 

На этой неделе в прокат выходит картина «Достать ножи» от режиссера (, ). Фильм рассказывает о загадочном самоубийстве успешного детективного писателя Харлана Тромби (), которое может оказаться совсем не самоубийством. Именитому сыщику Бенуа Бланку () предстоит выяснить, кто из членов богатой семьи Тромби мог совершить преступление. Картину представили на Международном фестивале в Торонто, и уже тогда критики усмотрели в нем не просто детективную историю, но политический комментарий о состоянии современной Америки. Легендарная исполнила роль дочери Харлана Тромби, высокомерной интеллектуалки Линды. Она рассказала ТАСС, зачем жарила гренки на съемках, почему никогда не будет красить волосы и о противостоянии богачей и иммигрантов.
Актриса заходит в комнату, разамахивая телефоном.
— А кто у вас на заставке телефона?
— Мои дочь и сын. Это фотография со свадьбы дочери, которая состоялась в июле.
— В фильме «Достать ножи» вы играете матриарха в семье. Вы ориентировались на кого-то из своих знакомых или друзей?
— Нет, забавно, я, конечно, знала, что она — женщина из привилегированной семьи, мы мало что знаем о ее матери, но все мы подозреваем, что она была элегантной женщиной. Моя подруга носит украшения бренда Verdura, это очень известный бренд ювелирных украшений очень высокого класса, очень элегантный и уникальный бренд, так что это было первое слово, которое я написала Дженни Иган, нашему художнику по костюмам. Я тут же поспешила сообщить ей, что моя героиня будет носить Verdura. Меня не воспитывала изысканная и роскошная женщина, моя мама была своего рода деревенской девушкой. Так что тот факт, что я была рядом с такой подругой, которая носит такие украшения, причем так непринужденно, помог мне войти в роль. Для меня это было отправной точкой для моей героини.
Но я при этом женщина из привилегированной семьи (отец — актер , мать — актриса  — прим. ТАСС). Когда у вас знаменитый отец, вы всегда будете чувствовать себя мельче и всеми силами будете стараться найти право на собственное существование в этом мире. К сожалению, члены семьи в этом фильме, все они невероятно зависимы от героя Кристофера Пламмера. Линда притворяется, что она независима, и только со временем мы понимаем, что на самом деле не так уж она и самостоятельна.
Конечно, всегда очень грустно смотреть на то, как семья саморазрушается, особенно — когда это происходит из-за денег. Все они так или иначе останутся при своем, но каждому просто необходимо подкорректировать курс своей жизни — как в эмоциональном, так и в финансовом плане.
Харлан говорит всем о том, что он сослужил им плохую службу, ему надо было отпустить их всех, чтобы они жили за свой счет. Он говорит, что должен был это сделать, когда они были моложе. И это же говорим и мы с Доном (актер исполнил роль Ричарда Дрисдейла, мужа Линды, — прим. ТАСС) нашему экранному сыну в исполнении , что, может быть, лишение наследства — это лучшее, что произошло в его жизни. Эти порядки прогнили и устарели.
— Но при этом фильм критикует тот самый один процент богачей…
— Да, конечно, весь фильм — это прекрасный обвинительный акт в сторону того самого одного процента. Без вопросов. И в центре фильма — героиня , которая представляет собой олицетворение чистой любви. Так что она тоже в своем роде один процент — она полностью состоит из чистой любви! Так что фильм об этом для меня. Меня очень привлек сценарий, он был потрясающим. И, если честно, мы редко получаем настолько хорошие сценарии, но еще реже мы получаем сценарии, где тебе сразу говорят, что Дэниел Крейг подписался на этот фильм.
Он именно взялся, он не раздумывает, браться или не браться за роль, это не слухи, нет, он действительно подписался на эту роль. И после этого ты решаешься и сам стать частью этого проекта и понимаешь, насколько это будет потрясающая история.
Я думаю, что Бонд был прекрасной частью его жизни, и, вероятно, то же самое у меня случилось с «Хеллоуином» (серия ужастиков, где Кёртис сыграла одну из главных ролей, — прим. ТАСС), когда я сказала, что я не хочу больше никаких «Хеллоуинов», и через два месяца я уже снималась в фильме , картине, которая изменила мою жизнь! Это не значит, что не надо привязываться к своему прошлому, но важно смотреть вперед, в будущее, а если и думать о прошлом, то только с любовью и нежностью. Наверняка другие люди, как, впрочем, и весь остальной мир, будут смотреть на эти проекты как на часть тебя до конца твоей жизни, но наша работа как актеров — не застревать в прошлом и двигаться вперед.
— Мне нравится, что у вашей героини сохранилась ваша прическа (в фильме у нее короткие седые волосы — прим. ТАСС). Вообще, кажется, что в наше время это почему-то все еще редкость?
— Знаете, сам термин «антиэйджинг» выводит меня из себя, какое-то отрицание реального мира в этом есть. Мне кажется, что это так странно — создать целую индустрию из уничижительного отношения к чему-то красивому, естественному и потрясающему.
И потом, мне кажется, что мужчины невероятно привлекательны с сединой — не зря же их называют серебряными лисами!
— В фильме красной нитью проходят проблемы — социальные и политические, к примеру проблемы иммигрантов. Насколько важно было для вас показать это в фильме, который, на первый взгляд, — детективная история с элементами комедии?
— Я не думаю, что вы беретесь за ту или иную работу, рассуждая о том, насколько этот фильм будет релевантен с социальной точки зрения. Я думаю, что это «вкусный» компонент в этом прекрасном сценарии, это его краеугольный камень. Фокус фильма устремлен на персонажа Аны де Армас. В центре у нас есть работник, у которого нет ничего, но именно она — сердце и душа этого фильма, и именно поэтому герой Дэниела Крейга так к ней привязывается. Она воплощение чистоты и любви. Она действительно любила Харлана, героя Кристофера Пламмера, дети его, конечно, тоже любили, но только она ничего от него не хотела! Но это не причина того, почему мы беремся за эту роль, а потому что весь фильм в целом работает.
— «Достать ножи» — это еще и социально-политический комментарий на происходящее в мире сегодня. Как вы думаете, фильмы не должны стесняться таких тем?
— Нет. Я считаю, что фильмы ничего не должны стесняться. В этом фильме есть и красное мясо, и синее мясо (консерваторы и либералы — прим. ТАСС), и зрители могут выбрать свое и бросить его друг в друга. Я думаю, что в этом фильме есть равное представление взглядов обеих сторон. Так что вы не смотрите фильм, у которого исключительно либеральный взгляд на вещи или исключительно консервативный.
Вы идете смотреть фильм, у которого есть сердце, его символизирует Ана, и она оказывается среди людей, которые бросают друг в друга мясом. И хотя события в фильме кажутся преувеличенными, тем не менее фильм становится реалистичным благодаря чувству юмора и тем проблемам, с которыми мы сталкиваемся в нашем мире. Так что комбинация этих трех ингредиентов приготовила такой вкусный фильм.
— Кстати, о вкусном: Дон Джонсон рассказывал нам, как вы варили картофельный суп и пекли печенье на съемках…
— Ну вот, судя по всему, меня превратили в Джулию Чайлд (американский шеф-повар — прим. ТАСС)! Надо будет добавить это в свое резюме. Вообще, если быть откровенной, я готовила гренки и старалась избегать других актеров (смеется). На самом деле, как бы я ни любила своих партнеров по съемкам, я старалась дистанцироваться. В нашей «игровой» — в подвале размером от силы 10 на 12 футов — всегда было как минимум 15 человек, так что я уходила на большую и свободную кухню — к хозяйке этого дома, и мы с ней стали подругами.
Я готовила гренки для ее сына, у него была операция на коленке, он вернулся из колледжа и дома проходил реабилитацию — лежал в комнате наверху, слушал, как 175 людей «мародерствовали» в его семейном доме. Так что я приготовила однажды домашний салат, а к нему гренки. Как оказалось, запах гренков донесся не только до его комнаты, но и по всей съемочной площадке, так что мне пришлось постоянно их готовить.
— А вы сами любили детективы в юности? Ведь они были очень популярны в свое время. Взять того же «Коломбо».
— Я никогда не была фанатом этого жанра, наверное, потому что я не верила в происходящее на экране. Но что мне нравится в нашем фильме, так это то, что он очень земной и современный, все события происходят в нашей реальности — политической и экономической. В его центре — настоящая женщина, которая переживает невероятное горе потери, кончину ее друга, мужчины, которого она любила. Здесь также поднимаются и проблемы классовой борьбы.
Кстати, о «Коломбо», когда мне было 19, сейчас мне 61 год, я работала по контракту. Это означало, что если вам говорят что-то сделать, вы идете и делаете. И я была счастлива. Помню, как у меня была сцена в «Коломбо» — у меня была роль официантки в закусочной. Месяц спустя ко мне подошла подруга и сказала, что видела меня в вечернем шоу — (исполнитель роли детектива Коломбо — прим. ТАСС) был в гостях и принес с собой клип, где была как раз сцена со мной. Я играла стервозную официантку. По сценарию я подходила к Коломбо, который ел пончик, смотрела на него с укоризной и говорила: «Вы не можете здесь это есть» — он отдает мне пончик, и потом я ухожу, а когда возвращаюсь, чтобы принять заказ, он берет и заказывает пончик. Так в 19 лет я оказалась в «Коломбо», а теперь посмотрите на меня.
— Вам понравилось работать над фильмом, несмотря на то, что вы прятались от всей съемочной группы на кухне?
— Еще как! Когда у вас есть настолько содержательная роль, вам не надо ничего изобретать и пытаться что-то воссоздать. Вам не надо постоянно стараться вдохнуть жизнь в этих персонажей, что обычно происходит в музыкальных комедиях, когда зрителям кажется, что актеры переигрывают. На самом деле это происходит просто потому, что у актеров нет уверенности в материале, но это не наш случай! Нам не надо было ничего спасать, а это такая свобода.
Комедии бывают самые разные, к примеру, мой муж ( — прим. ТАСС) снимает комедии с импровизацией, но у его фильма всегда есть структура и границы. Чтобы выстроить их, уходит три месяца работы, но на съемках каждый день у них импровизация. К примеру, в «Рыбке по имени Ванда» был небольшой сценарий, но основная структура была прописана полностью.
— Как меняется отношение общества к актеру, когда он становится популярным?
— Люди могут быть очень агрессивны по отношению к новой славе. Знаете, это можно сравнить с травлей. Например, в нашем фильме моя героиня спрашивает детектива: «Вы что, пытаетесь меня подначивать? Чтобы я перед вами поливала грязью собственного брата?» Я думаю, что когда речь идет о новой славе, появляется много агрессии, а с ней очень сложно справиться. Людям свойственно травить новых молодых знаменитостей, потому что им хочется, чтобы те совершили ошибки.
— И тогда всем новичкам приходится защищаться?
— Именно, им приходится обороняться вместо того, чтобы расти и развиваться, по крайней мере, у меня был такой опыт.
— В этом году «Правдивая ложь» (фильм , в котором Кёртис снялась вместе с ) отмечает 25-летний юбилей. Эту картину очень любят в России.
— На самом деле «Правдивая ложь» была написана под меня…Теперь, когда я говорю это вслух, это звучит так самонадеянно! Но это правда, фильм был написан под меня, хотя я этого и не просила. Помню, как раздался звонок, на другом конце трубки был Джеймс Кэмерон: «Привет Джейми. Я написал сценарий для тебя и хочу, чтобы вы с Арнольдом его прочитали». (Смеется.) Мы все стали друзьями на съемках, и работать с этой командой было для меня настоящим удовольствием.
— Вы скучаете по тем временам, когда фильмы становились настоящими событями и их любили на протяжении многих лет?
— Знаете, ирония моей карьеры заключается в том, что я всегда буду известна, как «праздничная» актриса: я играла в фильмах про День благодарения, Хеллоуин, у меня есть два рождественских фильма, а моя мама играла в «Ночи Лепуса», в ужасном фильме-хорроре из 1970-х о гигантском кролике!
— Так что осталось из праздников неохваченным?
— День всех влюбленных!
Беседовала Жанна Присяжная
Видео дня. Что стало с самыми яркими квнщиками
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео