о взаимоотношениях звёзд рок-н-ролла и американских лидеров 

«Прошло почти 50 лет. Мир борется с наркотиками. С преступностью. С жестокостью и нежеланием власть имущих слышать тех, кто в самом низу, кто, собственно, их и выбирает. Давно нет Элвиса. Нет и Кэша. А всё, о чём они говорили, тревожит и ранит нас. И да — мы слушаем их пластинки. И да — градус страстей меняется, скисает, сходит как бы на нет. Всем и так всё понятно. Все и так от всего устали. От президентов ждут свершений. Но президенты заняты выборами, а выборы в Америке не заканчиваются никогда».
В Америке выборы. Президента.
В Америке всегда выборы президента.
Как только один достойнейший президент США вступает в свою должность, он немедленно начинает новую предвыборную кампанию. И она продолжается долгих четыре года, а остальные достойнейшие кандидаты (пока не ставшие президентами) все четыре года внимательно следят за избранным товарищем, подмечают его недостатки и огрехи, смело на них указывают и громко предлагают себя.
И так — все четыре года. А вернее, всегда.
Выборы в Америке — огромный пиар-проект, гигантское гастролирующее шоу. И билеты на него всегда проданы заранее и впрок, даже если их никто и не покупает.
Это вам не шоу-бизнес. Это…
Кстати! Про шоу-бизнес.
И как только получается, что звёзды роклюза из всяких там выборов удерживают лидирующие позиции в чартах и сердцах поклонников, а президенты забываются, уходят в тень? Не то чтобы совсем, так не скажешь. Но и не так, чтобы становились они иконами времени.
Как, скажем, Элвис Пресли. Или Джонни Кэш.
В XX веке, в особенности начиная с президента Рузвельта (к нему приехал целый поезд знаменитостей сцены и Голливуда), приглашение артистов на инаугурационные торжества стало делом обычным, обязательным.
Вспомните, как клевали Трампа за то, что ни одна мало-мальски значимая звезда не споёт на празднике его вступления в должность. Трамп выкрутился (предприниматель как-никак). И даже обеспечил невероятный взлёт карьеры милейшей Джеки Иванко — ей было 16, и она спела гимн США.
Но вот значимых фигур было немного.
Да и что тут скажешь — королей почти не осталось.
Трамп ведь республиканец? Это я знаю наверняка.
Давайте вспомним ещё парочку президентов-республиканцев. И посмотрим на их взаимоотношения с «первыми лицами .
К чему всё это? Хочу показать, как те, кого с древности называют лицедеями, влияли и влияют на политику и человечность в политике больше, чем сами президенты целых Соединённых Штатов.
Жизнь полна иронии, парадоксов и коварства.
Ричард Никсон. 37-й президент. Единственный из всех, кто ушёл с поста ранее окончания срока: Уотергейт. Не повезло.
В декабре 70-говис Пресли принимает решение посетить президента США. У Элвиса есть что ему сказать. У Элвиса — гражданская позиция. Король рок-н-ролла желает победить всех наркоторговцев мира, а для этого ему жизненно необходим статус и позолоченный значок спецагента ФБР по наркотикам и опасным лекарствам.
В коллекции Элвиса — кстати, большого поклонника полиции — есть и именное оружие, и знаки отличия почётного шерифа (по слухам, примерно, 28 штатов), и фото на память с целыми подразделениями полиции разных американских городов. И грамоты (их предостаточно) — Элвис активно и живыми деньгами помогает полиции. Вот так. Хотя мог бы… и не помогать. Ведь таким людям дарят памятные знаки бесплатно.
Элвис инкогнито прибывает в Вашингтон, направляется к Белому дому и, представившись охране, передаёт письмо «для господина президента» и просит об аудиенции.
Это неслыханно. Не правда ли?
Никсону докладывают о просьбе Пресли, и после короткого совещания (помощник президента Эгил Кроу — большой поклонник Элвиса) встреча назначается, мистеру Пресли предлагают прибыть на аудиенцию.
Элвис является с подарком, кольтом 45-го калибра из своей личной коллекции. Всеобщее незначительное замешательство, напитки, довольно продолжительная беседа.
Никсон очарован — Элвис желает помогать правительству, хочет быть полезным своей стране, и ещё он служил в армии (чёрт его знает, что со всем этим делать, но парень полезный и бешено знаменит).
Элвис взволнован — Никсон слушает его, кивает, соглашается, и даже во многих взглядах они вполне совпадают (но, думается мне, волнение Элвиса не от встречи с президентом).
Элвис заявляет, что «Битлз» раскачивают антиамериканские настроения.
Никсон утверждаоте.
Элвис получает значок спецагента. Никсон получает автограф для дочери.
Как всё было на самом деле, в невероятно грустных, ироничных, смешных и трогательных подробностях вы можете увидеть в фильме-притче Лизы Джонсон «Элвис и Никсон». Кевин Спейси, сыграв 37-го президента, сумел с невероятной точностью передать ощущение бездны, разсподина президента» и реальный мир за окном Белого дома, где Элвис — одна из весьма значительных фигур и странным образом рупор, иносказательный глас божий, повествующий (нынешнему) хозяину Овального кабинета: «Всё совсем не так просто».
И Майкл Шеннон в роли Элвиса. В сетях писали: «Неужели Элвис и правда был ТАКОЙ?!»
Элвис и был, и есть — ТАКОЙ.
И он умер, погубив себя лекарствами, барбитуратами, прочей дрянью. Надорвав себя неимоверным ритмом жизни.
Казалось бы, мы должны потешаться над Королём. Экая деревенщина! За собой следить не может, а в Белый дом полез — за значком! А ведь грешен! Во всём грешен!
И что же? Этот грешный Пресли забыт? Всё, что от него осталось, — медицинское посмертное заключение с неутешительными диагнозами?
Бросьте, в самом деле… Случись Элвису завтра баллотироваться в президенты, избрание произошло бы само собой.
Фэны ведь давно определили для себя «общий вектор движения»: «У Америки было много президентов и только один Король!»
А Никсон?
Этот влиятельный господин, дважды вице-президент в администрации Эйзенхауэра, полтора раза президент Соединённых Штатов (проклятый Уотергейт), что же он? У него (как и у Элвиса) хватит влияния переизбраться, будь такой шанс? За ним (как и за Элвисом) пойдут сотни миллионов (в цифре нет ошибки) почитателей?
Перестаньте. Никто за Ричардом Никсоном никуда не пойдёт.
И дело не в том, что sic transit gloria mundi.
Дело в свете — вы либо излучаете свет, либо поглощаете блага земные, нимало не заботясь о последствиях.
В июне 72-го Никсон встречается с Джонни Кэшем.
Кэш — икона кантри. Борец за права заключённых. Яростный противник пенитенциарной системы США со всеми её извращениями, пытками, насилием над несовершеннолетними и жесточайшим «антивоспитанием» заключённых.
Кэш колесит по Америке и постоянно даёт бесплатные концерты в тюрьмах. Его альбомы At Folsom Prison (68-й) и Johnny Cash At San Quentin (69-й) записаны тюремных концертах, и они бешено популярны.
Кэша одинаково считаюмеры, и приговорённые к пожизненному заключению.
Никсон слушает. Очень внимательно. Ведь он президент, вникающий во всё. Никсон переадресует Кэша в подкомитет сената США по тюремной реформе (как раньше переадресовал Элвиса в ФБР — прямо к Эдгару Гуверу).
Кэш требует справедливости для всех. Он говорит о необходимости перевоспитания, но не бесконечного ужесточения наказаний. Он рассказывает об ужасах быта заключённых в тюрьмах родного ему Арканзаса. Его напор не остановить (а Никсон уже увязает в Уотергейте).
Это тогда, в 72-м, сенатор Квентин Бёрдик, выслушав показания певца, скажет: «Мне кажется, нам нужно больше Джонни Кэшей».
И что же Кэш? Попадавший в участки за пьяные выходки, алкоголик и наркоман, сражавшийся сам с собой добрые 10 лет. Деревенщина, как и Элвис. То самое «белое отребье», ненавидимое и презираемое северянами. Он забыт?
Это просто смешно…
Случись ему выступить прямо сейчас — он обвалит все чарты, а трансляцию инаугурации (если пойдёт она с концертом Кэша в одно время) мало кто будет смотреть.
Люди любят свет. Они желают, чтобы те, кто пользуется их вниманием, излучали свет. А не тьму.
Прошло почти 50 лет.
Мир борется с наркотиками. С преступностью. С жестокостью и нежеланием власть имущих слышать тех, кто в самом низу, кто, собственно, их и выбирает.
Давно нет Элвиса.
Нет и Кэша.
А всё, о чём они говорили, тревожит и ранит нас. И да — мы слушаем их пластинки. И да — градус страстей меняется, скисает, схонет. Всем и так всё понятно. Все и так от всего устали.
От президентов ждут свершений.
Но президенты заняты выборами, а выборы в Америваются никогда.
Я обещал вам историю про двух первых республиканцев? Извольте.
Рональд Рейган.
40-й президент США — с 81-го по 89-й год.
Нет, нет. Ничего о том, с кем из богов рока он встречался. И всего несколько слов о клипе Фила Коллинза и Genesis на их же песню Land of Confusion (86-й).
Почему Фила Коллинза?
Просто потому, что, ни с кем не встречаясь (в том числе и с президентами), он всех скопом высмеял, поставив точку в разговорах о «необходимости донести своё мнение лично».
Уже и тогда, в 86-м, всё измельчало, что говорить о дне сегодняшнем.
Так вот, клип.
Знаковый, между прочим.
Отхватил «Грэмми».
Такая невообразимо приятная, начисто сносящая голову ностальгия. Старик Рони в костюме Супермена и ковбоя, обнимающий плюшевого медвежонка, ядерное противостояние, ночные кошмары с динозаврами и Иоанном Павлом II, играющим на электрогитаре. Горбачёв, Джексон, Хонеккер, Тёрнер.
Ад.
Превращённый в балаган повседневности.
То, что пытались мы представить «простой и лёгкой игрой детства».
Но правила балагана неизменны.
Американские президенты приходят и уходят. Знаковые люди остаются навсегда. И не в том дело, хороши ли лично боги рока, — кто вообще может это решить? А дело, как и было уже сказано, в свете, который они излучают.
Даже отдаляясь от нас.
Даже уходя в миры неведомые.
А что там излучают законно избранные президенты Америки, по всей видимости, известно одному лишь вселенскому разуму.
Следите за хорошей музыкой. Выборы в Америке пройдут сами по себе.
А это — из клипа Genesis:
There's too many men
Too many people
Making too many problems
And not much love to go round
Can't you see
This is a land of confusion.
Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.
Видео дня. Что стало с главными актерами сериала «Кухня»
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео