Фильмы
ТВ
Сериалы
Актеры
Тесты
Фото
Видео
Прямой эфир ТВ

Гурченко спасла честь Басилашвили, когда тому случайно набили морду

Среди киношников ходит такой анекдот.

Гурченко спасла честь Басилашвили, когда тому случайно набили морду
Фото: Экспресс газетаЭкспресс газета

Михалков говорит Путину:

Видео дня

- Владимир Владимирович, всю жизнь я играл царей, а теперь вот хочу сыграть вас. - Для этого вам придется сбрить свои знаменитые усы. - Нет. Это вам придется их отрастить.

Ниже мы собрали не менее забавные, но реальные случаи, которые происходили с «мохнатым шмелем» на съемочных площадках.

Брат опозорил перед режиссером

В книге «Безбилетный пассажир» вспоминал, что Никита попал в его фильм «Я шагаю по Москве» по протекции автора сценария , дружившего с Андроном. Поначалу Данелия отказывался снимать блатного пацана: он казался ему слишком мелким для роли молодого рабочего-метростроевца. Но за время написания сценария парень явно возмужал.

А через пять дней после старта работы над картиной начинающий артист Михалков пришел к Данелии и нагло потребовал, чтобы ему платили по 25 руб. в день! Притом что средняя зарплата в СССР в 1963 году не достигала и 83 руб.

Иначе, дескать, сниматься не будет.

- Лика Ароновна, - тут же обратился режиссер к ассистентке, - вызови парня, которого мы до Михалкова пробовали. И спроси, какой у него размер ноги, - если другой, чем у Никиты, сегодня же купите туфли. Завтра начнем снимать его!

- Но вы же меня пять дней снимали. Вам все придется переснимать! - занервничал Никита.

- Это уже не твоя забота. Иди, мешаешь работать, - отмахнулся Данелия.

- Георгий Николаевич, - взмолился бузотер, - это меня Андрон научил! Сказал, что раз уже неделю меня снимали, то у вас выхода нет...

С этого момента «юная звезда» засунула язык в одно место, и никаких подобных эксцессов не возникало.

не ожидал получить по морде

Играя проводника Андрея, любовника главной героини Веры в «Вокзале для двоих», Михалков шокировал всю киногруппу своей импровизацией. Во время съемки сцены в ресторане он избивает Олега Басилашвили на глазах у многочисленных свидетелей, приговаривая: «Ты что наделал, а? Я тебя дыни оставил охранять, а ты что наделал?» Ничего подобного в сценарии не было. Однако в итоге зрители вполне могли бы разочароваться в пианисте Платоне Рябинине, посчитав, что тот слабак. Выход нашла . Она предложила, чтобы Рябинин подошел к Вере и тихо спросил: «Тебе очень стыдно за меня, да?» Идея была в том, что Вера будет любить его любым - слабым или сильным.

Вприпрыжку от белого медведя

На съемках фильма «Красная палатка», где начинающий Михалков сыграл полярного летчика Бориса Чухновского, наш герой едва не погиб.

- Когда мы отправились в Арктику, то все артисты получили задание от своих жен, матерей, тещ, детей - привезти шкуру белого медведя, - вспоминал актер и бард . - Белый медведь - вымирающий вид. Стрелять в него нельзя. Кроме того, выяснилось, что это дикий, злобный зверь, который нападает на человека неспровоцированно.

Мы больше месяца проработали на Земле Франца-Иосифа, и однажды два наших гигантских корабля оказались прижаты большим ледовым полем к северной оконечности острова Джонсона. В районе пяти часов утра я вышел покурить на верхнюю палубу. Тишина, туман, безветрие. Бросил сигарету вниз - и вдруг увидел, что стоит внизу медведь. Самец килограммов на пятьсот. Смотрю, что наш трап лежит на льду. Ну, не дай бог, скотина заберется. Побежал, подвинул трап, поднял его на место и бросился за фотокамерой в каюту. Ребятам говорю, что, дескать, медведь. Кто мог стоять на ногах после выпитого побежали наверх, в том числе Михалков. Он выскочил, видит, что действительно медведь. Куда-то скрылся и вдруг через минуту выходит с открытой банкой сгущенки и спускается на трап. Медведь стоял к нему спиной и не видел Михалкова. Но Никита, не будь дурак, прошел метров двадцать, поставил эту банку на лед. В это время медведь на него обернулся. Положение, скажем так, было очень нервное, потому что медведь был гораздо трезвей, чем Михалков. Зверь совершил первый прыжок. Мы потом замеряли - прыжок был девять с половиной метров. Никита - на трап, медведь - за ним. Но соскользнул когтями. В общем, мы едва не лишились своего боевого товарища.

Соловей разрыдалась на всю рощу

На съемках «Обломова» многие члены киногруппы, в том числе маститые актеры, почувствовали на себе жесткий характер Никиты Сергеевича.

- Чтобы держать дисциплину, Михалкову приходилось быть диктатором, - рассказывал актер Авангард Леонтьев. - На моих глазах он уволил водителя автобуса - тот был пьян после работы. За него ходили заступаться коллеги - ничего не помогло. Да и второго режиссера жестко распекал за этот грех. Конечно, он диктатор! Недаром его постоянный ассистент Тася, знаменитая, легендарная Тася, которую знает весь «Мосфильм» (она работала еще с на «Войне и мире»), зовет его «маршал».

Но чтобы помочь актеру, Михалков мог пойти на совершенно неординарные ходы. Например, в одной из сцен «Обломова» должна была плакать в три ручья. Чтобы помочь ей привести себя в соответствующее настроение, Никита приказал привезти динамики в лес, где снималась сцена, и пустить фонограмму «Ромео и Джульетты» Чайковского. Музыка очень драматичная, эмоциональная. Она гремела на весь лес и все окрестные деревни. Соловей разрыдалась без проблем.

А после одного из конфликтов с пришлось даже отменить съемку. Эпизод был снят только на следующий день.

Тяжелый урок для

На главную роль в фильме «Родня» Михалков рассматривал только Нонну Мордюкову. Но кокетливая и молодящаяся актриса поначалу отказывалась играть списанный с тещи автора сценария образ: ходить перед камерой в колхозных платьях и кофтах с металлическими зубами и химической завивкой. Кричала Мережко: «Ты шо, паразит, со мной делаешь?.. Та не, это не может быть, пошел на хер, все, я поехала. Нехай снимается!» А когда Виктор шепнул, что Михалков действительно будет пробовать Маркову, уступать подружке-сопернице яркую роль не стала. И, поломавшись для вида, согласилась.

На съемках финальной сцены на вокзале, когда героиня Мордюковой ищет в толчее мужа Вовчика, она серьезно разругалась с Михалковым. Режиссер требовал от кинозвезды полной отдачи: сыграть смятение, граничащее с полным крушением надежд. А Нонна Викторовна вместо того, чтобы готовится к сложному эпизоду, потягивала в вагончике винцо с той же Марковой, приехавшей ее навестить. Режиссер узнал об этом и коварно отомстил.

- И вот Никита, лапочка моя, «приступил к получению» такого выражения моего лица, которого не было у меня еще ни в одном фильме, - вспоминала Мордюкова. - Чемодан неподъемный вручил и гонял туда-сюда. Снова, снова и снова дубли. Чувствую, что ему с крана виднее и что-то не нравится. Кричал мне: «Ну что, бабуль, тяжело? А? Не слышу! Подложить, может, еще камней в чемодан?» - «Мне не тяжело!» - срывая связки, ору ему в небо. - Давай снимай!» - «Нонна Викторовна! Делаю картину я. Могу слезть и показать вам, как нести тяжесть и в это же время искать свою надежду, своего мужа Ваню Где ты, Иван?» - «Здесь я!» - с готовностью кричит Ваня Бортник. - «Вы видите его, народная артистка? Или вам уже застило? Да, трудно бабушкам играть такое...»

После такого диалога Нонна Викторовна не на шутку взбрыкнула и в слезах убежала с площадки. А какое-то время общалась с Никитой через оператора. Бурное примирение состоялось при всей группе только после окончания съемок.

Черный юмор разжалобил бюрократа

Рассказывают, что однажды был вызван на ковер к одному высокому чиновнику Госкино для разговора о своем очередном фильме, который никак не хотели выпускать на экраны в полном виде. Как только речь зашла о сокращениях и купюрах в картине, Никита молча извлек из кармана пиджака черную повязку, какие надевают во время официальных похорон, и стал прилаживать ее себе на руку.

- Это еще что такое? - раздался недоуменный окрик.

- Как что? - отозвался Михалков. - Вы ведь собираетесь хоронить мой фильм, не так ли? Для этого все сюда и пришли... Я хочу, чтобы это проходило по официальной форме, как положено. Для меня это событие траурное...

Чиновник улыбнулся и сменил гнев на милость. Шутка сработала!

Умолкший матерщинник

- знаменитый оператор, снявший многие фильмы Никиты Сергеевича, на площадке матерился как сапожник. Даже в присутствии маленьких детей. И чтобы остановить поток сквернословия, Михалков стал его штрафовать на рубль за каждое нецензурное слово.

Прошло несколько дней, и Павел вообще замолчал. Деньги закончились, а без мата он общаться не мог. Тогда Никита махнул рукой на эту свою затею - перевоспитать Лебешева. - В конце концов, для кинооператора - небольшой грех, - смеялись коллеги.

спасли от собачьей течки

В «Сибирском цирюльнике» партнершей Даниэля Ольбрыхского стала такса Дуся. В сценарии ее не было, но на пробах Михалков внезапно решил, что у польского актера, играющего обрусевшего поляка Копновского, должна быть собака. Кинолог «Мосфильма» Виктор Зуйков притащил на площадку Дусю.

- Ольбрыхского в Москве поселили в «Президент-отеле», - делился Зуйков. - И я привез Дусю на рандеву: перед съемками нужно было установить контакт. Собаку поначалу не хотели пускать: на днях пес японских туристов схрумкал в номере полкресла. Ольбрыхский рассказал, что дома у него живет йоркширский терьер, и Дуся ему понравилась сразу. Таксу оставили на ночь в отеле - она там спала в постели под одеялом у Даниэля. А когда снимали эпизод на Белорусском вокзале, и Михалков, увидев Копновского-Ольбрыхского в пальто с каракулевым воротником и котелке, бросил взгляд на сиротливо стоявшую неодетую Дусю, срочно дал указание собаку одеть так же. Назавтра Дусе сшили роскошное драповое пальтишко с воротником и котелок со специальными отверстиями для ушей. А еще кожаные ботинки. Единственным осложнением Дусиной кинокарьеры была течка. Как назло, она потекла в первый же съемочный день. В срочном порядке мы кинулись разыскивать по всему городу специальные собачьи трусы с прокладками - ведь по сценарию Копновский чуть ли не постоянно держит Дусю на руках

14-летние девчонки - подсудная статья

В студенческие годы во время летних каникул Никита вместе с другом снялся в фильме «Перекличка». Киногруппа отправилась в экспедицию в белорусский город Борисов.

- Директором фильма был Николай Миронович Слезберг, бывший хозяин фирмы «Тульские самовары». Высокий, похожий на генерала де Голля, носил французские костюмы, говорил тонким голосом, - вспоминал Стеблов. - Репетиция в номере у режиссера Храбровицкого. Даниил Яковлевич, оператор Юра Сокол, Никита Михалков и я. Спрашиваю режиссера: «Что вы хотите здесь, в этой сцене?» Он объясняет. Стук в дверь. Входит Слезберг. В руках у него несколько досье из картотеки «Мосфильма»: «Извините, Даниил Яковлевич, Юра, Женя, Никита, я вот что. Городишко тут маленький. Девчонки провинциальные. А бульбашки - они очень рано развиваются. Думаешь, ей девятнадцать, а ей четырнадцать » - «Вы что, Николай Миронович, мы репетируем. Какие бульбашки?» - заводится Храбровицкий.

Николай Миронович продолжает о своем: «Я же говорю: думаешь, ей двадцать пять, а ей пятнадцать, а это подсудное дело. А тут вот есть по девять пятьдесят, есть по десять пятьдесят, даже по одиннадцать пятьдесят за съемочный день » - «Вы что, так сказать, какие одиннадцать пятьдесят, какие девчонки? Я не понимаю, так сказать!» - багровеет Храбровицкий.

Николай Миронович невозмутим: «Я же говорю, городишко маленький. Думаешь, ей девятнадцать, а ей - сами понимаете. А тут вот свои штатные на зарплате »

Мы с Никитой и Юра еле сдерживаемся, чтобы не разрыдаться от смеха. Однако действительно, борисовские юные девчонки не оставляли нас своим вниманием. Бывало, вернувшись под утро с ночной смены, я или Никита, открыв ключом дверь своего номера, обнаруживали в нем незнакомку. «Как вы сюда попали?» - «Ой, извините, я комнату перепутала »