Ещё

Как «коридор смерти» стал Дорогой Победы 

Как «коридор смерти» стал Дорогой Победы
Фото: Парламентская газета
День полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады — 27 января 1944 года — навсегда вошёл в историю как символ беспримерного подвига жителей города и его защитников. Несмотря на ужасные лишения и испытания, которые выпали на долю этих людей, немцам не удалось сломить дух блокадников и вступить в Северную столицу. Тем печальнее, что некоторые события тех трагических лет до сих пор остаются мало известными — так, к примеру, произошло с историей Шлиссельбургской железнодорожной магистрали, сыгравшей стратегическую роль в обороне и полном снятии блокады города. Ей посвящён художественный фильм , который выйдет на Первом канале в воскресенье, 26 января. Накануне широкой премьеры режиссёр картины рассказал «Парламентской газете», почему эта железнодорожная линия стала Дорогой Победой.
— Фёдор Максимович, ваш фильм рассказывает о малоизвестной странице Великой Отечественной войны — подвигах работников Шлиссельбургской железнодорожной магистрали, во многом благодаря которым на берега Невы пришла долгожданная Победа. Как появилась идея картины?
— Как и любой режиссёр, я собираю различные интересные вырезки из газет и журналов. Больше 10 лет назад я прочитал в журнале «Меценат» статью Дмитрия Каралиса о Шлиссельбургской железной дороге, служившей для доставки грузов в блокадный Ленинград. Я был поражён цифрами — строительство полотна длиною в 33 километра заняло всего 17 дней. Тогда под постоянными обстрелами и бомбёжками находились пять тысяч человек. Однако эта страница истории остаётся малоизученной: я спрашивал многих ленинградцев, блокадников, деятелей культуры — оказалось, что об этой железной дороге никто не знал. Всем известна «Дорога жизни» — транспортная магистраль через Ладожское озеро, которая связывала блокадный Ленинград со страной до 1943 года.
Я был поражён цифрами — строительство полотна длиною в 33 километра заняло всего 17 дней.
— Как вы думаете, почему история Шлиссельбургской железной дороги не получила широкой огласки?
— Исследованием подвига железнодорожников занимался главный научный сотрудник Санкт-Петербургского института истории , участник Великой Отечественной войны Валентин Ковальчук. Ему принадлежит единственная монография об этой дороге. Я думаю, что тема оставалась закрытой во многом из-за «Ленинградского дела» (серия судебных процессов в конце 1940-х — начале 1950-х годов против руководителей ленинградских областных, городских и районных организаций ВКП (б). — Прим. ред.), из-за большого числа жертв блокады. Возможно, это было связано и с послевоенной сталинской политикой — город и так стал символом героизма, рассказывать правду о подвигах железнодорожников, вероятно, казалось излишним. Но это лишь мои предположения.
— Кто сумел построить дорогу за 17 дней? Кто на ней трудился?
— Возводили её военные строители-метростроевцы, а на дороге работало множество женщин, ведь мужчины в основном были на фронте. Работать на Шлиссельбургской железной дороге было не менее, а возможно, даже и более опасно, чем на фронте. Дело в том, что она пролегала по левому берегу Невы и по южному побережью Ладоги, проходя на некоторых участках в трёх-четырёх километрах от немецких артиллерийских позиций, а укрыться от бомбёжек и обстрелов там было просто негде. За это дорога и получила прозвище «коридор смерти».
Одна тема с «живыми светофорами» какая пронзительная: через каждые несколько километров на железной дороге стояли девчонки — вчерашние школьницы. Они сигнализировали поездам о том, где разбомбили пути, где охотится вражеский бронепоезд. Это было важное оповещение, ведь телефонной связи практически не было. Кроме того, они работали кондукторами — речь не о тех, кто смотрит билеты, а о проверяющих сцепки, сигнальные фонари. И всё это под постоянным обстрелом фашистов — в сутки на железную дорогу приходилось до трёх прямых попаданий. В таких случаях на полотне быстро проводили ремонт, чтобы поезд мог продолжать движение.
— А откуда брали машинистов? Мужчины же на войне…
— У нас в фильме это показано — их разыскивали на фронте и самолётами доставляли в осаждённый город. На дороге трудились машинисты, их помощники, кочегары и кондукторы.
— На ваш взгляд, насколько значительным оказался вклад Шлиссельбургской магистрали в долгожданный прорыв блокады?
— На этот счёт есть даже цифры — по этой дороге в осаждённый город было перевезено 75 процентов военного снаряжения и продовольствия. В апреле, к примеру, по ней ежедневно проходило до 30 поездов, которые поставляли еду и боеприпасы, а из города вывозили продукцию военных заводов и эвакуировали людей. В картине собраны все эти факты. Сама дорога была запущена 7 февраля 1943 года, а уже к 23 февраля норма хлеба и пайка в Ленинграде сравнялась с московской — то есть буквально через две недели с момента открытия магистрали ситуация в городе резко изменилась. Работала дорога почти год, до полного снятия блокады 27 января.
— Историческим и литературным консультантом фильма выступил писатель, фронтовик и почётный гражданин Петербурга . Какую лепту он привнёс? Как оценивал сценарий?
— Для меня общение с этим великим писателем, блокадником стало важнейшим событием жизни. О сценарии он давал очень лестные отзывы, могу процитировать: «Девчонки настоящие, я знал таких», — говорил он о героинях фильма. Гранин приезжал на съёмки, я посещал его дома, показывал отснятый материал. Он давал рекомендации — скупые, но, как и положено настоящему писателю, очень ёмкие и весомые.
— Такие, чтобы фильм максимально соответствовал действительности?
— Не только. В блокадном Ленинграде ведь было разное, в том числе и людоедство, но подвиг жителей города — это пример невероятного человеческого духа, и для нас было важно показать именно это, а не собрать в картине все ужасы войны. Получилась художественная история, основанная на реальных событиях и документах, в которой прототипами главных героев стали реальные участники обороны города.
— Как они оценили итоговый материал?
— Многие, к сожалению, не дожили до выхода картины. Так, Даниил Гранин видел только материал. Мы специально проводили показы для ветеранов, их семей, молодёжи. Потомки блокадников оценили картину очень высоко.
— Фёдор Максимович, а сами железнодорожники хранят память о тех событиях?
— Самой дороги уже нет, на её месте стоит стела. Профсоюзные организации проводят различные памятные мероприятия, однако, на мой взгляд, этот подвиг заслуживает большего.
— Возможно, показ картины на главном телеканале страны в год 75-летия Победы откроет эту практически новую историю войны для большинства россиян…
— Ради этого мы и работали, на это мы надеемся. Наша картина, как и другие ленты о войне, при условии, что они хорошо получились, должны выходить к широкому кругу зрителей. Нам съёмки дались непросто: картину мы фактически снимали на свои деньги, с погодой категорически не везло — зима выдалась аномально тёплой. Снега, как и сейчас, почти не было, но дело осложнялось дождём — стояли лужи, из-за чего было невозможно пользоваться даже искусственным снегом.
Справиться со всем удалось благодаря энтузиазму команды и поддержке многих неравнодушных граждан — в конце фильма мы упоминаем почти тысячу людей, которые помогли этой картине появиться. Но, конечно, все сложности, с которыми мы столкнулись, не идут ни в какое сравнение с историями тех людей, о которых мы снимали фильм. Тогда препятствия нас закалили. Сегодня мы уже монтируем мини-сериал, который может выйти на главном канале страны в майские праздники.
Конечно, все сложности, с которыми мы столкнулись, не идут ни в какое сравнение с историями тех людей, о которых мы снимали фильм.
— Фёдор Максимович, почему фильм получил название «Коридор бессмертия»?
— Сами железнодорожники, как я уже говорил, называли Шлиссельбургскую магистраль «коридором смерти» — точное число погибших там мне неизвестно, думаю, что найти такую статистику почти невозможно. Подвиг блокадников, трудившихся на этой железной дороге, стал бессмертным для потомков.
— Никто не забыт, ничто не забыто…
— Стихи Ольги Берггольц «Я говорю с тобой под свист снарядов» звучат в нашем фильме. Кстати, во время работы над картиной Даниил Гранин назвал настоящим героем блокады именно её. С августа 1941 Берггольц работала на ленинградском радио — почти все 900 блокадных дней город говорил её голосом, она помогала людям выживать.
Видео дня. Как Семен Фердман превратился в Семена Фараду
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео