Фильмы
ТВ
Сериалы
Актеры
Тесты
Фото
Видео
Прямой эфир ТВ

о творчестве Дайаны Кролл и её рождественском альбоме

« — обладательница множества музыкальных наград и номерных альбомов. Перечислять их — занятие бесполезное. А вот заинтересовать вас её творчеством — дело вполне благородное. Я уверен, что и рождественский альбом Дайаны, и многие другие её пластинки или стали, или станут теперь навсегда и вашими тоже».

Декабрь.

Видео дня

Как бы ни хотели мы повзрослеть, нам это не удаётся. Не удастся уже никогда — мы ждём Новый год, живём в ожидании чуда.

Музыка праздника — Кросби, Синатра, Мартин, Комо сидят у нас в подкорке, непрерывно крутятся там затёртыми синглами-сорокопятками. Этому помогает радио, реклама, весь радостный информационный мир.

Однако в том и сила Нового года и Рождества — они непредсказуемы, не поддаются логике и просчёту, а значит, можно повернуться спиной к «общепризнанному» и взять с полки что-то очень своё.

Christmas Songs — студийный альбом Дайаны Кролл, записанный ей в 2005-м вместе с роскошным джазовым оркестром Джеффа Гамильтона и братьев Джонна и Джеффа Клейтонов. На виниле он был выпущен в 2016-м.

12 стандартов.

И ни одной лишней ноты.

Честное слово, будто оказался в середине прошлого века и купил пластинку в самый канун Рождества.

Разноцветные камешки монпансье в блестящей жестяной коробке, что останется на память, затерявшись среди книжных полок. Бутылка шампанского в снежной ночи. Быть может, посреди моста над замёрзшей рекой, быть может — в лесу, среди спящих серебряных елей.

Искрящийся ритм счастья.

Невозможность остаться в унынии и заботах серого зимнего дня.

И нет никакого дела, что Jingle Bells, Let It Snow, Winter Wonderland и White Christmas (как и прочее другое с этой замечательной пластинки) перепели совершенно все: Дайана делает это по-своему, точно так, как и мы поём про себя рождественскую песенку, и кажется нам (да так оно и есть), что никому в мире лучше не спеть.

Ритмика и одновременная потеря курса и берегов в джазовых импровизациях. Рояль, точно перенесённый прямо к нам, вот же он — протяните руку! Голос... Она нащупывает каждый раз нужную ноту, немного волнуясь, немного «читая с листа», чуть подыгрывая нам, подбадривая: «Давай и ты! Давай вместе! Смелее!»

Одно из высших проявлений певческого и музыкального искусства — встать на один уровень со своим слушателем, притом не упрощая, не обесценивая звук и экспрессию.

Поставьте альбом. Через пару-тройку минут вы запоёте и начнёте наряжать ёлку. А что ещё нам нужно для вселенской радости бытия?

Всё это далось ей неспроста. Трудом и упорством. И конечно, удачей.

Да, родители — пианисты, бабушка — певица, первая победа на джазовом фестивале, музыкальный колледж Беркли в Бостоне. Но и постоянное следование раз и навсегда выбранному пути, стилю.

Бесчисленные выступления в клубах и барах, и фортепьяно — с ним она не расстаётся никогда. Возможно, благодаря редкому сочетанию её живой, пронизанной импровизацией игры и её голоса, немного туманного, «взрослого», с чуть заметной шероховатостью и хрипотцой, она и была замечена великим Рэем Брауном и Джеффом Хэмилтоном.

Они уговорят её переехать из Канады в Америку, в Лос-Анджелес, где она оттачивает до совершенства вокал, способность сочетать в моменте голосовые и фортепьянные импровизации — её узнаваемый концертный стиль.

Мало кому так везёт с наставниками. Полагаю, именно Рэй Браун, тот самый великий контрабасист американского джаза, муж , фигура первой величины в мире музыки, и сумел разглядеть в упрямой канадской девочке будущую джазовую диву. Это ему она обязана своим неистовым свингом и бибопом, своим очень современным звучанием «прямо из 1950-х».

Рэй хорошо понимал, что такое «ремесленный подход» в музыке. Он хотел играть на тромбоне, но на это у семьи не было денег, и его первым инструментом стало уже имеющееся в доме фортепьяно, а потом — контрабас, потому что он был в школе и его позволяли уносить на выходные домой.

Брауна подкупила настойчивость Кролл, её желание расти только в одном направлении — в джазе. На фоне всей современной музыки 1990-х это выглядело подвигом, а Браун, которого вполне заслуженно называли ещё при жизни «Бахом среди басистов», превыше всего ценил в музыке упорство, педантизм и преданность стилю.

Как нельзя лучше характеризует Рэя Брауна в своей книге «Джазовые портреты» : «В игре Рэя Брауна нет лишних хитростей. Он играет просто, по-деловому. Демонстрируя мастерские соло, вызывающие возгласы восхищения, Рэй Браун никогда не выставляет целиком весь арсенал коронных «штучек». Своей невозмутимостью он напоминает искусного собеседника, временами вставляющего в светскую беседу острое словцо. Рэй Браун чётко знает, что главная цель контрабасиста — задавать ритм, указывая тем самым другим исполнителям на их место в музыкальном процессе. Все остальные «штучки» — всего лишь «скромный десерт», подавать который ему доставляет большое удовольствие. Слушая Рэя Брауна, чувствуешь, как рождается джаз, и к горлу подкатывает комок. В этом и заключается величие музыканта».

Вот это всё «величие музыканта» Рэй Браун и передал по наследству Дайане Кролл — возможно, лучшей из лучших в сегодняшнем джазе.

Поверьте, это звучит абсолютно заслуженно — девушка за роялем в совершенстве овладела техникой подачи «скромных десертов», от которых мы уже не можем, да и не хотим отказаться.

All for You (A Dedication to the Nat King Cole Trio) — альбом, выпущенный Дайаной в марте 1996-го и целиком посвящённый великому Нэту Кингу Коулу и его трио, безусловно являвшемуся предвозвестником классического джазового трио Оскара Питерсона.

13 невероятно сдержанных, точных и цельных композиций. Впервые услышав эту пластинку, я первым делом кинулся искать в своей коллекции диски Коула. И всю следующую неделю в голове моей шла перекличка, невидимый и невозможный концерт канадской девочки, однажды полюбившей джаз, и героя 1950-х, обладателя «несравненного бархатного баритона», который многие ставят в один ряд с голосом Пресли. И тут мне нечего возразить.

Live in Paris, записанный в парижской «Олимпии», венец концертного турне 2001 года, мастерство и чистота концертного исполнения. Максимальный шторм в затхлом электронном оазисе современности. «Грэмми» за лучший джазовый альбом. Сырой, пропитанный ветрами и страстью свинг. Тихий. Почти неуловимый. Баллады и ритм. И голос. Живой голос Дайаны Кролл посреди пустоты и бессмысленности мёртвого и механического бита.

Tony Bennett and Diana Krall — Love Is Here to Stay 2018-го. Беннетту сейчас 94, он здравствует и наверняка доволен пластинкой. Что там? Музыка. Джаз. Вино и свечи. Вкусная еда и морская прогулка. Сводящий скулы тропический фреш. Шарик ванильного мороженого на яблочном пироге и капли горького, терпкого варенья из красного апельсина. Жизнь.

Дайaна принимала участие в записи последнего альбома Рэя Чарльза Genius Loves Company, спев дуэтом с весёлым человеком в чёрных очках полную внутреннего трагизма You Don't Know Me. Помните? Как пел её Элвис?

Это похоже на эстафету.

На прямую передачу импульса чего-то неуловимого и притом совершенно осязаемого, материального.

Дайана Кролл — обладательница множества музыкальных наград и номерных альбомов. Перечислять их — занятие бесполезное. А вот заинтересовать вас её творчеством — дело вполне благородное. Я уверен, что и рождественский альбом Дайаны, и многие другие её пластинки или стали, или станут теперь навсегда и вашими тоже.

Скажем, один из самых любимых мной — Quiet Nights 2009 года. Босанова с неизменной и обязательной The Boy/Girl from Ipanema Антонио Жобима.

Почти шёпот, голос волн, запах моря и остывающих от зноя сосен, ночной поцелуй на прощанье, рассвет и воспоминание о прошедшем.

Похоже, скоро я запилю его окончательно.

Новый год.

Что-то постоянно крутится на вертушке, и посреди колокольчиков приближающегося Рождества, посреди падающего за окном снега всегда есть она, её голос, такой знакомый, уютный, завораживающий. Кажется, она была всегда. Во времена Эллы Фитцджеральд и Бенни Гудмана. Кто знает... Обыденность, пусть и самая радостная, временами бывает обманчива, и мы принимаем истинное золото за блёстки на наших пальцах, песчинки солнечного света, что отдают нам ёлочные добрые игрушки. Песчинки света на наших пальцах...

Декабрь.

Время чудес и торжеств в наших сердцах.

Так о чём эта песня, что пела Кролл вместе с Чарльзом?

You give your hand to me and then you say hello

And I can hardly speak, my heart is beating so

And anyone could tell,

You think you know me well,

But you don't know me...

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.