Войти в почту

Ольга Миримская и Алексей Голубович пошли ва-банк

<p><b>Факт и его трактовки</b> </p><p>Таким образом восстановлен статус-кво, отменённый решением суда нижестоящей инстанции, который признал кредитный договор недействительным. Это решение означает возобновление полномасштаб между совладельцами ба супругамиимской</b> и <b>Алексеем Голубовичем</b>. Последний считается бенефициаром кипрской <b>Netcore Solutions</b>, которая более десяти лет назад выдала московскому БКФ $11,15 млн. в виде субординированного кредита. Но в сентябре 2019 года, за месяц до наступления даты погашения ссуды, от имени акционеров БКФ в Арбитражный суд Москвы был подан иск о признании договора недействительным. Иск подавали люди и компании <b>Ольги Миримской</b>, которые контролируют банк. <b>Алексею Голубовичу</b> принадлежит 9,6% капитала БКФ.</p><p>Податели иска требовали признать кредит недействительным на основании того, что он стал результатом «сделки с заинтересованностью». Им даже удалось убедить в этом первую судебную инстанцию. Но на втором этапе номер не прошел. Решение о том, что сделка была реальной, а кредит надо возвращать, вступило в законную силу. На практике это решение, скорее всего, приведет не к выплате долга, а к эскалации конфликта, готовность к которой экс-партнеры демонстрировали и раньше. Конечным итогом этой эскалации может стать ликвидация банка БКФ, оказавшегося заложником военных действий.</p><p>Ирония состоит в том, что в случае отзыва лицензии у БКФ возврат кредита <a href="https://www.kommersant.ru/doc/4603167" rel="nofollow">может быть оспорен</a> уже на основании закона о банкротстве, в результате чего может возникнуть дело о субсидиарной ответственности для тех, кто нес ответственность за принятие стратегических решений. Таким образом, в полном соответствии с логикой военных действий при любом сценарии пострадают оба участника конфликта.</p><p><b>От мыльной оперы к криминальному сериалу</b></p><p>Изначально история семейного конфликта Голубовича-Миримской укладывалась в более простую канву мыльной оперы по типу «Санта-Барбары», тем более, что в офшорной сетке фирм, созданных сотрудницей Миримской <b>Еленой Феськив</b>, даже <a href="https://versia.ru/kakuyu-igru-zateyal-bkf-bank-olgi-mirimskoj-i-alekseya-golubovicha" rel="nofollow">фигурировала</a> организация под названием <b>Santa Barbara Foundation</b>.</p><p>Но сейчас в Telegram-каналах все чаще <a href="https://t.me/vchkogpu/13441" rel="nofollow">звучит сравнение</a> с <b>сериалом Ozark</b>, рассказывающим о неблагополучной семье, занимающейся отмыванием денег, лавируя между интересами политиков, силовиков, регуляторов и самых разных криминальных структур.</p><p>Судя по попавшей в Сеть прослушке сой Ольги Миримской, сравнение с этим сериалом не просто метафора. Хозяйка БКФ <a href="https://t.me/vchkogpu/13440" rel="nofollow">выглядит</a> там как настоящая хозяйка жизни, способная влиять на решения, принимаемые в недрах ЦБ о проверках БКФ. И, судя по тому, что банк БКФ вполне успешно пережил все слухи о своей скорой кончине, ей это пока удавалось. Удалось <a href="https://versia.ru/kakuyu-igru-zateyal-bkf-bank-olgi-mirimskoj-i-alekseya-golubovicha" rel="nofollow">отбиться&lы, которая поступила в ЦБ от Netcore Solutions, <a href="https://finance.rambler.ru/other/41778370-sud-otklonil-isk-banka-korporativnogo-finansirovaniya-k-kommersantu/" rel="nofollow">подать иск</a> в суд о защите деловой репутации к газете «Коммерсант» и даже отправить за решетку сотрудника банковского надзора ГУ ЦБ <b>Алексея Юргелевича</b> и его отца - <b>Игоря Юргелевича</b>, которые, по версии следствия, <a href="https://www.kommersant.ru/doc/3612797" rel="nofollow">требовали</a> у руководства БКФ €125 тыс. за положительное заключение о состоянии дел. В общем, ряд БКФ настолько плотный, что его с лихвой может хватить на десяток сериальных сезонов.</p><p>Никто не отменял развитие и «старых» сюжетов, связанных с обсми обретения Ольгой Миримской дочки, в результате чего председатель совета директоров платежной системы «Золотая корона» <b>Николай Смирнов</b> был обвинен в покупке ребенка. Теперь Смирнов руководит компаний из-за границы и опасается возвращаться на родину, обвиняя в своих злоключениях следователя <b>Юрия Носоваегоению, и <a href="https://www.kommersant.ru/doc/4605299" rel="nofollow">предъявил</a> ему обвинение в покупке ребенка за взятку в 10 млн. рублей.</p><ого банка БКФ также немало своих скелетов, которые находятся на грани выпадения из старых шкафов. Недавно шведская газета Dagens Industri поведала о том, что Министерство юстиции США и ФБР <a href="https://www.golosameriki.com/a/europe-moneylaundering-us-investigation/5700502.html" rel="nofollow">ведут расследование</a> в отношении банков SEB, Swedbank и Danske Bank в связи с возможными нарушениями американского законодательства в сфере борьбы с отмыванием денег.</p><p>БКФ, как это ни странно звучит, имеет отношение к данной истории. Он возник на базе банка с названием ФАБА, который принадлежал эстонскому Сберегательному банку, <a href="https://versia.ru/kak-bkf-bank-olgi-mirimskoj-svyazan-s-ostatkami-imperii-mixaila-xodorkovskogo" rel="nofollow">поглощенному</a> впоследствии шведской Swedbank Group. Обладание банком и бизнесом делает Ольгу Миримскую хорошей заложницей, которая не будет рассказывать кому попало о том, какие транзакции и зачем проводил БКФ. Но ликвидация кредитного учреждения может стать точкой невозврата для его владелицы и руководительницы. А этого, видимо, многие просто никогда не допустят.</p>