Войти в почту

7 правил игры в жанре киберпанка: укусы корпораций и борьба за выживание

Одним из первых произведений в жанре киберпанка стал роман Филипа Дика «Мечтают ли андроиды об электроовцах?», вышедший в 1968 году. С тех пор киберпанк успел обзавестись негласными правилами, без которых его сегодня трудно представить как в кино, так и в видеоиграх. Cybersport.ru рассказывает о семи главных правилах киберпанка.

7 правил игры в жанре киберпанка: укусы корпораций и борьба за выживание
© CyberSport.ru

Наличие могущественных корпораций Deus Ex: Mankind Divided

Пожалуй, одной из главных жанровых установок является свершившаяся победа капитализма. Видим киберпанк — ждем мегакорпорации, гласно или негласно управляющие этим миром. Герои при этом обычно находятся в контрах с корпорациями и пытаются противопоставить что-то бесчеловечным акулам большого бизнеса. 

Обычно корпорации настолько боятся потерять авторитет, что не брезгуют любыми методами: от шпионажа и подкупа до создания собственной армии или полицейских служб. Особо ярых противников монополисты безжалостно давят, во многом именно этим и вызывая общественное недовольство.

К примеру, в Deus Ex: Human Revolженсен работает на биоинженерную компанию «Шариф Индастриз», а по ходу сюжета сталкивается с ЧВК «Беллтауэр» и конкурентами в лице «Тай Юн Медикал», также развивающей импланты и биотехнологии. А если вспомнить серию Shadowrun, то в ней важное место занимают такие мегакорпорации, как Ares Macrotechnology, Evo Corporation, Horizon и NeoNET.

Криминал Shadowrun Returns

Представить себе киберпанк без преступных синдикатов, работающих по обе стороны баррикад, невозможно. Хакеры, киллеры, воры, контрабандисты и другие криминальные элементы — постоянные гости историй в этом жанре.

Чаще всего герои — это бандиты: раннеры, деккеры, наемники и контрабандисты. Все они готовы по необходимости как выступить против корпораций, так и помочь им — лишь бы результат был финансово выгодным.

Не обошлось без преступности и в играх: главные синдикаты в Shadowrun — китайские триады, японские якудза, воры в законе из бывшего СССР и «призрачные картели» Южной Америки. VA-11 Hall-A, в свою очередь, криминал упоминает лишь вскользь, не уточняя конкретных имен и названий: в бар нет-нет да и зайдет кто-то нечистый на руку.

Герои-жертвы Transistor

Попытки следовать правилам корпораций часто играют злую шутку с героями. То и дело персонажи становятся жертвами махинаций или ловушек, их подставляют и предают. Если же протагонисту каким-то чудом удалось не стать жертвой корпорации — подножку поставит друг, брат или кто-то еще. 

Большинство историй имеет детективный оттенок: с каждой главой протагонист оказывается всё глубже втянут в водоворот событий, пытаясь разобраться в ситуации и остаться в живых. Доверять в киберпанке обычно можно только тем, кто может в глаза признаться в будущем предательстве. От них хотя бы ясно, чего ожидать.

Джей-Си Дентон в Deus Ex начинает в качестве правительственного агента, борющегося с террористами, но вскоре понимает, что ситуация далеко не так однозначна, и допускает, что всё это время сражался не на той стороне баррикад. А певица Рэд из Transistor начинает свое путешествие уже после того, как стала жертвой «Камераты» — могущественной корпорации, фактически управляющей городом Клаудбанком, в котором и живет девушка.

Высокие технологии и повсеместная бедность Observer System Redux

Пожалуй, главное правило жанра. На английском оно сформулировано лаконичнее: «High Tech — Low Life» («Высокие технологии — низкий уровень жизни»). Высокие технологии вроде кибернетических протезов, огромных небоскребов и летающих машин в киберпанке всегда соседствуют с грязью и катастрофической бедностью. 

Разгул преступности зачастую именно следствие бедности обычных людей. Для наглядности в городах будущего часто присутствуют четко разделенные районы для богатых и бедных, что еще сильнее подчеркивает социальное неравенство.

За примерами далеко ходить не нужно: события Observer разворачиваются в неблагополучном районе, где с легкостью можно увидеть соседство еще советских ковров с оленями и мощнейших серверов, а у суперинтенданта здания, в котором разворачивается большая часть игры, немало установленных высокотехнологичных протезов — пусть и не в лучшем состоянии.

Социальный комментарий и философские идеи Deus Ex: Mankind Divided

Киберпанк родился в 1980-х, но многие высказывания основоположников жанра остаются актуальными и сегодня. Мегакорпорации — откровенная критика монополистов. Социальное расслоение не требует пояснения. Остракизм аугментированных — непринятие инаковости. 

Еще одной важной темой для киберпанка является трансгуманизм и его влияние на общество. На сегодняшний день многие идеи трансгуманизма — вроде оцифровки сознания или полной замены тела на механическое — остаются фантастикой, но в киберпанке это важные темы для дискуссий. И на основе одного только этого фантастического элемента можно задаваться вопросами о природе человека, о нормах и правилах общества будущего и многими другими, с которыми однажды, вероятно, столкнется человечество.

Deus Ex: Mankind Divided, к примеру, показывает общество, разделенное по принципу наличия аугментаций. В новом мире нет места тем, кто был искусственно улучшен, и изгоям приходится жить в отдельном гетто. А Observer идет дальше, задаваясь вопросом, остается ли человек собой после того, как отказывается от своего тела.

Азиатские мотивы Ruiner

ых своих работах Уильям Гибсон заложил определенные правила жанра, которые актуальны до сих пор. И для правильной стилизации он решил отталкиваться от Азии: чаще всего глобальные конфликты в киберпанке разворачиваются именно между могущественными японскими дзайбацу — «денежными кланами», управляющими финансовыми потоками. 

В играх дзайбацу тоже имеют вес, хотя порой и отходят на второй план перед лицом мегакорпораций. Тем не менее даже в историях, события которых разворачиваются в других странах, нет-нет да и промелькнет что-то родом из Азии. Нелишним будет добавить, что повсеместный неон, знакомый каждому фанату киберпанка, также пришел в жанр из Азии: Гибсон говорил, что для него Токио — живое воплощение киберпанка.

События Deus Ex: Mankind Divided полностью разворачиваются в Чехии, и тем не менее игроку встречаются как минимум две корпорации с азиатскими корнями: автомобильный гигант Motokun и фармацевтическая VersaLife. А мир Shadowrun весь пронизан духом Азии: вне зависимости от того, в каком городе разворачиваются события, игрок всё равно встретит уличных самураев и представителей дзайбацу.

Киберпространство Remember Me

Наконец, тяжело представить себе киберпанк, лишенный киберпространства. Оно многолико: где-то персонажи с помощью деки проникают в другую реальность и вынужденно сражаются с другими хакерами или защитными программами вроде «Черного льда», а где-то особые импланты позволяют детективам проникать в чужое сознание и взаимодействовать с воспоминаниями человека.

Например, в Париже будущего из экшена Remember Me главная героиня Нилин способна переписывать чужие воспоминания, меняя их по собственному желанию (при наличии прямого доступа, конечно). А в Shadowrun киберпространство представлено полноценным отдельным тактическим режимом, в котором применяется другой набор навыков.Несмотря на долгую историю, киберпанк продолжает привлекать своей уникальностью. Безрадостное будущее хоть и не сулит ничего хорошего, но манит экзотичностью и приключениями, которые не достать в реальной жизни.