«Приди ко мне»: патриархальный кошмар в живописном лесу 

В российских онлайн-кинотеатрах вышла первая англоязычная работа польки «Приди ко мне», которая в оригинале называется The Other Lamb («Другой агнец»). Шумовская — одна из главных фигур сегодняшнего польского кино: она трижды становилась лауреаткой «Берлинале» (картины «Во имя…», , ).
Премьера «Приди ко мне» состоялась на не менее важном кинофестивале в Торонто. Известна постановщица и как сопродюсер шокирующего и по сей день «Антихриста» , визуальные отсылки к которому прослеживаются в ее последнем фильме.
Действие «Приди ко мне» разворачивается в общине-секте, обосновавшейся в живописном лесу — то ли американском, то ли ирландском. Вероятно, в современности, хотя понять это можно лишь по паре деталей. Во главе секты — человек, называющий себя Пастырем (Михиль Хаусман), внешне похожий одновременно на  и . Его стадо, девушки и женщины, делятся на две категории: Жены, одетые в красное, и Дочери, одетые в синее.
Впрочем, Дочери с достижением половой зрелости легко переходят в первую категорию и удостаиваются сексуального внимания своего предводителя. На какие подгруппы делятся обитающие тут же овцы — неизвестно (но баран вроде бы тоже один).
Главная героиня по имени Села как раз находится на пороге перехода, и Пастор ее особенно выделяет — как самую благочестивую и красивую. Изображает девушку британка Рэффи Кэссиди из «Убийства священного оленя» Йоргоса Лантимоса и  Брейди Корбета — режиссерам нравится использовать ее ангелическую внешность на контрасте с мрачными сюжетами, обличающими человеческую природу. Селу начинают мучить тревожные кровавые сны и видения, и постепенно ее слепая вера в Пастыря и правильность навязанного им мироустройства начинает расшатываться.
: к чему приводят маленькие приключения после тридцати
Не обойдется без влияния одной из первых Жен героя, ныне им презираемой, — когда-то она прибилась к Пастырю вместе с покойной матерью Селы. Подтолкнут героиню к бунту и события, которые произойдут во время вынужденного путешествия: полицейские заставляют Пастыря и его рабынь покинуть обжитое место в поисках нового Эдема (вместо того чтобы упрятать его в тюрьму).
Малгожата Шумовская использует в «Приди ко мне» довольно очевидный символизм, но тут на вкус и цвет: кого-то это раздражает, кого-то совершенно не смущает, тем более что некоторая свобода трактовок все равно остается. И уж точно никто не поспорит, что это кино редкой красоты: от многих кадров захватывает дух.
Изображение природы в мистически-первобытном ключе роднит фильм с триеровским «Антихристом», но концептуально картины друг другу противоположны. Если Фон Триер снял мизогинное по своей сути кино о том, что женщина — это дьявол, то высказывание Шумовской — на сто процентов феминистское. Сатана в «Приди ко мне» — мужчина, притворяющийся богом.
«Приди ко мне» встает в ряд множества других нереалистических, полных саспенса фильмов и сериалов, вскрывающих глубоко патриархальное и женоненавистническое устройство мира и общества: , Даррена Аронофски, . Причем, как и Аронофски, Шумовская считает природу религии мизогинной. Девушки в «Приди ко мне» не только выполняют все требования «бога»-мужчины, но и изгоняются из секты на время менструаций, возникающих по причине грехопадения Евы — как им внушает Пастырь.
«Нормальные люди»: ода новой чувствительности
Интереснее же всего в «Приди ко мне» иное: фильм позволяет посмотреть по-другому на вещи даже тем, кому уже про патриархат все вроде бы давно понятно. В небольшом эпизоде вереницу странствующих в поисках нового дома героев замечает из окна машины некая девушка, которая выглядит точь-в-точь как Села, но одетая в современную одежду.
Героиня словно смотрит сама на себя, но находясь в другой парадигме, и эта иная Села остается в полном недоумении от увиденного. Именно замыленность взгляда, отсутствие другого опыта порой приводят к тому, что круг угнетения невозможно разомкнуть, потому что никакого угнетения и давления просто не замечаешь.
И когда одна из новоиспеченных Жен с восторгом рассказывает своим сестрам о том, что Пастырь назвал ее совершенной, вдруг осознаешь, что отнюдь не только эти странные героини не могут слезть с иглы мужского одобрения — почти все так или иначе на нее подсажены, и отнюдь не по своей воле.
«Истории бывают только про Пастыря и его стадо, и только Пастырь имеет право их рассказывать» — объясняет своей маленькой дочери одна из «овец». Малгожата Шумовская и ее героини оспаривают это исключительное право, и эта борьба за нарратив становится одним из главных сюжетов «Приди ко мне» — равно как и одним из важнейших сюжетов сегодняшнего дня.
Видео дня. Сцены из триллеров, которые обожают зрители
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео