Ещё

Пора-пора-порадуемся: как снимали легендарных советских «Трех мушкетеров» 

Пора-пора-порадуемся: как снимали легендарных советских «Трех мушкетеров»
Фото: ИД "Собеседник"
25 декабря 1979 года на советские экраны вышла знаменитая экранизация романа Дюма. На съемках фильма «Д'Артаньян и три мушкетера» много фотографировали — члены киногруппы, львовские и одесские фотографы, простые зеваки.
Мы заглянули в фотоархив человека, которого назвал однажды маэстро художественного мордобоя, — постановщика трюков Николая Ващилина. Именно ему фильм обязан эффектными поединками, погонями и драками.
Досье
Николай Ващилин — инженер, каскадер, мастер спорта и вице-чемпион СССР по самбо. Кандидат педагогических наук, в прошлом — доцент кафедры физвоспитания ЛГИТМиКа. С 1964 по 1996 год — постановщик трюков . Член Союза кинематографистов России. Ставил трюки в 70 кинокартинах: «Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона», «Сибириада», , «Легенда о Тиле», «Романс о влюбленных», «Очи черные» и др. Автор книги «Откровения каскадера. Мы умирали по воле режиссеров».
Прыжок на 112 рублей
— С Мишей Боярским мы начали готовиться к съемкам ранней весной 1978 года. Я тогда преподавал в ЛГИТМиКе (Ленинградский государственный институт театра, музыки и кинематографии. — Ред.), курс трюковой подготовки актеров, а Миша работал в Театре имени Ленсовета. Три раза в неделю по два часа ездили верхом, дрались и отрабатывали прыжки с крыши сарая. Потом, по приезде во Львов, я поставил лестницу, и Миша прыгал с нее, каждый день поднимаясь на ступеньку. Внизу лежали поролоновые маты, на них — сено. Это нужно было, чтобы научиться в воздухе выбрасывать ноги вперед и приземляться на спину. Падать на ноги нельзя, даже если внизу мягко. Миша готовился недели две или три, только потом прыгнул с балюстрады. Хилькевич (режиссер фильма . — Ред.) рассказывал, что Боярский это сделал самовольно, что никто ему не разрешал, но это неправда — я головой отвечал за все, что было связано с трюками, и под суд мне не хотелось.
В съемках участвовали 15 каскадеров, но некоторые трюки актеры все же выполняли сами. За это им доплачивали. До «Трех мушкетеров» такой практики не было, мне удалось выбить надбавку в Госкино, и все на съемках очень этому удивлялись. Актерская ставка была 16 рублей в день, трюки стоили 16, 25 и 56 рублей в зависимости от сложности. Плюс 50 процентов за репетиции. Миша за тот прыжок получил 112 рублей.
Д'Артаньян оседлал барана
— Баранов привели на съемочную площадку, чтобы воссоздать рыночную площадь в Менге, где Д'Артаньян впервые дерется с людьми кардинала. Миша, конечно, не упустил возможности подурачиться. Он тогда был веселый парень 28 лет — самый молодой из «мушкетеров». Изначально был утвержден Александр Абдулов, но, когда все увидели Мишу, стало понятно, что роль — его. У него горели глаза, он приехал с готовностью репетировать, тренироваться и делал это каждый день — прыжки, верховая езда, удары. В итоге у него все получалось лучше, чем у остальных.
Кстати, в той же сцене на площади женщины пекут пирожки, а потом одна из них начинает бросать тесто в гвардейцев. Ее играет мама Боярского (актриса . — Ред.). Она приезжала во Львов в самом начале присмотреть за сыном.
Абдулов в фильме тоже появился. Он часто навещал на съемках , много времени проводил на площадке. Раненый гвардеец в финале драки в монастыре Дешо — это он.
Атос как щит — Атос — мой любимый герой среди мушкетеров. Когда Хилькевич ставил передо мной задачу, он обозначил их образы так: Арамис — иезуит-убийца. Все делает тонко, аккуратно, такой «Подойдите, сударь, я вам проткну грудь». В одной из сцен он бьет меня по лицу ажурной решеткой, в другой — локтем, когда я сзади подкрадываюсь, после чего поет про дуэли. В этом весь Арамис — все незаметно, изящно, но точно.
Д'Артаньян — сумасшедшая машина для рубки. Сначала ввязывается в драку, потом думает. Портос — увалень, который может убить лошадь головой. Атос — мастер своего дела, ему лень связываться с идиотами. Я подбирал движения для каждого, исходя из этих описаний, — очень важно учитывать психофизическую природу актеров и их персонажей.
Вениамин Смехов на съемки приезжал нечасто. В отличие от других театров, Таганка летом работала, и он был занят в спектаклях. Репетировать ему особенно было некогда. Когда увидел его вблизи — как он двигается в жизни, как держится, говорит, — сразу понял, как должен действовать Атос. Высокого роста, Смехов был как колонна, как щит — совсем иной типаж, чем у легких, подвижных Боярского и Старыгина. По драматургии я решил сделать такого бойца, которому достаточно лишь отклониться, чтобы враг пролетел мимо, — скупыми на движения в драке могут быть только большие мастера. Видимо, все удалось, потому что любимым героем Атос стал не только для меня.
Испорченная драка
— Это фото сделано в поселке Грибовка под Одессой, где снимали сцену отъезда Д'Артаньяна в Англию. Идет подготовка к съемкам драки между ним и де Жюссаком. Одежду поправляет костюмер Людмила, будущая жена нашего каскадера . Было жарко, поэтому многие из съемочной группы ходили в купальниках и при любой возможности шли на пляж.
Драку, которую я для этого эпизода придумал, Боярский с Балоном испортили. Было задумано, что де Жюссак упадет со склона и попадет в сеть. Параллельно я ставил трюки у Кончаловского в «Сибириаде», и там у меня была похожая драка на берегу, где герой запутывался в сетях. Берег в Грибовке я знал. Это крутое песчаное место, неопасное — не поранишься. Сцена на три минуты, поэтому оператор взял одну катушку пленки — на 10 минут съемки. Приехали, а тут Боярский с Балоном, любители импровизации, решили развести масштабную драку. В сети оказался Миша. Нужен был дубль, а пленка кончилась. В следующий день решили ехать в другое место, но там уже были камни — можно было сильно пораниться. В итоге сцену, которая задумывалась простой и короткой, мучили еще целый день на жаре.
Дублерша для 
— Маргарита Терехова на съемки приезжала редко — она тогда была уже звезда. В 1974 году на экраны вышло «Зеркало» Тарковского. Фильм произвел ошеломляющее впечатление, особенно игра Тереховой. Когда она впервые приехала в Одессу, в аэропорт за ней поехал я. Мы полночи гуляли по городу, я ее терроризировал расспросами про «Зеркало». Она в каком-то интервью вспоминала: мол, я ему рассказываю, как там играла, а он мне потом говорит, ты-то тут при чем, это все Тарковский. Так оно и было.
Терехова приезжала с дочкой Аней. К репетициям относилась серьезно, вообще была очень собранная. Ей все делали комплименты, она их принимала, со всеми была приветлива, хотя держалась как бы в стороне. В седле Терехова сидела прекрасно. Но в трюках ее часто подменяла Лариса Джаркас — наездница из Львова. Это она выпрыгивает в седло из окна таверны. Дальше по сюжету Д'Артаньян гонится за Миледи, а она убивает под ним лошадь. Трюк с завалом лошади Миша сделал сам. На втором фото Боярский и Лариса как раз ждут, когда для этого эпизода установят камеру.
Вообще, самым сложным для «мушкетеров» было усидеть в седле. Поскольку Боярский два месяца занимался верховой ездой, а потом каждый день отгонял лошадей, задействованных в съемках, на конюшню, навык у него появился быстро. К тому же от природы у него была хорошая координация. Остальные специально не занимались и в итоге в седле сидели неважно. В красивых проскачках мушкетеров часто изображали каскадеры.
«Бей первым, Коля!»
— Съемки во Львове заканчивались засадами на Гаврской дороге. Приехал местный гаишник — друг «мушкетеров», который им вино возил. Он поставил мотоцикл, куда-то ушел. Съемка тем временем кончилась, и вдруг все увидели, что Атос, Портос, Арамис и Д'Артаньян сидят на мотоцикле. Те, у кого были фотоаппараты, бросились их снимать — поэтому существует много вариантов этой сцены. Я тоже сделал несколько кадров, а потом в Одессе отпечатал большое фото.
Примерно к 1 августа, когда была отснята сцена в «Красной голубятне» и моя работа в фильме закончилась, я попросил ребят подписать мне снимок. Вот что рассказал об этом Смехов в своем фейсбуке: «Мне 38, я старший — таким и сижу в одолженном у  мотоцикле. Младшие мои — хороши навсегда: МСБ, самый юный, надписал Коле Ващилину (постановщику трюков, маэстро художественного мордобоя): „Бей первым, Коля!“ ИВС, наш любимец: „Колюня! В том, что я не сломал шею, виноват ты! Целую!“ Возрастная мудрость возросла — от Арамиса к Портосу, и ВГС пишет: „Коленька! Целую и благодарю за то, что жив и здоров!“ Ну, и ВБС, скромный автор этих строк: „Убийце и спасителю одновременно!“
Театр для местных
— Где бы мы ни снимали, вокруг всегда собирались зрители. Однажды пробираюсь через толпу и слышу разговор двух женщин. Они увидели и обсуждают: „Смотри, какой маленький!“ — „Но плотный!“ Для местных жителей это был театр. Когда репетировали драки, они аплодировали, а иногда кричали „ура“. На фото — съемки эпизода, в котором Д'Артаньян приходит играть в шахматы к Ришелье.
Автобусы — для киногруппы. Актеры в них тоже ездили, никто не капризничал. Они же были нищие. Я в институте получал 350 рублей в месяц, а у актеров в театрах был оклад 100 рублей. 20 рублей доплачивали за концерты, если таковые были. На съемках они взбунтовались лишь однажды — когда во Львове их заселили в гостиницу „Колхозная“, очень плохую. В итоге съемочную группу, и меня в том числе, переселили в обкомовскую, а мои каскадеры остались на старом месте.
Тогда вообще на всем экономили. Снимали обычно один-два дубля, потому что пленки было очень мало. Она к тому же часто была бракованная. Отсняли, увезли в Москву проявлять, звонят оттуда: брак, царапина на 100 метров. Все, в такой ситуации либо переснимать, либо отказываться от сцены. Американскую пленку давали только Кончаловскому, Бондарчуку — великим.
Те условия сейчас трудно представить, мы давно живем в другом измерении. Но вот пример: чтобы позвонить из Львова в Ленинград, я сидел по три часа на центральной почте и ждал, когда соединят. Об аппаратуре и говорить нечего, особенно на Одесской киностудии. Плюс — пьянки и часто наплевательское отношение к работе. Помню, мне нужен был белый дым для драки. Пиротехник разводит руками: у него только черный. Ну как так? Я же вчера сказал, что надо взять шашку белого. «Забыл», — говорит. И весь разговор. Хилькевич снимал «Мушкетеров» в таких условиях, что не позавидуешь. Но, несмотря на огромное количество погрешностей и откровенных ляпов, фильм, мне кажется, получился.
Как это было
Фильм целый год пролежал на полке
— Сценарий «Трех мушкетеров» был написан Марком Розовским, изначально это был мюзикл в ТЮЗе, и предполагалось, что в итоге выйдет музыкальный фильм, — рассказывает Николай Ващилин. — На «Ленфильме» делали для будущей картины костюмы, поэтому Хилькевич часто наезжал в Ленинград, и в один из его приездов мы встретились в кафе. Он рассказал о замыслах, о том, что Д'Артаньяна будет играть Абдулов, а Атоса — , с которым мы были знакомы. Спросил: «А ты мог бы сделать драку, чтобы Д'Артаньян оказался один против десяти? Не представляю, как снимать такую сцену». С ходу я предложил поместить его на строительные леса, чтобы он прыгнул оттуда, подбил их и обрушил вместе с гвардейцами кардинала. Хилькевич заинтересовался. Спросил, сколько будут стоить примерно десять сцен с трюками. Я сказал, что примерно 10 тысяч рублей. Он удивился, что дешево, его зацепило. В итоге он пригласил меня в проект. Впоследствии Хилькевич несколько раз просил Марка Розовского переписать сценарий с учетом трюковых сцен — скачек, драк, погонь, засад. Розовский не соглашался.
А потом случилось следующее. В декабре 1978 года вышла «Кинопанорама», где исполнители главных ролей в рекламных целях рассказывали о фильме — в том числе о драках. И все это дошло до сценариста. Розовский решил, что это уже совсем другое кино, и пошел в суд. Фильм лег на полку и был показан по телевидению только через год — 25 декабря 1979 года.
* * *
Материал вышел в издании «Собеседник+» №11-2019 под заголовком «Пора-пора-порадуемся 40 лет спустя».
Видео дня. Что стало с актерами из «Санта-Барбары»
Смотреть фильм на
Комментарии 1
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео