Ещё

Владимир Гостюхин: Мой герой в фильме «Сто шагов» — сверхчеловек 

Владимир Гостюхин: Мой герой в фильме «Сто шагов» — сверхчеловек
Фото: Аргументы Недели
Актер театра и кино, народный артист Беларуси  — о том, как проходили съемки вышедшего в этом году короткометражного фильма «Сто шагов», какие воспоминания помогли артисту воплотиться в своего героя — ветерана войны, а также о реакции зрителей.
Когда я прочитал сценарий по одноименному известному рассказу «Сто шагов», то поразился нестандартностью подхода к теме войны.
История начинается странно: в банк заходит мужик, достаёт пистолет и берет в заложники всех, кто находится в банке. Это очень странно. С чего бы на старости лет человеку становиться грабителем. Но то, что происходит дальше с моим героем, которого я сыграл, меня поразило. История принимает драматический, трогательный и очень глубокий смысл. По жанру я для себя определил эту историю как притчу. Я думаю, что в жизни такого произойти не могло. Эта история, конечно, нафантазирована автором. И перед нами предстаёт человек-герой. Ветеран войны, которому нанесли глубочайшую душевную рану. Я не хочу пересказывать сюжет. Кто не видел этого фильма, может посмотреть его в Интернете. Драматизм этой истории в том, что у человека, ветерана, как бы отняли Победу. Отняли то, что для него свято. И то, что свято, должно быть свято и для нас всех. Для всех, кому дорого понятие Родина.
И мой герой делает последние сто шагов в своей жизни. И восстанавливает попранную справедливость. Мне очень жаль, что авторы фильма убрали те слова, которые я говорил на съемке, когда один из персонажей фильма говорит ему: «Тебя убьют». Мой герой отвечает ему: «Меня уже нельзя убить! Меня убивали под Сталинградом, меня убивали под Москвой, меня убивали в Берлине, меня убили, когда по улицам родного Крещатика маршировали колонны тех, кого я гнал до Берлина и, как мне казалось окончательно их уничтожил. Имя этому — фашизм».
Жаль, что эти слова не прозвучали в фильме внятно. Но все равно зрителю понятна боль моего героя. И подтверждение этому — звонки моих друзей. Один известный белорусский певец — В. Провалинский позвонил мне и сказал: «Я умылся слезами, когда увидел фильм „Сто шагов“ в Интернете. Меня потрясла до глубины души эта короткая киноистория».
А сам я на тот момент фильма ещё не видел. Я знал, что на окончание фильма средств не хватило, и он не был закончен. Но, видимо, продюсер фильма Артур Цомая достал где-то средства и завершил работу над фильмом. И его увидели зрители.
Сейчас в Интернете уже более 500 000 просмотров, и я получаю очень трогательные благодарные отзывы от зрителей. Значит, не зря мы работали с артистами Свердловских театров (моими партнерами были мои земляки екатеринбуржцы). Четыре ночи съёмок. Мы снимали ночью, потому что дело происходит в банке. А днём банк работает. И вот за эти четыре ночи я получил огромное удовольствие от работы с моими земляками.
О чем же я думал, когда снимался? Что помогало мне понять моего героя, ощутить всем существом его боль?
Я вспоминал одну очень печальную историю, которая приключилась со мной в 90-е годы 9 мая в Москве. Это было где-то в 97 году. Я тогда получил на канале «Культура» гонорар за свой спектакль «Миленький ты мой». 9 мая зашёл в кафе, чтобы отметить этот великий праздник, обруганный в 90-е годы, подвергнутый издевательствам и осмеяниям. И вдруг через окно кафе, я увидел седую старушку — чистую, опрятную, которая нагнулась над мусорным баком и что-то в нем искала. Когда она разогнулась, я был потрясён: вся грудь ее была увешана орденами и медалями. Я подошёл к ней, спросил ее, что она ищет в мусорном баке? Она мне просто сказала: «Сынок, я хочу есть, у меня нет денег». Мне хотелось завыть, заорать во весь голос, покрыть нескончаемым матом всю эту властную сволочь, которая довела наших героев до такого скотского состояния. Завыть от бессилия. Единственное, что я мог сделать для той героини — это отдать свой гонорар. Это единственное, чем я мог помочь. Конечно, этой старушки уже нет в живых. Но она до сих пор стоит у меня перед глазами. Я испытал тогда невыносимую душевную боль. И, конечно же, это воспоминание помогло мне воплотиться в моего героя.
Конечно, сейчас отношение к ветеранам совершенно другое. Сейчас 9 мая по улицам наших городов и многих городов мира идёт Бессмертный полк. Но сколько сарказма, сколько неприязни к этому шествию исходит от тех, кто властвовал в 90-е годы. Поэтому мы должны помнить, что на земле очень много существ, я не говорю людей, а именно существ, которым ненавистна наша Победа. Находятся твари, которые могут ограбить ветерана, а то и убить, забрать, украсть его плоть и кровь — его ордена, его гордость. Нет прощения этим тварям. А для меня эти люди, которые на своих плечах донесли знамя Победы до Рейхстага, которые погибли, освобождая от фашизма неблагодарную Европу. Для меня они настоящие сверхчеловеки, как сейчас модно говорить — супергерои. Не те голливудские дутые герои (шварценеггеры, сталлоне), а живые, простые, русские, белорусские, украинские, татарские — все герои всех наших республик когда-то великого Союза.
И мой герой фильма «Сто шагов» — это сверхчеловек. Мои мама, отец и весь наш великий советский народ. И фильм «Сто шагов» — это один из дорогих моему сердцу фильмов о войне, в которых я снимался. Мой самый любимый фильм — это фильм режиссера «Старшина».
Как бы хотелось, чтобы на земле было как можно больше таких мужиков, как старшина — Коцуба.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео