«Леон Гаррос ищет друга». Как в Москве сняли первую советско-французскую комедию 

«Леон Гаррос ищет друга». Как в Москве сняли первую советско-французскую комедию
Фото: Mos.ru
Советско-французская кинокомедия «Леон Гаррос ищет друга» — не самый известный сегодня фильм. В свое время он наделал много шума — во время его съемок актеры-парижане провели в СССР почти год. Что они там увидели и что из этого получилось — в материале mos.ru.
Paris — Moscou
20 июня 1966 года Шарль де Голль, первый президент Пятой республики, прибыл в Москву. Газеты и журналы пестрели фотографиями: важного гостя встречают в , показывают ему Ленинские горы, Кремль, везут по улице Горького (ныне — Тверская). Официальный визит продлился 10 дней, из столицы де Голль отправился в большое путешествие по всему СССР. Франция в его лице показала, что готова сотрудничать с Советским Союзом, несмотря на идеологические разногласия. Это был важный шаг в отношениях двух держав, с которого в них началось заметное потепление.
Важный, но не первый.
За семь лет до приезда де Голля, летом 1959 года, в Москву прибыла другая французская делегация, не столь официальная. Режиссер Марчелло Пальеро, сценарист Мишель Курно, тележурналист и актеры и Жан Гавен прибыли на съемки совместного советско-французского фильма «Леон Гаррос ищет друга» (во французском прокате он назывался Vingt mille lieues sur la terre, то есть «Двадцать тысяч лье по земле»).
Сценарий вместе с Мишелем Курно написали мэтр советской драматургии и сценарист . В нем хватало и задора, и оптимизма, и легкости. Итак, Леон Гаррос, известный радиокорреспондент, прибывает в Москву, чтобы записать большой репортаж для французских слушателей. Помимо рабочих целей, у него есть и личная — найти москвича Бориса Ваганова, с которым в страшные годы войны вместе бежал из фашистского концлагеря. Поиски друга затягиваются — оказывается, Борис уже пять лет как уехал из Москвы по работе, — а фильм превращается из комедии в роуд-муви. Вместе с друзьями Фернаном и Грегуаром, а также переводчиком Николаем главный герой объедет на автомобиле весь Союз до самого Крайнего Севера, и везде ему будет чем восхититься и чему порадоваться.
Достопримечательности
Лихо развернувшись, французская легковушка выезжает на Кутузовский проспект. Перед глазами вырастает громада, увенчанная шпилем. «Гостиница „Украина“», — с ударением на последние слоги слов читают наши герои. «Это не гостиница, это опера!» — восклицает один из них, едва перешагнув порог. Из-за спин изумленных гостей в дверном проеме виднеется еще один советский небоскреб — очевидно, высотка на площади Восстания (сейчас — Кудринская площадь). Здание скорее всего не настоящее, а нарисованное на белом фоне, — оно было очень нужно в кадре. Высотки, строительство которых закончилось в 1957 году, были главной архитектурной новинкой и гордостью Москвы — их обязательно надо было показать в фильме, который будут смотреть за границей.
Удивляться в этой гостинице, похожей на оперу, гости будут буквально всему: от красавицы-лифтерши, свободно говорящей по-французски, до мощного душа, который прекрасно исполнит роль шума дождя для записи лирической подводки к репортажу о прибытии в советскую столицу. На улице тоже интересно. Вот станция метро «Киевская» — тоже новая, открывшаяся для пассажиров в 1953 году, — со всеми ее мраморными сидениями на платформах и пилонами, роскошно украшенными мозаичными панно. Здесь звучит легкая музыка, а на эскалаторе запросто можно встретить известную певицу. Ее играет , известная во Франции по главной роли в фильме : в 1958 году кинокартина получила главный приз Каннского кинофестиваля.
Смотр достижений советской архитектуры продолжается. Вслед за Самойловой мы приезжаем в Хамовники. Ее героиня, певица Наташа, приходит в бассейн . Бассейн под открытым небом, построенный в 1957 году по проекту архитектора Бориса Топаза и конструктора Юрия Дыховичного, стал главной спортивной площадкой VI Всемирного фестиваля молодежи и студентов. Позже, в 1980-х, бассейн был перестроен, так что эта сцена фильма дарит отличную возможность рассмотреть первоначальную версию. С легкой руки французского режиссера «Чайка» и ее посетители выглядят совсем не по-советски. В этих юношах и девушках, облитых загаром и одетых в платья в стиле new look, купальники и плавки, сложно узнать комсомольцев — они будто вышли из комедии про юных парижан-буржуа. Ревность, откровенный флирт, пикировка — и ни слова о Ленине.
Владимир Ильич появится в разговорах чуть позже — когда Леон Гаррос отправится на Красную площадь записывать продолжение своего репортажа. Репортер застанет смену почетного караула у мавзолея, изумится чеканному шагу солдат и расскажет французским слушателям об очереди советских граждан, которые пришли к покойному Ленину:
— Эта очередь никогда не заканчивается. Скажите, Николай, — весело обратится он к переводчику, — и давно это так?
— Да, — неожиданно серьезно скажет тот, — вот уже 35 лет.
Футбол и мотороллер
В фильм вошло одно важное спортивное событие лета 1959-го: футбольный матч сборной клубов Москвы и французской команды «Реймс», закончившийся со счетом 4:1 в пользу советских спортсменов. «Не решаюсь вам перевести, как мсье Грегуар называет судью, — мягко говорит за кадром рассказчик голосом и продолжает: — Зная, что фильм будет демонстрироваться и во Франции, наши операторы из вежливости поставили камеры у ворот москвичей, чтобы не травмировать французских болельщиков четырьмя голами, забитыми в ворота „Реймса“».
На Центральный стадион имени В. И. Ленина (теперь — Большая спортивная арена) прибывает вся компания — Леон Гаррос, его товарищи и переводчик. Разочарование от проигрыша соотечественников помогает пережить приятный сюрприз — Леон Гаррос выигрывает в лотерею мотороллер. «Круг почета!» — просят его, и французский гость легко запрыгивает в седло и катит по стадиону. В изящном силуэте ярко-голубого мотороллера можно заподозрить продукцию зарубежного автопрома, однако это Т-200, советская модель, выпущенная Тульским машиностроительным заводом в 1957 году. Кстати, позже, в 1961-м, когда фильм выйдет на экраны в СССР и во Франции, завод создаст усовершенствованную модель Т-200М.
Мотороллеры «Тула» были транспортом класса люкс — если этот термин, конечно, применим к советской действительности. Модель не случайно кажется иностранной — за образец советские конструкторы взяли мотороллер Goggo 200 немецкого концерна Hans Glas GmbH, сейчас несуществующего. Его широкие колеса и высокая проходимость оказались наиболее отвечающими запросам автолюбителей СССР. Кстати, одновременно с Тульским машиностроительным за мотороллеры взялся Вятско-Полянский завод. Вышедший в одно время с Т-200 мотороллер «Вятка» был создан наподобие легендарной итальянской «Веспы».
Главный герой
Леон Зитрон, сыгравший журналиста Леона Гарроса, — непрофессиональный актер. Можно сказать, что в фильме он сыграл сам себя — и не только потому, что он тоже был журналистом. Как и его героя, мсье Зитрона связывало с Россией нечто серьезное: он здесь родился. Эту командировку в СССР он воспринял как возвращение на родину.
Первенец Леон появился в 1914 году в семье инженера-химика Родольфа-Ромэна Зитрона и его жены Кэтрин Хоукинс, живших в Петрограде. В октябре 1917 года семья была в Швеции, после революции супруги решили не возвращаться в Россию, а обосноваться во Франции. В Париже Родольф-Ромэн Зитрон переквалифицировался в портного и открыл собственное ателье «Клиника одежды», в котором можно было не только сшить новые вещи, но и починить и почистить старые.
Во время фашистской оккупации родители Леона Зитрона, входившие в Сопротивление, были угнаны в трудовой лагерь в немецком Ораниенбурге. Он сам, мобилизованный в 1940-м, попал в плен в Бельгии и бежал из него. После войны Леон Зитрон некоторое время помогал отцу в его ателье, а потом занялся журналистикой.
В 1948 году он, выпускник Парижской высшей школы журналистики, был принят на работу на радио — во многом благодаря свободному владению несколькими иностранными языками. С 1954 года он начал появляться на телевидении — сначала как ведущий новостей, позже в качестве автора собственных передач. Большую часть своей карьеры он был спортивным комментатором — Зитрон шесть раз вел прямые эфиры с гонок «Тур де Франс», восемь раз становился комментатором Олимпийских игр, комментировал скачки.
В кино он часто играл журналистов и спортивных комментаторов, так что его появление на советском стадионе для французских зрителей не было неожиданностью. Неожиданным было другое — тот факт, что его герой ни слова не говорит по-русски и постоянно попадает в неловкие ситуации в СССР. На самом деле Леон Зитрон отлично владел русским языком, и это был известный факт. «Он свободно говорит на трех языках: французском, русском и угодливом» — известное высказывание журналиста Клода Дарже, которому репортажи Зитрона казались слишком восторженными и лишенными критического взгляда.
Как это было на самом деле
«Леон Гаррос ищет друга» стал вторым совместным советско-французским фильмом после «Нормандии — Неман» и Дамира Вятича-Бережных. СССР был очень привлекательным рынком для сбыта французского кино, и Франция развернула спецоперацию. Для участия в работе над совместной комедией пригласили режиссера , придерживавшегося коммунистических взглядов. К тому же в Советском Союзе он был знаком по главной роли в драме «Рим, открытый город» , которая с большим успехом прошла в советском прокате в 1947 году.
На съемки было отведено три месяца — именно столько вневременного отпуска дали Леону Зитрону. Но три месяца неожиданно растянулись почти на год. Главная трудность заключалась в том, что советская сторона не давала французской полной творческой свободы. Сценарист и кинокритик Мишель Курно едва ли не каждый день менял диалоги по многочисленным просьбам советских коллег. Неореалист Марчелло Пальеро сердился: ему не дали снять запряженную лошадью телегу, едущую по московской улице, потому что правильнее показывать автомобили и тракторы.
Монтаж и озвучивание также длились долго, несколько раз менялось французское название фильма. В итоге во Франции картина собрала около 50 тысяч зрителей. В СССР же, напротив, она стала одним из лидеров проката 1961 года.
Французские участники съемок были не в таком восторге от затянувшейся командировки в СССР, как герои фильма, однако у этого путешествия были свои плюсы. Актер Жан Рошфор, сыгравший ловеласа Фернана, встретил на съемочной площадке девушку по имени Александра Мосава, которая стала его женой. А исполнитель главной роли по итогам работы написал книгу-репортаж «Леон Зитрон рассказывает вам об СССР», которая стала бестселлером.
Видео дня. Что стало с актерами из «Приключений Электроника»
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео