Фильмы
ТВ
Сериалы
Актеры
Тесты
Фото
Видео
Прямой эфир ТВ

Что смотреть на Хэллоуин: 13 ужастиков 2020 года

В эти выходные мир отмечает Хэллоуин — любимый праздник режиссера и всех американских сладкоежек. Редактор "Газеты.Ru" , а также кинокритики и выбрали 13 хорроров 2020 года, которые идеально подойдут для жуткого уикенда на диване. В список вошли фильмы на любой вкус: от нашумевшего "Человека-невидимки" до артовой "Сторожки" — через ретро-фантастику "Бескрайняя ночь" (можно смотреть с детьми!) и российский хит "Спутник".
Что смотреть на Хэллоуин: 13 ужастиков 2020 года
Фото: Газета.RuГазета.Ru

«Бескрайняя ночь» («The Vast of Night»), Эндрю Стэнтон

Дело происходит в 50-е посреди крохотного городка в Нью-Мексико. Девочка Фэй (Сиерра Маккормик) подрабатывает няней и телефонисткой, ее старший друг Эверетт (Джейк Хоровиц) — диджей местной радиостанции. Однажды вечером оба слышат странный сигнал, прерывающий трансляцию школьного баскетбольного матча, и начинают выяснять, откуда он взялся. «Бескрайняя ночь» — совсем не хоррор, но безумно атмосферная сайфайная ретро-мистика, идеально подходящая для Хэллоуина. Дебютная картина — оммаж сразу двум важнейшим поп-культурным вещам: сериалу «Сумеречная зона» и радиопьесам. Из-за последнего фильм иногда кажется увлекательным подкастом с видеорядом в качестве бонуса. А также напоминает о курьезном случае конца 30-х годов, когда свыше миллиона жителей США приняли радиоспектакль Орсона Уэллса «Война миров» за реальные новости. (Воронков)

«Видеорегистратор» («Body Cam»), Малик Виттол

Режиссер «Видеорегистратора» Малик Виттол соединил популярную хоррор-эстетику «найденной пленки» и леденящие душу сюжеты из вечерних теленовостей эпохи Black Lives Matter, изобилующие кадрами с нательных камер американских полицейских. История тоже соответствует тяжелым временам, которые переживают сейчас США. Главная героиня возвращается в полицию после того, как ее временно отстранили от службы за нападение на гражданского, совершенное на почве депрессии от смерти сына. Она попадает прямиком в водоворот ненависти горожан к полиции из-за очередного бессмысленного убийства темнокожего подростка. Кто-то начинает жестоко убивать ее коллег, оставляя после себя только странные помехи на видеорегистраторе. (Шибанов)

«Глотай» («Swallow»), Карло Мирабелла-Дэвис

Молодая девушка Хантер (Хейли Беннет) выходит замуж за наследника крупной корпорации Ричи Конрада. Ее жизнь превращается в открытку из какой-нибудь мыльной оперы 80-х про богатых. У нее нет необходимости работать, есть доступ к любым развлечениям — словом, сплошные наслаждения и беззаботное существование. Однако есть у этого и обратная сторона. Хантер редко видит молодого мужа, практически прекращает с ним общение и чувствует себя изолированной от общества, что приводит к развитию у нее психического расстройства. У Хантер появляется непреодолимое желание глотать несъедобные вещи — батарейки, канцелярские кнопки, фигурки, скрепки и прочее. Если сюжет и идеи «Глотай» вписываются в рамки социальной драмы, то форма, в которой режиссер подает свою картину зрителю, вдохновлена лучшими образцами хоррора. На выходе получился своего рода «Ребенок Розмари» на современный лад и без мистической составляющей. А артистка Беннет заставляет содрогаться каждый раз, когда в кадре подносит что-либо ко рту. (Кузьмин)

«Гретель и Гензель» («Gretel & Hansel»), Оз Перкинс

Сложно поверить, что американец Оз Перкинс, сделавший себе имя среди поклонников жанра фильмом «Я прелесть, живущая в доме», смог снять настолько британский по духу хоррор. Нео-экспрессионистские формы и качество исполнения декораций, костюмов и грима на уровне «Лабиринта фавна» натурально тонут в декадентском визуальном стиле, унаследованном словно бы от английских экспериментаторов 1980-х годов. А постоянные аллюзии к «Алисе в стране чудес» только усиливают чувство сгущающейся викторианской тьмы. Вот только для хоррора, который так серьезно декларирует свою про-женскую тональность, выглядит немного странным желание сохранить традиционно негативное отношение к образу «страшной ведьмы, которая ненавидит мужчин у себя в лесу». Впрочем, все только начинается. (Шибанов)

«Ла Йорона» («La llorona»), Хайро Бустаманте

Персонаж латиноамериканского фольклора Ла Йорона — призрак матери, оплакивающей своих детей, — давно привлекает внимание киноделов. В мейнстриме образом плакальщицы попытался заняться продюсер , который расширил вселенную «Заклятия» фильмом «Проклятие плачущей», но провалился. Зато гватемальский режиссер Хайро Бустаманте обошелся с материалом наилучшим образом. Действие начинается в 80-е годы. Гватемальский диктатор Энрике Монтеверде (собирательный образ) отдает приказ о геноциде коренных жителей страны. Выживают лишь единицы людей с майянскими корнями. Уже в наши дни Монтеверде судят и признают виновным, однако из-за технической ошибки его адвокаты оспаривают приговор, что провоцирует волну протестов. На этом фоне к экс-диктатору нанимается прислугой девушка Альма, после чего в доме начинается всякая чертовщина — по законам жанра. Первое, что подкупает в картине, — редкое использование скримеров, вся жуть нагнетается точной операторской работой и постановкой. Вместо твистов, призраков и прочей нечисти в шкафах «Ла Йороне» достаточно лишь одной скорбящей женщины, чтобы саспенс можно было потрогать руками. Бустаманте ни на мгновенье не бросает политическую сюжетную линию и строит на ней яркое высказывание, в котором чувствуется его боль за миллионы репрессированных и тысячи погибших в гражданской войне. (Кузьмин)

«Морские паразиты» («Sea Fever»), Ниса Хардиман

Крепкий самоизоляционный триллер с побережья Ирландии: студентка () подсаживается на рыболовное судно, чтобы поизучать океаническую живность, а в открытом море к судну начинает присасываться какая-то гадость, которая потихоньку разъедает борта. «Морские паразиты», во-первых, очаровывают своей изобретательной простотой (графики минимум, но она прекрасна), а во-вторых, отлично справляются с поддержанием и эскалацией напряжения, при том не размениваясь на избитые приемы и тропы. Правда, если кино, напоминающее о пандемии и нашей новой реальности, уже сидит в печенках, лучше включить что-нибудь другое из подборки (тут буквально говорят: «Нам надо сейчас же посадить себя на карантин»). (Воронков)

«Мы призываем тьму» («We Summon the Darkness»), Марк Мейерс

Трешовый ретрохоррор про конец 80-х, где вечеринка с участием трех девушек и трех парней идет не так, как задумывали обе стороны. Лента Марка Мейерса — задорная антирелигиозная сатира, которая звезд с неба не хватает и уж тем более не пугает, но вполне способна развлечь, если пойти ей навстречу. В основном шарм держится на «королеве крика» и юной актрисе из сериала «Импульс». Кроме того, однажды возникает Джонни Ноксвилл с важной миссией. (Воронков)

«После полуночи» («After Midnight»), Джереми Гарднер и Кристиан Стелла

Ироничная хоррор-версия «Аритмии» — прекрасный вариант для просмотра как вдвоем, так и в одиночестве. По сюжету от Хэнка (), бородатого охотника с грустными глазами, уходит девушка Эбби () — после десяти лет сожительства в каком-то захолустье: не слишком информативная записка, телефон не отвечает. И тогда по ночам к дому Хэнка начинает приходить зловещее существо, которому явно не терпится пробраться внутрь. «После полуночи» в чем-то перекликается с культовым инди-ужастиком «Оно» , но главные его достоинства — два феноменальных длиннющих монолога, снятых одним планом. Плюс, как и в случае с «Морскими паразитами», в очередной раз убеждаешься, что талантливым людям нужно давать на производство как можно меньше денег, — чтобы приходилось выкручиваться. (Воронков)

«Реликвия» («Relic»), Натали Эрика Джеймс

«Реликвия» Натали Эрики Джеймс безошибочно метит в тот же ряд социально-ориентированных хорроров новой волны, что и недавние «Прочь», «Солнцестояние» и «Человек-невидимка». Прикрываясь грамотно сконструированной атмосферой хоррора, постановщица смогла уйти от почти обязательной сверхъестественной тематики, использовав в качестве опоры свой личный опыт столкновения с постепенным распадом сознания близкого человека. Ее фильму о трех поколениях австралийских женщин, которые пытаются найти в себе силы быть милосердными по отношению друг к другу, удалось вдохнуть новую жизнь в традиционный жанр «дома с привидениями». Обернув его метафорой человеческого распада, Джеймс представила на суд зрителей один из самых гуманистических и искренних фильмов последних нескольких лет. (Шибанов)

«Спутник», Егор Абраменко

Кто бы мог подумать, что в хэллоуиновском списке окажется российский, да еще и хоррор, — но вот мы тут. «Спутник» , спродюсированный , в некоторой степени повторил судьбу черной комедии «Папа, сдохни»: при релизе на родине на него обратили маловато внимания, разве что кинотеатры возмутились переносу проката в стриминг, зато после внезапного успеха на Западе фильм оккупировал новостные ленты (мы хвалили вовремя). Сюжет следующий: советские космонавты спускаются на Землю, по дороге к ним подсаживается кровожадная мерзость, одного съедают, во второго () вселяются. Уже дома выжившего сажает на карантин хмурый генерал (Бондарчук), который вызывает из Москвы ученую (), чтобы та помогла разобраться с тварью. Местами банально, местами глуповато, но «Спутник» — довольно очаровательное жанровое кино, способное пару раз пощекотать нервы. Космический гость нарисован по-настоящему отвратительно (не в смысле качества). (Воронков)

«Сторожка» («The Lodge»), Вероника Франц и Северин Фиала

Артовый психологический ужастик, метящий в категорию современного метахоррора, где главенствуют Ари Астер («Реинкарнация», «Солнцестояние») и («Ведьма», «Маяк»). В слоубернере «Сторожка» писатель Ричард <>i() на Рождество привозит двоих детей (Джейден Мартелл и Лия Макхью) и свою девушку Грейс (Райли Кио) в удаленный домик, чтобы те попробовали найти общий язык, а сам на пару дней отлучается. Дети настроены враждебно, поскольку их мама покончила с собой, когда папа ушел к Грейс, а та в целом испытывает трудности с коммуникацией из-за пережитого в детстве кошмара. Все не слишком хорошо уже на этапе вводных, а когда в доме начинают твориться странные вещи, все только усугубляется. Откровения, как у Астера с Эггерсом, ждать не стоит, но пару раз, что называется, волосы стынут в жилах. <>i(Воронков)

«Цвет из иных миров» («Color Out of Space»), Ричард Стэнли

Бесконечно можно смотреть на две вещи: как землю захватывают неведомые твари из космоса и как герои Николаса Кейджа страдают из-за несоответствия своему статусу «мужчины в семье». В новом фильме классика низкобюджетного сайфая Ричарда Стэнли «Цвет из иных миров» есть много и того, и другого. После огромного успеха канадской «Мэнди» ее продюсеры решили ковать железо, пока горячо, и вот какая штука — упрощенный и облегченный «Цвет из иных миров» в результате смотрится даже как-то изящнее, чем его накачанный стероидами «старший брат». (Шибанов)

«Человек-невидимка» («The Invisible Man»), Ли Уоннелл

«Человек-невидимка» Ли Уоннелла вышел на экраны в феврале этого года, а кажется, что это фильм из прошлой жизни. Но сегодня он смотрится, пожалуй, еще более зловеще: высказывание австралийца на тему домашнего насилия прибавило в актуальности, когда люди по всему миру оказались в самоизоляции. В эти дни пересмотреть его будет полезно всем. Подробнее — здесь. (Кузьмин)