Фильмы
ТВ
Сериалы
Актеры
Тесты
Фото
Видео
Прямой эфир ТВ

Зрительское кино про Холокост: "Уроки фарси" Вадима Перельмана

Фильм затрагивает тему, не устаревающую в кинематографе никогда, — Холокост.

Зрительское кино про Холокост: "Уроки фарси" Вадима Перельмана
Фото: ТАССТАСС

Так, в остроумном сериале Рики Джервейса (комик, который пять лет подряд издевался над Голливудом на "Золотом глобусе") в роли самой себя играет монашку в фильме про Холокост и во время перерыва между съемками рассказывает персонажу Джервейса о том, что делает это только для того, чтобы получить "Оскар", потому что все картины на эту грустную тему не остаются без внимания академии.

Видео дня

Именно по этой причине многие критики да и зрители относятся к подобным картинам с осторожностью и даже с недоверием, все-таки уж больно легко поддаться соблазну и начать манипулировать чувствами аудитории, и собрать по дороге все возможные стереотипы. Тем не менее раз, а то и несколько раз в год кто-нибудь выпускает фильм о не столь давнем страшном эпизоде в истории человечества, и некоторые из них оказываются удачными. Например, "Сын Саула" венгерского режиссера , который, кстати, получил "Оскар" как лучший фильм на иностранном языке. Но только если картина Немеша была очень прямолинейна и говорила о Холокосте как о всепоглощающем, необратимом кошмаре, происходящем наяву, уходит на совершенно другую территорию и избирает не совсем традиционный для фильмов данной тематики тон.

В 1942 году в оккупированной немцами Европе молодой бельгиец еврейского происхождения Жиль Кремье (Науэль Перес Бискаярт) попадает в плен нацистам. Ему удается избежать расстрела благодаря дерзкой и неочевидной лжи: он говорит, что он никакой не еврей, а перс, и ему на удивление везет. Его отводят в концлагерь к повару Клаусу Коху в исполнении , известного российской публике прежде всего по скандальной роли в "Матильде". Кох был бы типичным офицером Вермахта с любовью к порядку, строгим голосом и устрашающим видом, если бы не его эксцентричное желание после войны уехать в Тегеран и открыть там ресторан. Он с большим недоверием относится к персидскому происхождению Жиля, но дает ему шанс и поручает обучать его фарси.

Фильм был создан совместно российской компанией Hype Film, немецкими LM Media и One Two Films и белорусской "Беларусьфильм". Как рассказал ТАСС продюсер Илья Стюарт, команда Hype Film присоединилась к проекту уже после того, как его несколько лет разрабатывал автор сценария с продюсером Тимуром Бекмамбетовым и режиссером Вадимом Перельманом, с которым Стюарт давно хотел поработать вместе.

"Когда мы занялись производством, фундаментальным нашим предложением было снять картину именно на немецком языке. На мой взгляд, на такое решение указывал сам сценарий. Это абсолютно универсальная история, которая при этом должна быть понятна во всех странах мира".

"Уроки фарси" действительно получились универсальными и, как это принято говорить у нас, зрительскими. Недаром премьера картины прошла в секции Berlinale special, куда обычно включают более популярные и коммерческие фильмы, не претендующие на главные призы смотра.

Между Жилем и Клаусом завязываются странного рода отношения, где еврей учит немца выдуманной им только что сумятице, а тот, несмотря на все сомнения, носит где-то в глубине души по-детски наивное желание, чтобы все это оказалось правдой. Именно выдуманный на ходу язык, слова которого с неуверенной улыбкой или со смертельно серьезным лицом произносит Айдингер, и становятся источником для многих шуток в фильме. Все это происходит на фоне ужасных зверств нацистов и нечеловеческих условий концлагеря, но необычная связь угнетателя и угнетаемого, ученика и учителя становятся одним из одиноких огоньков человечности посреди рукотворного кошмара.

Зрители Берлинале — благодарная аудитория. Даже в девять утра в будний день зал "Фридрихштадтпаласт" почти на 2000 мест был почти полностью заполнен.

Конечно, отношения между двумя главными героями нельзя назвать дружескими — все-таки Жиль относится к Клаусу с позиции страха: ему постоянно приходиться врать, уворачиваться и придумывать все новые способы остаться в живых. Так, когда офицер поручает ему записывать имена заключенных в отчетную книгу, Жилю приходит в голову составлять из них слова лжефарси. Таким образом, выдумка во имя выживания становится единственным способом запомнить прошедших через лагерь евреев. Постепенно желание героя выжить перерастает в нем в понимание ценности чужой жизни, и страх смерти угасает. Персонаж Айдингера развивается примерно по той же траектории — его тотальный эгоизм сменяется зачаточным альтруизмом, который проявляется в нем через заботу о его учителе/заключенном.

В "Уроках фарси" Перельману удалось выработать удачную формулу, поэтому фильм ни разу не дает осечки: зал смеется и плачет так, как было задумано. "Фильм очень хорошо приняла фестивальная публика, благодаря деликатной режиссуре Вадима кино по-настоящему стало одним из событий этого Берлинале. Мы надеемся, в скором времени и российскому зрителю удастся познакомиться с картиной", — отметил Стюарт.