Какие мы, такие и герои. В списке «родных» для россиян персонажей не нашлось места ученым и интеллигентам 

Какие мы, такие и герои. В списке «родных» для россиян персонажей не нашлось места ученым и интеллигентам
Фото: Вечерняя Москва
В рамках опроса, проведенного телеканалом «Русский бестселлер», зрители назвали «самых родных» киногероев из 50 предложенных. Лидером стал из «Брата» и «Брата 2» (персонаж ). Серебро у Шурика из комедий , бронза у Семена Горбункова из «Бриллиантовой руки» в исполнении . В топ вошел и учитель физкультуры (сериал «Физрук»), сыгранный Дмитрием Нагиевым.
Наверное, сейчас, услышь родители, что их сын хочет походить на Павку Корчагина или на кого-то из героев-пионеров, они подумали бы, что ребенок нездоров. Но современное поколение их имен не слышало. Тосковать по этому поводу бессмысленно: у каждого времени свои герои. Однако выбор «родного» типажа — история показательная. А приведенная «Русским бестселлером» выборка не может не удивить, согласитесь. О причинах подобного выбора россиянами мы решили поговорить с экспертами «Вечерней Москвы», психологами и Ольгой Детских.
Не мы такие, жизнь такая
— Павка Корчагин далек от современного мира настолько, насколько только можно себе представить. А чтобы человек стал идеалом, да еще и «идеалом массового спроса», нужно, чтобы он максимально совпадал с идеями, взглядами и волей тех, кто этого героя ждет. Героем не может стать противоположность, им становится только тот, кто близок человеку душевно, ментально, но при этом он априорно лучше нас, — рассуждает Владимир Ковалев. — Пафос Гражданской войны и революции был расплавлен в крови Островского и его героя. Сейчас он может вызывать уважение, но не может восприниматься органично и естественно — мы слишком оторваны от того времени, да и жизненный принцип «не напрягаться» исповедуется чаще, чем прежде. Далеки от нас и герои-пионеры — удивительные дети, восхищаться мужеством которых не устаешь. Но сегодня их имена мало кто назовет. Отчасти это нормально: каждое время пестует своих героев, мы не могли остаться с неизменным Павкой. Только на смену ему должен был прийти современный аналог. Но если советская агитационная машина прекрасно понимала, что идеологию нужно поддерживать в том числе и искусством, в данном случае литературой и фильмами, то России постперестроечной было явно не до этого. Однако людям был нужен национальный герой, и он явился миру.
В годы индустриализации героями становились рабочие и инженеры, занятые передовыми разработками, другие эпохи подпирали своими плечами шахтеры, труженики полей, животноводы, вспоминает Ковалев. Их сменили ученые-физики, врачи, учителя. А герои-военные? Не только те, что штурмом брали города, а просто надежные, крепкие мужики, за спинами которых не страшно.
— Вспомните картину с  и . Совершает ли главный герой какие-то подвиги? Нет. Но всем понятно: вот такие ребята служат на границе. Таких и надо любить!
Советское время героев поставляло исправно. Некоторые из них становились настоящими долгожителями — например, тот же Штирлиц. Но новой стране нужен был новый герой. А постперестроечный кинематограф пребывал в оцепенении, не понимая, что происходит.
— Начались поиски не то что героя, а новых реалий. «Плюмбум, или Опасная игра», , «Шут» — все эти картины довольно точно рисовали психологические портреты людей нашего (того!) времени, но не искали национального героя. Не мог им стать и блистательно сыгранный Валерием Гаркалиным «катала» из одноименного фильма: в картине был очень точно пойман типаж героя, но он проигрывал в своей страшной игре, а герои проигрывать не могут. Явленный миру гением Данила Багров абсолютно точно соответствовал потребностям россиян того времени: был немногословен, но решителен, поясняет психолог, а главное — у него было свое чувство чести, свои представления о справедливости, он полон противоречий, как и его эпоха, и балансировал между криминальным миром и почти детской мечтой о счастье и хорошей жизни.
Спустя какое-то время его не оттеснил, но подвинул на пьедестале Саша Белый из «Бригады», а в дальнейшем — бравые ребята из «Улиц разбитых фонарей», пришедшиеся россиянам по душе, но все же не ставшие «культами».
— Скажу еще одну вещь, с которой многие будут спорить. Для многих за давностью лет подробности фильма и его продолжения несколько подстерлись. Осталось лишь ощущение, что там все «как по правде». Как там, собственно, все и снято. А если вы пересматриваете картину сегодня, не реанимируя в себе сознательно психологической атмосферы 90-х, то за обаянием этого персонажа как-то скрывается та легкость, с которой он нажимает на курок, — утверждает Ковалев. — Спросите у любого: ваш кумир, родная для вас душа — киллер, убийца? Вам скажут — нет, конечно. А как же Даня Багров? А что Даня? — переспросят в ответ. Даня… У него обстоятельства. Он добра хотел. Правды. Чтобы по справедливости было! То есть он хотел того же, чего хотим и все мы. Герой! А детали — это детали и есть.
Кстати, что еще важно насчет «Брата», отмечает психолог: низкий бюджет фильма оказался Балабанову на руку. Картина кажется снятой в соседнем дворе или на соседней улице, что добавляет ей домашности, узнаваемости. Это почти про нас. Мы ведь такие же!
Иных уж нет…
— Анализируя приведенный список «родных» персонажей, я хотела бы обратить внимание на полное отсутствие в нем героев сложных, думающих и страдающих, находящихся в неких обстоятельствах психологической ломки, творческих терзаний, — замечает Ольга Детских. — Хотя, конечно, Штирлица недумающим не назовешь. Как и Шурика. Кстати, если честно, этот герой выбран «родным», однако в этом есть неискренность: в реальной жизни именно вот таким Шурикам не раз доставалось от более брутальных одногодок. Семен Горбунков — человек хороший, но бесконечно глубоким его тоже вряд ли назовешь. Посмотрите сами: в топ-10 нет ни одного интеллигента, снедаемого сомнениями, нет также какого-нибудь профессора Преображенского — мудрого, с тонким юмором, в высшей степени образованного. Конечно, всем нравится Гоша — он же Гога, он же… Но где же другие герои, сыгранные тем же ?
Вопрос Ольги Анатольевны обращен в никуда. Нигде. Поразительно, но ни типических героев , , или Александра Абдулова — разных, но размышляющих о месте человека в системе ценностных координат, — в списках предпочтений россиян давно нет.
— У нас происходит медленная, но верная маргинализация общества, — уверена Ольга Детских. — На наших глазах появляются новые социальные группы, а численность прежних групп, соответственно, меняется. Мы переживаем время перемен, в процессе которых происходит еще более глубокое разделение общества по принципам не только материальным, но и по уровню образования и интеллектуальности. Все это приводит к размыванию духовных ценностей и их многочисленным подменам. Поскольку в новую группу ее новый член привносит нечто свое — в плане ценностей тоже.
Культ силы и вседозволенности вывел в герои Сашу Белого из «Бригады», а детям принес свинку Пеппу, добивающуюся своего с помощью истерик, добавляет психолог.
— Но мы настолько отвыкли «глубоко копать», что и среди педагогов встречались те, кто не видел в этом создании греха. Хотя и пожинали последствия воспитания Пеппой в числе первых.
В отрыве от земли
— Современному поколению не объяснишь не только суть образа Павки Корчагина, — объясняет Владимир Ковалев. — Возьмем упомянутый пласт исчезнувших героев. Вспомним также терзания Виктора Зилова из «Утиной охоты», а может, и барона Мюнхгаузена. Медведя, готового принять смерть ради любви в «Обыкновенном чуде». Скажите, как вы сможете объяснить двадцатилетнему тонкости этих психологических образов? И то, зачем они нужны…
Падение уровня образования и культуры, сокращение внутренней глубины, курс на упрощение — вот они, наши беды, уверен Ковалев.
— Среди молодых ребят есть талантливые, яркие, есть личности. Но толщина этой думающей прослойки истончается, — полагает Владимир Александрович. — Бесполезно объяснять блогеру, выгнавшему подругу замерзать на балкон, что-то про философские размышления князя Болконского. Тщетны и разговоры про искания и неоднозначность образа Зилова с тем, кто видит «родного» киногероя в Багрове.
Ольга Детских подмечает и еще одну деталь.
— Людям хочется сказки. Уже всплывал в качестве героя Илья Муромец, причем как герой мультфильма, а не фольклора. А по недавнему опросу самой популярной мамой среди литературных, но и киношных героев, стала Лили Поттер, мама Гарри из романов-сказок . По опросу Литрес, второе место досталось маме Дяди Федора из произведений Эдуарда Успенского. Третье место у еще одной героини «Поттера» — Молли Уизли.
Мама Гарри лидирует и среди киногероинь! Но почему она? Нечему удивляться. Когда в нашем кинематографе последний раз была показана Мама? С ее бесконечной любовью, самоотречением, нежностью? В , снятом в 1980 году? Или в фильме 1999 года, рассказывающем про угон самолета семьей Овечкиных?
…Тем не менее за проблемы молодого поколения всегда несут ответственность взрослые.
— Мы сами становимся более плоскими — меньше читаем, не готовы «напрягать мозги», споря с героями книг или фильмов, предпочитаем развлекательное кино фильмам глубоким, — констатирует Владимир Ковалев. — Если «родной душой» становится герой «Физрука», у нас проблем больше, чем мы предполагали.
МНЕНИЕ
Наш народ не обманешь!
, писатель, драматург:
— Десятка «самых родных киногероев» меня не огорчила, наоборот. 30 лет реальность, информресурсы, литература с искусством убеждали нас, что честность, трудолюбие, самопожертвование, бескорыстие, скромность — все это пережитки «совка», а ценятся теперь совсем иные качества. И что? Судите сами! Горбунков (Ю. Никулин) и Доцент (Е. Леонов) — простые люди, которые, рискуя жизнью, помогают поймать преступников, вернуть ценности государству. Штирлиц () — бесстрашный разведчик в логове врага. «Маэстро» (Л. Быков) — летчикас, да еще и яркий музыкант. Гоша (А. Баталов) — настоящий мужик, рабочий высокой квалификации. Шурик (А. Демьяненко) — застенчивый, но находчивый студент, помогающий попавшим в беду. Итак: 6 из 10 — абсолютно положительные герои. А вы говорите об упадке нравственного императива.
Дальше сложнее. Данила Багров (С. Бодров) — воин-интернационалист, супермен, борющийся за справедливость жесткими методами, наш постсоветский Робин Гуд. А что мочит всех направо и налево, так это ради справедливости! И время было такое — «лихие девяностые». «Бригада» с Сашей Белым (С. Безруков) — лишь ухудшенная вариация на тему «Брата».
Почему выбрали «Физрука», я не очень понимаю. Киноактер из Нагиева тот еще. Скорее всего, прежде всего сработала тема, близкая нашему сердцу: правонарушитель встает на путь исправления. Трус, Балбес и Бывалый (Никулин, Вицин, Моргунов)? Объяснение уходит вглубь нашей смеховой традиции. Это как бы три богатыря наоборот. Карнавальная стихия. Русские люди любят посмеяться над собой, не то что упертые американцы… Так что «великолепная десятка» вселила в меня оптимизм. Могло быть хуже. Во всяком случае, ни один персонаж поклепных лент Звягинцева в список не попал. Народ не обманешь! А вот про «Ворошиловского стрелка», в создании которого я принимал посильное участие, почему-то забыли…
ТОП-10 «Самые родные» киногерои россиян:
■ Данила Багров («Брат», )
■ Шурик («Операция «Ы» и другие приключения Шурика», , )
■ Семен Горбунков ()
■ Гоша ()
■ Саша Белый («Бригада»)
■ Штирлиц («17 мгновений весны»)
■ Маэстро («В бой идут одни старики»)
■ Трус, Балбес, Бывалый (знаменитая троица в исполнении , Юрия Никулина и Моргунова из фильмов «Операция „Ы“ и другие приключения Шурика», «Самогонщики» и др.)
■ Фома («Физрук»)
■ Доцент ()
КСТАТИ
Культовый фильм «Брат» вышел на экраны России в 1997 году. Картина была снята за 31 день, а ее бюджет составил всего 10 000 долларов. Свитер крупной вязки, который носит главный герой, был куплен за 35 рублей в секонд-хенде.
Читайте также: 2020-й — худший год в истории человечества
Видео дня. Как сейчас живут самые яркие звезды КВН
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео